Открыть главное меню
Про усадьбу Р. И. Воронцова см. Усадьба Воронцовых на Петергофской дороге

Воронцова дача, или Новознаменка — усадьба канцлера М. И. Воронцова на Петергофской дороге под Санкт-Петербургом (современный адрес — улица Чекистов, 13). Один из немногих сохранившихся, хотя и с последующими переделками, примеров загородной усадьбы елизаветинского барокко (с новыми для России элементами классицизма). Усадебный парк с прудом тянется вдоль Петергофского шоссе; другие пруды усадьбы, сформированные на основе русла реки Сосновки, расположены вдоль современной улицы Пионерстроя и доходят до лесопарка Сосновая Поляна.

Усадьба
Воронцова дача
Новознаменка
Vorontsov manor in SPB.jpg
59°50′44″ с. ш. 30°07′54″ в. д.HGЯO
Страна  Россия
Город Санкт-Петербург, улица Чекистов, д. 13
Архитектурный стиль Елизаветинское барокко
Автор проекта Дж. Трезини
Строитель А. Ринальди
Основатель М. И. Воронцов
Первое упоминание 1751 год
Строительство 17551757 годы
Статус Объект культурного наследия народов РФ федерального значения Объект культурного наследия народов РФ федерального значения. Рег. № 781620553980006 (ЕГРОКН). Объект № 7810257000 (БД Викигида)
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

Мыза ВоронцовыхПравить

В петровское время земли по обеим сторонам речки Сосновки (фин. Миткази) принадлежали братьям Апраксиным. Граф Михаил Воронцов и его жена Анна, двоюродная сестра императрицы Елизаветы Петровны, приобрели владения у Ф. А. Апраксина в начале 1750-х. «Я сверх силы моей, не столько для собственной амбиции, как для будущей памяти, начал строение каменного двора», — докладывал Воронцов императрице в 1751 году[1]. Проект поручили разработать Дж. Трезини, который и провёл все подготовительные работы. Невдалеке, также на Петергофской дороге, обустроил свою усадьбу брат Михаила Воронцова — Роман (сохранился в перестроенном виде только флигель).

Трезини и Воронцов разорвали отношения в начале 1755 года, когда Воронцов сетовал в письме к К. Г. Разумовскому: «Трезина я не нахожу за довольно способного для произведения хороших строений». В июне того же года он сообщает о передаче работ другому зодчему: «Ринальди плана ещё не окончил, а обещал оной вскоре изготовить». Помимо усадебного дома с бельведером, в состав усадьбы канцлера входили «людские флигеля», корпуса конюшен и кухни, регулярный парк с оранжереями и тремя прудами, а также архитектурный каприз — грот[2]. Непосредственно строительные работы курировали архитектор Бартолиати (зять Растрелли) и декоратор Венерони.

В 1757 году, по окончании отделочных работ «в приморском доме моём строении», Анна Воронцова отослала мастеров в Глухов к гетману Разумовскому, а два года спустя на Воронцовскую мызу наведалась сама императрица Елизавета Петровна: согласно записи фурьерского журнала, «соизволили кушать обеденное кушанье и обратно выехать в Петергоф».

Строительство резиденций разорило Воронцова, который на склоне жизни вынужден был начать их распродажу. В номере «С.-Петербургских ведомостей» от 2 мая 1766 г. появилось объявление следующего содержания:

 
Воронцова дача в 2010 году
 По Петергофской дороге на 18 версте продаётся двойная дача его сиятельства канцлера графа М. И. Воронцова с лесом и сенными покосами. Дом каменный о трёх этажах, покрыт железом, с домовыми уборами; разные дворовые каменные и деревянные службы, притом грот, террасы, оранжереи, решётки и столбы каменные, до 300 саженей длины прудов, три сада, два партера. Также шесть семей карельских крестьян, в которых мужеского пола 16, женского 18 душ. 

БельвюПравить

Уже после смерти экс-канцлера его братья нашли покупателя на приморскую мызу. Им оказался отец екатерининского фаворита Платона Зубова, Александр Николаевич. При Павле I имение купил его фаворит А. Б. Куракин, присоединивший к нему соседнюю дачу фельдмаршала И. П. Салтыкова. Следующий владелец, банкир Иосиф Велио, умер вскоре после оформления покупки; в 1803 г. его вдова за 63 тыс. руб. продала виллу хлебосольному царедворцу Александру Нарышкину.

В начале правления Александра I чета Нарышкиных вела роскошный, открытый образ жизни, на их балах и приемах бывало все высшее столичное общество. Они заметно расширили границы усадьбы, выкупив несколько соседних участков и переименовав своё владение в Бельвю (что значит «прекрасный вид»). Благодаря Нарышкину полузаброшенный дом «наполняется мебелью и другими изумительными по роскоши убранствами»[3].

В июле 1806 года на даче Нарышкиных при большом стечении народа была впервые дана комедия И. А. Крылова «Модная лавка». Как вспоминала Варвара Головина, «у Нарышкина собиралось самое пёстрое общество… это был настоящий балаган»[4]. В книге воспоминаний «Десять лет изгнания» мадам де Сталь не преминула описать концерты роговой музыки на даче Нарышкина, которая произвела на неё впечатление своим «азиатским размахом»[5]:

 Загородная резиденция его столь же приятна, как вообще может быть приятна природа, обработанная рукой человека: это некий оазис посреди бесплодных и болотистых земель. Поднявшись на верх террасы, видишь Финский залив и различаешь вдали очертания дворца, который Пётр I велел построить на его берегах. Однако расстояние между морем и дворцом остаётся почти невозделанным, и только лишь парк господина Нарышкина радует взор. Обедали мы в молдавских покоях, то бишь в зале, оформленной по вкусу этого народа — так, чтобы обезопасить себя от солнечного зноя, — предосторожность, в России весьма бесполезная. 

Дача МятлевыхПравить

 
Готический домик

После смерти Нарышкина в 1829 году часть имения с Воронцовой дачей по просьбе жены приобрёл зять и наследник И. П. Салтыкова — сенатор П. В. Мятлев. В память о своей прежней Знаменской мызе он переименовал Бельвю в Новознаменку и перевёз туда солидную библиотеку (порядка 18 тысяч томов). Мятлев умер в 1833 году, успев закончить постройку «готического дома», чей облик отражает вкусы эпохи романтизма. После смерти отца Новознаменкой владел поэт Иван Петрович Мятлев. П. И. Чайковский на даче Мятлевых закончил свою первую симфонию «Зимние грезы» (1866)[2].

В 1870-е гг. Владислав Мятлев распорядился перенести библиотеку деда в Готический дом, а для размещения его собрания портретной живописи пристроить к зданию с востока и запада трёхэтажные застеклённые веранды, которые «так испортили вид старого Воронцовского дома — они как бы приземлили, расплющили это здание»[6].

Конец XIX — начало XX вековПравить

В 1888 году Попечительство императрицы Марии о слепых за 300 тыс. руб. приобрело усадьбу с целью превращения в богоугодное заведение. Уже через 4 года территория была передана столичным властям, которые задумали разместить в Новознаменке городскую больницу для душевнобольных. Именно здесь провёл последние годы жизни и умер писатель Глеб Успенский. С ростом числа пациентов на территории возводились различные вспомогательные постройки; в 1898 г. была освящена больничная церковь. В. А. Щуко в 1911 г. увидел в здании лечебницы «ясные следы былого величия: это и двухсветный зал с оригинальными печами и этажерками, стильные комнаты, потолочные и стенные орнаменты и живопись, мраморные камины, колонны, множество окон, зеркал и пр.»[7]

После революцииПравить

После Октябрьской революции площади больницы были отданы под исправительно-трудовую колонию, в церкви разместился клуб. Накануне войны «драгоценный памятник старины XVIII века»[8], в котором жили работники молочно-огородного совхоза «Пролетарский труд» при Кировском заводе, уже требовал капитальной реставрации. Порядком обветшавшие интерьеры середины XVIII века окончательно погибли во время пожара в 1941 году.

После разрушений военного времени господский дом стоял в развалинах до конца 1950-х годов, когда его внешний вид был восстановлен по проекту М. М. Плотникова. На восстановление интерьеров средств отпущено не было. Произведение Трезини и Ринальди было передано в распоряжение НИИ «Союзавтоматстром». Готический домик сенатора Мятлева оказался бесхозным и потерялся на фоне выстроенной в нескольких шагах от него заводской коробки.

Конец ХХ — начало XXI вековПравить

В постсоветское время господский дом занимали кафедры Петербургского технологического института и международная школа-пансионат при университете им. Герцена. В 2009 году после долгих споров усадьба Новознаменка перешла из федеральной собственности в городскую как один из исторических памятников, предназначенных для передачи в частные руки. Готический дом, окончательно заброшенный, в 2009 году, пострадал от пожара[9].

ПримечанияПравить

  1. Архив князя Воронцова в 40 кн. Книга 2. Москва, 1871. Стр. 619.
  2. 1 2 Энциклопедия Санкт-Петербурга. Дата обращения 9 марта 2013.
  3. Г. К. Старицына. Дача Воронцовых на Петергофской дороге. // Воронцовы — два века в истории России. СПб, 2000. стр. 9-16.
  4. История жизни благородной женщины. — М.: Новое литературное обозрение, 1996.-С.139.
  5. Dix années d'exil /: Fragmens d'un ouvrage inédit, composé dans les années ... - Anne Louise Germaine Necker De Staël-Holstein (baronne) - Google Books. Дата обращения 12 марта 2013.
  6. https://web.archive.org/web/20130624073653/http://www.institute-spb.standardsite.ru/userdata/files/12-06_Nikolaeva.pdf
  7. В. А. Щуко. Редкое богатство больницы. // Старые годы. 1911, № 9.
  8. Выражение из статьи В. А. Щуко.
  9. На юге Петербурга обгорел памятник архитектуры - Готический дом. Дата обращения 9 марта 2013. Архивировано 7 апреля 2013 года.

СсылкиПравить