Открыть главное меню

Воронцов, Владимир Глебович

Владимир Глебович Воронцов (Москва, 1944 — Москва, около 1995) — советский революционер, рабочий-сварщик и антикоммунистический террорист. 11 января 1991 года совершил в Калуге два политических убийства: застрелил редактора газеты «Знамя» — печатного органа обкома КПСС и председателя профкома строительного треста, а также ранил фотокорреспондента газеты. Приговорён к смертной казни и расстрелян в Российской Федерации уже после распада СССР.

Владимир Воронцов
Имя при рождении Владимир Глебович Воронцов
Дата рождения 1944(1944)
Место рождения Москва
Гражданство  СССР  Россия
Дата смерти около 1995
Место смерти Москва
Причина смерти расстрел
Убийства
Количество жертв 2
Количество выживших 1
Период убийств 11 января 1991
Основной регион убийств Калуга
Способ убийств расстрел
Оружие охотничье ружьё
Мотив идеологическая ненависть
Дата ареста 11 января 1991
Наказание смертная казнь

Трижды заключённыйПравить

Родился в обеспеченной московской семье, отец Владимира Воронцова был полковником Советской армии, мать — директором ресторана[1]. В юности Владимир примкнул к подростковой хулиганской компании, участвовал в разбойном нападении на киоскёра. Был отправлен в исправительно-трудовую колонию. Принадлежал к «отрицалову», участвовал в бунте против администрации. Вскоре после освобождения снова арестован и осуждён за разбой.

По воспоминаниям Воронцова, «второй раз я попал на такой режим, что вышел оттуда законченным антисоветчиком, там я возненавидел коммунистов»[2]. Отбывал наказание вместе с убеждёнными антикоммунистами, в том числе «лесными братьями». В третий раз был судим за драку. В общей сложности провёл в местах лишения свободы около 10 лет.

Освободившись, Воронцов был ограничен в выборе места жительства и не мог вернуться в Москву. Устроился в Калуге, работал сварщиком домостроительного комбината. В 1986 году посетил Тулу и приобрёл охотничье ружьё, из которого изготовил двуствольный обрез.

Калужские политические убийстваПравить

Владимир Воронцов придерживался твёрдых антисоветских, антикоммунистических убеждений. КПСС он считал преступной организацией. В 1990 году, во время перестройки, вступил в Народный фронт, участвовал в митингах и собраниях. Однако он был сторонником радикальных действий и быстро разочаровался в тогдашней оппозиции, которая ограничивалась словесной критикой КПСС.

Воронцов составил список из восьми (по другим данным — пятнадцати) фамилий функционеров КПСС и ВЦСПС. Каждую фамилию сопровождал перечень «преступных деяний». Все перечисленные в «списке Воронцова» подлежали, согласно его плану, физической ликвидации — как руководящие коммунисты.

Я состоял в Народном фронте, ходил на митинги, собрания. Всё это не устраивало меня — слова… А я человек действия, практик. У меня были собраны досье на власти предержащие — факты, газетные статьи. В списке были три или четыре секретаря парткома, работники обкома. Я решил начать с Фомина. Всё же «Знаменка» — областная газета, читаем её каждый день. Это понятно. Фомина утверждал обком, сам он член бюро ОК КПСС…
Владимир Воронцов, из показаний на следствии

11 января 1991 года Владимир Воронцов пришёл в редакцию газеты «Знамя» — органа Калужского обкома КПСС. Это издание Воронцов считал «реакционно-коммунистическим», главный редактор Иван Фомин числился в списке. Убийство Фомина готовилось заранее, Воронцов посещал редакцию якобы для устройства рабкором. Он оставлял там свои данные и не сомневался в быстром аресте после акции.

Войдя в кабинет редактора, Воронцов приказал Фомину встать и трижды выстрелил из обоих стволов обреза. На шум появился фотокорреспондент Геннадий Головков. Воронцов приказал ему выйти и выстрелил через дверь (впоследствии он сожалел, что «невиновный попался под руку»). После этого Воронцов вышел в коридор, за ним последовал тяжело раненый Фомин. Увидев это, Воронцов выстрелил снова — четвёртой пулей Фомин был убит. Головков остался жив, но его пришлось госпитализировать с огнестрельным ранением и сильной потерей крови.

Из редакции Воронцов направился в обком, намереваясь убить нескольких секретарей и заведующих отделами. Однако от этого плана ему пришлось отказаться, поскольку вахтёр не впустил посетителя без пропуска. Тогда Воронцов направился в трест «Строймеханизация» и двумя выстрелами убил председателя профкома Анатолия Калужского, также числившегося в списке.

Следствие и судПравить

Милиция Калуги была поднята по тревоге и снабжена приметами убийцы. Однако Воронцов не скрывался. Совершив два убийства, он посчитал свой план реализованным в максимально возможных масштабах. Он сам позвонил дежурному областного УВД, предупредил о явке и сдался[3].

Прошёлся, сока попил, сигарет купил и уже шёл в УВД. На той улице, где управление расположено, подошли ко мне двое, пошли, говорят… были бы у меня патроны — не сдался бы.
Владимир Воронцов, из показаний на следствии

В ходе следствия Воронцов держался жёстко, вину не отрицал. Свои действия он мотивировал идейной (не личной) ненавистью к коммунистам за «двуличие» и преступления режима.

Я спрашивал его: он тебе дорогу переходил? Нет, отвечает, нормальный мужик, но он же коммунист… На следствии он все рассказывал. Хладнокровный был до ужаса. Но ненавидел коммунистов-руководителей.
Иван Борецкий, следователь КГБ СССР[4]

Суд Калужской области приговорил Владимира Воронцова к исключительной мере наказания — смертной казни. Приговор был вынесен в марте 1992 года — уже в другой стране, после Августа-1991, падения и запрета КПСС, распада СССР.

На процессе Воронцов вновь назвал коммунистов преступниками, а свои действия — актом идеологической борьбы. Убийство Фомина обосновал «нападками „Знамени“ на демократию», убийство Калужского — «притеснениями рабочих». Гордился своим участием в антикоммунистической борьбе, к собственной судьбе проявлял полное равнодушие. По некоторым отзывам очевидцев, последнее слово Воронцова вызвало аплодисменты в зале[5].

Отказ от помилованияПравить

Несмотря на радикальное изменение политической ситуации и накалённый антикоммунизм в России начала 1990-х, Владимир Воронцов отказался подать прошение о помиловании. В письме президенту Ельцину, датированном 17 августа 1993, Воронцов настаивал на приведении приговора в исполнение. Ни о каком раскаянии речи при этом не шло: Воронцов заявлял, что государство должно быть таким же последовательным, как он.

Информация о приведении приговора в исполнении официально не оглашалась, но в открытых источниках говорится, что «приговор привели в исполнение за несколько месяцев до того, как Россия приняла мораторий на смертную казнь»[6]. Последний год, когда в России сообщалось о приведении смертных приговоров в исполнение — 1996.

Двойное убийство, совершённое в Калуге Владимиром Воронцовым, явилось первым актом индивидуального политического террора времён перестройки и последующих реформ.

См. такжеПравить

ПримечанияПравить