Восстание Жапокики

Восстание Жапокики (алб. Kryengritja e Zhapokikës) — антикоммунистическое восстание албанских крестьян округа Тепелена осенью 1948. Название происходит от центра выступления — деревни Жапокика. Выступало под национал-демократическими лозунгами, было направлено против диктатуры албанской компартии, её социально-экономической политики, в защиту традиционной крестьянской автономии от государства. Не приняло широких масштабов, но отразило массовое отторжение правящего режима НРА. Подавлено полицией и Сигурими. В современной Албании считается актом народного сопротивления тоталитарной диктатуре.

Восстание Жапокики
алб. Kryengritja e Zhapokikës
Дата сентябрь—октябрь 1948
Место  НСРА, Тепелена
Причина крестьянское сопротивление правящему режиму албанской компартии
Итог подавление восстания
Противники

Чета (отряд) «Баба Шефкети»

Сигурими, полиция

Командующие

Байрам Камбери #†,
Джемаль Брахими

Суло Градеци,
Джезо Макаши †

Силы сторон

около 30

неизвестно

Потери

7 (2 убиты в бою, 2 расстреляны по приговору, 2 погибли в тюрьме вскоре после приговора, 1 покончил с собой)
23 приговорены к тюремным срокам

3

Политический контекстПравить

С ноября 1944 у власти в Албании находилась Коммунистическая партия (КПА; впоследствии Албанская партия труда, АПТ) во главе с Энвером Ходжей. Новый режим проводил жёсткую сталинистскую политику. В НРА установилась монопольная партийная власть, экономика подвергалась огосударствлению, ликвидировались традиционные общественные структуры, насаждался культ Ходжи.

Коммунистический режим сформировал свою социальную базу (особенно в молодёжной среде) и отстроил сильный административно-карательный аппарат. Служба госбезопасности Сигурими осуществляла массовые политические репрессии. Специальный суд в 1945 приговорил к смертной казни и различным срокам заключения 59 представителей оппозиции. Были подавлены антикоммунистические вооружённые выступления — акции Балли Комбетар, Кельмендское восстание, Восстание Коплику, Пострибское восстание.

В 1948 произошёл раскол в правящей коммунистической верхушке. Энвер Ходжа поддержал Сталина в советско-югославском конфликте и обрушил репрессии на сторонников Тито во главе с Кочи Дзодзе. Это было замечено в низах и стимулировало новую волну антикоммунистических и антиправительственных выступлений. Крупных восстаний уже не происходило, но разрозненные нападения на представителей власти прокатились по стране, особенно в сельской местности[1].

Репрессии в ТепеленеПравить

Небольшая деревня Жапокика в южном округе Тепелена насчитывала несколько десятков жителей. Её население состояло из крестьян мусульманского вероисповедания, приверженных традиционному образу жизни. Они были малограмотны, некоторые неграмотны вообще, но знакомы с национальными и религиозными преданиями, обладали мелкой собственностью (небольшие земельные участки, рабочий скот, сельхозинвентарь) и владели оружием[2]. Их мировоззрение характеризовалось как «яростная гордость бедности»[1].

Агрессивное вмешательство нового государства в традиционный уклад, начало коллективизации, конфискация крестьянской собственности и повышение налогов, коммунистическая и атеистическая пропаганда вызывали крестьянский протест[3]. Власти организовали в регионе лагеря интернирования (в том числе крупный концлагерь в городе Тепелена), что возмущало местных жителей — прежде этот край славился гостеприимством, и создание здесь мест лишения свободы выглядело глумлением и надругательством над традицией.

14 января 1948 в Гирокастре были расстреляны комиссар батальона НОАА Зенель Шеху, агроном-националист из Балли Комбетар Вейз Васьяри, командир республиканского партизанского отряда Кристак Пештани, проповедник-баба бекташи Шефкет Махмутай, православный священник Гьергь Сули, поэт и историк Али Томори[4].

Кровь комиссара и националиста, кровь бекташи и православного — только диктатура способна объединить против себя столь разных людей. Убивали лучших, чтобы заставить склониться остальных[1].

Юг Албании, особенно область Гирокастра, включающая округ Тепелена, считался таким же оплотом коммунистов, как север страны (особенно области Шкодер и Лежа) — антикоммунистическим краем. Из города Гирокастра происходил сам Энвер Ходжа. Однако политика властей порождала недовольство и сопротивление даже в южных районах, хотя не в масштабах северного. Этому способствовала давняя местная традиция антиосманской национальной борьбы[5].

Повстанческий отрядПравить

ЛюдиПравить

В сентябре 1948 жители Жапокики решили перейти к вооружённому сопротивлению. Инициатором выступил 30-летний крестьянин Джемаль Брахими (он же Джемаль Брахам Аслани). Бывший член Балли Комбетар, он имел навыки политической организации и пропаганды, а также связи с единомышленниками в различных деревнях[2].

Первое тайное собрание состоялось 20 сентября 1948. Был сформирован повстанческий отряд — çeta (чета), принявший название Баба Шефкети (в честь Шефкета Махмутая), иногда использовалось название Баба Али Томори. В следующую неделю Джемаль Брахими провёл несколько оперативных и агитационных встреч в близлежащих деревнях[5]. На следующем собрании 28 сентября 1948 были избраны руководители[6]:

  • Байрам Камбери (он же Байрам Ахметай), командир отряда
  • Мехмет Юзейри, заместитель командира
  • Джемаль Брахими, политический комиссар
  • Сало Касо, начальник штаба
  • Сефер Юзейри, руководитель ликвидационной спецгруппы «Чёрная рука»

49-летний Байрам Камбери пользовался авторитетом у односельчан как основательный хозяин. В молодости он служил в жандармерии и имел военно-полевой опыт. Мехмет Юзейри занимал должность сельского чиновника низшего звена. Сало Касо служил в полиции. Сефер Юзейри, брат Мехмета, ранее был осуждён по уголовной статье[5]; другие не имели конфликтов с законом. Значительная часть отряда состояла из кровных родственников (братья Камбери, братья Брахими, братья Юзейри и другие).

Особую роль при Джемале Брахими играл Суло Заими — майор королевской армии[5]. Предполагается, что Заими, державшийся в тени, являлся главным вдохновителем движения[1].

Всего к восстанию примкнули около тридцати человек (шестеро входили в «Чёрную руку»). Все они занимались крестьянским трудом, в подавляющем большинстве являлись потомственными крестьянами. Двое были депутатами местного совета, трое в разное время служили в полиции. Джемиль Аслан Брахими, брат Джемаля Брахими, бросил армейскую службу и примкнул к повстанцам.

Мужчины, которые взялись за оружие, были людьми среднего возраста, привыкшими к бедности и суровым нормам жизни, вынесшими бремя войны. Особого вдохновения они не испытывали, но выступили против коммунистической системы, потому что поняли: их собственность будет отчуждена, их привычки будут нарушены, их вера будет преследоваться[2].

Продовольственное снабжение отряда организовывали сочувствующие крестьяне. Обычный паёк включал хлеб, помидоры, масло, мёд, пахту, иногда миндаль или виноград. Особое внимание уделялось снабжению табаком. При возможности повстанцы старались оплачивать получаемые продукты[6].

ИдеиПравить

Идеология и программа группы была сформулирована Джемалем Брахими: «Вооружённая борьба с коммунистической властью, пока в Албании не будет создано националистическое и демократическое правительство». Главные артикулированные претензии повстанцев к властям носили экономический характер — конфискация крестьянской собственности и государственные поборы с села. Недовольство вызывали также репрессии и принудительная атеизация. Современные албанские историки рассматривают суть восстание как столкновение крестьянства с государством, защиту «внутреннего строя» традиционной деревни от бюрократического аппарата[5].

Они не были ни коммунистами, ни антикоммунистами, они были просто крестьянами. Поднялись, потому что привыкли к ответственности за свою судьбу, к чувству достоинства и справедливости. Давайте скажем прямо: о демократии они имели лишь смутную иллюзию. Но даже не осознавая, что такое демократия, боролись за неё. За идею, в которую поверили[1].

Видный итальянский дипломат Пьетро Куарони, в начале 1930-х сотрудник итальянского посольства в Тиране, называл албанских крестьян «последними свободными людьми Европы»[1]. Имелась в виду их традиционно широкая автономия, вплоть до независимости от государственной власти. Это устройство жизни, по мнению современных историков, и отстаивали повстанцы в 1948.

Жители Тепелены теряли свою древнюю общину. Они отвергали власть, которая покушалась на их традиционные права, имущество, семью и обычаи. Когда-то государство было «далеко», теперь оно вплотную приблизилось, устанавливая контроль над человеком, его друзьями и родными. Джемаль Брахими говорил, что новое государство «коллективизирует женщин» — это понималось буквально и ощущалось трагически. Восстание Жапокики было типично крестьянским и отчаянно антикоммунистическим, потому что коммунистическим было государство последних четырёх лет[5].

Своим символом отряд избрал национальный флаг Албании — красное полотнище с чёрным двуглавым орлом (без коммунистической звезды, серпа и молота). На флаге была дана клятва борьбы и верности («Да оставит меня Всевышний, если я оставлю вас»). Был написан гимн, в котором упоминались Томори и Скандербег. Особую роль играл традиционный для бекташи южной Албании культ горы Томор[1].

Наличие у вооружённого формирования не только военного командования, но и политического руководства, программы и символики позволяет считать чету «Баба Шефкети» военно-политической организацией[5].

ПланыПравить

Оперативный план состоял в захвате нескольких деревень Тепелены и Берата и закреплении на освобождённой территории. Ближайшими союзниками четы «Баба Шефкети» являлось подпольное антикоммунистическое формирование бывшего полицейского Демо Касо в селении Глава. Повстанцы были уверены, что их успех стимулирует крестьянские восстания по всей стране — после чего с разных направлений будет развёрнуто наступление на Тирану. Существовали и расчёты на англо-американскую помощь в контексте Холодной войны.

Вооружение повстанцев ограничивалось винтовками и ручными гранатами. Имелся итальянский пулемёт Breda, оказавшийся неисправным. Это оружие было сохранено от изъятия после окончания войны и спрятано под землёй.

Каждый вступающий в отряд делал взнос в 100 леков — средства предназначались на приобретения оружия, боеприпасов, обмундирования, продовольствия и атрибутов богослужения и священнодействия, прежде всего свечей[4].

Великие люди в Ялте и Потсдаме установили мировой порядок. Но эти крестьяне не желали знать этих великих и их решений. С оружием в руках они сказали «нет»[6].

Вооружённая борьбаПравить

АтакаПравить

В первый день октября 1948 года повстанческая чета вступила в бератскую деревню Комчишти. Был организован митинг, Джемаль Бахрами выступил с антикоммунистической речью. Поздно вечером повстанцы ушли. Но уже ночью в деревню прибыл крупный наряд Сигурими и полиции. Были арестованы трое крестьян, вступивших в чету — Гани Койдели, Селфо Джемали, Халил Сулуа[2].

2 октября 1948 повстанцы атаковали правительственные силы в Комчишти. Непосредственной задачей являлось освобождение арестованных. Завязалась перестрелка, в которой (как предполагается) был убит лейтенант Сигурими Джезо Макаши[5]. Арестованных удалось отбить. Были захвачены в плен двое осведомителей госбезопасности, но их вскоре отпустили[2].

Вновь состоялся митинг — в ознаменование одержанной победы. Акция завершилась пением гимна четы.

ОтступлениеПравить

Столкновение в Комчишти вызвало серьёзную обеспокоенность центральных властей в Тиране. Сигурими было поручено немедленно покончить с повстанцами, не допустить разрастания движения. Преследование вели крупные силы госбезопасности под командованием лейтенанта Суло Градеци. По пути они арестовывали подозреваемых в помощи повстанцам. Покончил с собой Халил Сулуа. Был захвачен в плен Суло Заими.

Повстанцы отступали небольшими группами по разным направлениям — через бератские деревни Алкомемайи, Коци, Леван, Плашнику-и-Вогель, Молишти. Расчёт строился на том, чтобы оторваться и укрыться в труднодоступном районе. Боеприпасы и продовольствие постепенно иссякали, положение начинало казаться безнадёжным. Однако повстанцы продолжали сопротивляться[5].

ПодавлениеПравить

Решающий бой завязался 8 октября 1948 близ Главы. Полиция и Сигурими столкнулись с повстанческим ядром из пяти человек (Джемаль Брахими, Мехмет Юзейри, Сефер Юзейри, Сало Касо, Шако Мучодемай). С повстанческой стороны были убиты Юзейри и Касо, с правительственной — двое полицейских. Однако чета была окончательно разгромлена, все её члены рассеялись, дабы скрываться поодиночке[6].

Розыск повстанцев продолжался несколько месяцев. В итоге были арестованы 25 человек. Из них 13 жителей Жапокики, 7 жителей Люфтинье, 3 жителя Салари. Последним, в январе 1949, попал в плен скрывавшийся в лесах Пермети Байрам Камбери. Его брат Сафет Камбери погиб при попытке пересечь албано-греческую границу. Суло Заими отбыл 20 лет заключения и впоследствии скончался на своей малой родине.

Суд и приговорыПравить

Процесс над повстанцами проходил в военном суде Гирокастры[2]. Перед судом предстали 25 человек. Большинство из них были в возрасте от 35 лет, около четверти — свыше 40. Старшему было 57 лет, младшему 19. Молодёжи в возрасте до 30 лет были только четыре человека. По социальному положению 24 человека были малоимущими крестьянами, 1 — рабочим (бывшим учителем).

Председательствовал капитан Лази Полена, обвинение представлял военный прокурор Мустафа Беко. Подсудимые обвинялись в создании террористической организации, вооружённом мятеже и антиправительственной пропаганде, убийстве трёх сотрудников Сигурими и полиции, намерении убить двух осведомителей Сигурими. (Впоследствии обвинение в убийстве лейтенанта Макаши было снято; его гибель остаётся непрояснённой по сей день. Не исключено, что он был убит по указанию собственного начальства как не справившийся с ситуацией.)

Подсудимые высказывались вполне откровенно. Они подобно описывали свои действия, настаивали на своей правоте (типичное высказывание Сефера Юзейри: «Мы должны были отбить наших в Комчишти»), цитировали выступления Брахими, признавали собственные антикоммунистические взгляды, резко критиковали правящий режим за насаждение бесправия и нищеты. Характерно, что они упорно называли себя «не бандитами, а солдатами демократии»[1].

Первоначально в обвинении говорилось о связях повстанческой четы с эмигрантским центром Мидхата Фрашери. Однако в служебной документации самой Сигурими признаётся: восстание не имело никакой внешней организации и поддержки, оно зародилось и произошло исключительно по внутренним причинам и внутренними силами[4].

Приговоры были вынесены 4 июня 1949. Командир отряда Байрам Камбери и начальник ликвидационной группы Сефер Юзейри, участвовавшие во всех боях, были приговорены к смертной казни и расстреляны. Один подсудимый был приговорён к 20 годам тюремного заключения, трое — к 15 годам, пятеро — к 12 годам, пятеро — к 4 годам, четверо — к 3 годам, пятеро — к 2 годам[2]. Один из осуждённых был расстрелян до приговора, другой умер в тюрьме.

Последними словами Камбери перед расстрелом стал возглас «Да здравствует Албания!»[7]

Попытки продолженияПравить

После поражения четы «Баба Шефкети» новое восстание пытался поднять Демо Касо со своей подпольной группой[1]. Это выступление было тут же подавлено пребывавшими в боеготовности правительственными силами[5]. Однако Демо Касо сумел вырваться из окружения и бежать в Италию[6].

Идеолог, организатор и комиссар восстания Джемаль Брахими сумел бежать из Албании. Он пробрался в Грецию, оттуда перебрался на Мальту. Несколько раз тайно проникал в Албанию, встречался в Люшне с депортированной женой Самбретьей. За это время у него родилась дочь. Имя Джемаля Брахими сделалось в Тепелене легендой и символом. Его брат, жена и двое его сыновей были арестованы и много лет находились в заключении и интернировании — освобождены только в 1991, при падении коммунистического режима. Вскоре они ушли из жизни. Наконец Джемаль Брахими обосновался в США и обзавёлся второй семьёй. Скончался в 1983[5].

Современные оценкиПравить

В современной Албании выступление в Тепелене сентября—октября 1948 года именуется «восстанием свободного албанца»[1] и рассматривается как сопротивление трудового крестьянства тоталитарной диктатуре. Исследователи констатируют, что крестьяне, сыгравшие ключевую роль в исходе Второй мировой войны в Албании, не случайно повернули оружие против коммунистического режима[4].

При этом повстанчество южной Тепелены гораздо менее известно в Албании, чем северные движения Шкодера и Лежи середины 1940-х. На это обращают внимание современные албанские историки, призывая «не молчать об антикоммунистической борьбе в „красном“ крае»[5].

Годовщины восстания торжественно отмечаются как знаменательные исторические даты[8]. В 2014 президент Албании Буяр Нишани наградил коммуну Люфтинье, в которую входит Жапокика, орденом «Честь нации» — в 66-ю годовщину восстания[9]. Президент Нишани охарактеризовал повстанцев как «бесстрашных и мудрых людей, поднявшихся на защиту достоинства и будущего»[10].

См. такжеПравить

ПримечанияПравить