Восстание на крейсере «Память Азова»

Восстание на крейсере «Память Азова» 20 июля (2 августа1906 года — вооружённое восстание команды российского броненосного крейсера 1-го ранга Память Азова Балтийского флота во время революции 1905—1907 годов в России.

Восстание на крейсере «Память Азова»
Основной конфликт: Первая русская революция
Дата 20 июля (2 августа1906
Место Балтийское море, район Ревеля
Итог Подавление восстания
Противники

Красный флаг Революционные военные моряки

Российская империя Российская империя

Командующие

А. И. Коптюх
Н. Лобадин †

А. Г. Лозинский †
Н. Крыжановский

Силы сторон

около 200 человек

неизвестны

Потери

20 убитых, 48 раненых, 18 казнены, 40 осуждены

убито 6 офицеров, 1 кондуктор, 1 матрос;
ранено 6 офицеров, 2 кондуктора

Предшествующие событияПравить

Летом 1906 года Военная организация РСДРП готовила вооружённое восстание на Балтийском флоте в тех частях, где её влияние было наиболее сильным — в крепости Свеаборг, в 20-м флотском экипаже (о. Скатуден) и на крейсере «Память Азова».[1] На крейсере имелся Комитет, находившийся под сильным влиянием большевиков и эсеров, который в свою очередь имел весьма большое влияние на постоянную часть экипажа корабля (поскольку «Память Азова» был учебным артиллерийским кораблём, то имел около 200 человек постоянной команды и до 500 человек переменной команды — учеников-комендоров флотской артиллерийской школы, ходивших на крейсере в море для выполнения практических артиллерийских стрельб). При этом на артиллерийских учеников Комитет влияния не имел.[2]

Находившаяся под влиянием Комитета часть команды в начале июля несколько раз массово возмущалась условиями службы (некачественное питание, произвол со стороны некоторых офицеров). Хотя до открытого конфликта с офицерами дело не доходило и каждый раз команду удавалось успокоить принятием требуемых ею мер и обещаниями разобраться в причинах конфликтных ситуаций, но крейсер числился в числе «неблагонадёжных» и был выведен в море в составе учебно-артиллерийского отряда Балтийского флота, стоявшего в бухте Палон-Вик (ныне бухта Хара-Лахт) в 60 километрах от Ревеля. Кроме «Памяти Азова» там же находились минные крейсера «Воевода», «Абрек», миноносцы «Послушный», «Ретивый», № 102, № 106 и № 107. Крейсером командовал капитан 1 ранга А. Г. Лозинский[3], также на борту находился командир учебно-артиллерийского отряда капитан 1 ранга Дабич.[4]

18 (31) июля года вспыхнуло восстание в Свеаборге. 18 июля один из членов Комитета получил информацию об этом восстании и сообщил о нём Комитету. 19 июля при погрузке продовольствия на «Память Азова» с минного крейсера «Абрек» на борт незамеченным проник в матросской форме представитель Ревельского комитета РСДРП Арсений Коптюх (по утверждению некоторых авторов, настоящее имя Оскар Минес, псевдонимы «товарищ Арсений», Степан Петров, Николай Рязанов)[5], доставивший решение Ревельского комитета о начале восстания.[6]

Захват корабля восставшимиПравить

В ночь на 20 июля Коптюх провёл заседание Комитета (до 50 наиболее активных матросов), но один из учеников-комендоров сообщил о нём командиру крейсера. При обыске помещений Коптюх был обнаружен и посажен под арест, своё имя он назвать отказался.[7]

Опасаясь последующих арестов, инициативная группа Комитета крейсера подняла восстание команды. Ими было отключено освещение, захвачена часть винтовок, убиты четверо офицеров и судовой врач, застрелен выдавший Коптюха ученик, ранен командир корабля. Часть офицеров успели организоваться и оказали вооружённое сопротивление, но были заблокированы восставшими в офицерском коридоре. Этот коридор имел выход на корму, где к которой был пришвартован баркас, туда офицеры перенесли раненого командира корабля и на нём покинули крейсер. Прикрывавшие отход пятеро офицеров были арестованы восставшими и помещены под караулом в своих каютах. В их числе был мичман Н. Крыжановский[8], который спустя более 40 лет в Нью-Йорке единственным из участников событий с правительственной стороны опубликовал свои воспоминания о восстании.[4]

За баркасом с офицерами была организована погоня на паровом катере, вооруженном 37-мм орудием. При обстреле баркаса из этого орудия были убиты командир корабля Лозинский и флаг-офицер мичман Погожин, ранены Дабич и лейтенант Унковский, контужены двое офицеров. Но затем на преследовавшем катере забарахлил двигатель и он вернулся к крейсеру.[4]

На самом корабле между тем восставшими был освобождён Коптюх и собран общий митинг. На нём был избран командиром крейсера пользующийся большим авторитетом среди команды артиллерийский квартирмейстер Нефёд Лобадин, а также революционный судовой комитет крейсера — Коптюх, Лобадин и ещё 10 членов команды. На митинге было решено попытаться поднять восстание на других кораблях учебного артиллерийского отряда, а затем идти в Ревель и поднимать восстание в городе. Коптюх сообщил команде, что в Ревеле на крейсер прибудет «важный революционер» или «член Государственной Думы», который даст дальнейшие указания. По сути, кораблём командовали Коптюх (одевшийся в офицерскую форму «для поднятия авторитета») и Лобадин.[9]

На рассвете (около 6 часов утра) на крейсере был поднят красный флаг[10], и он перешёл на позицию у выхода из бухты, после чего поднял на мачтах сигнал остальным кораблям следовать за ним. Однако догадавшиеся о восстании командира и офицеры других кораблей приняли меры — вынули замки из орудий, свезли на берег ненадёжную часть команд своих кораблей, посадили на мель «Воеводу», «Абрек» и «Послушного». С «Памяти Азова» по этим кораблям было сделано два выстрела, но затем орудие вышло из строя.[9]

Поход восставшего крейсера к Ревелю и подавление восстанияПравить

После 11 часов утра крейсер вышел в море и направился к Ревелю. Около 13 часов он встретил учебное судно «Рига», командир которого сначала подвёл своё судно к крейсеру согласно поднятому на нём сигналу, но распознав вблизи красный флаг, резко изменил курс. Крейсер пытался преследовать «Ригу», но ввиду неумелого управления быстро отстал и вернулся на прежний курс (кстати, под влиянием этой встречи через несколько часов восстание произошло и на «Риге» — до 60 матросов захватили винтовки и заняли верхнюю палубу, где были блокированы оставшейся верной присяге частью команды, но до столкновения дело не дошло — после сообщения о поражении восстания на «Памяти Азова» восставшие сложили оружие без боя[11]).

Около 14 часов был встречен миноносец «Летучий», и вновь практически полностью повторилась ситуация с «Ригой» с разницей лишь в том, что по спешно уходившему «Летучему» крейсер вёл огонь, не добившись ни одного попадания.[9]

Под влиянием всех этих неудач среди команды крейсера началось брожение. Сторонники Комитета составляли меньшую часть даже постоянной команды крейсера, а на переменную часть (учеников комендоров) вообще не имели влияния. Когда у членов команды корабля прошла первоначальная растерянность, многие осознали бесперспективность восстания. Остававшиеся на свободе кондуктора и унтер-офицеры начали вести агитацию за арест членов Комитета и за добровольную сдачу властям. По свидетельствам участников восстания, особую роль в этом сыграли писарь Евстафьев и кондуктор Лавриненко.[12][13]

К 17-00 того же дня крейсер прибыл в Ревель. Однако уже получивший сведения о восстании гарнизон был поднят по тревоге, квартировавший в городе 146-й Царицынский пехотный полк занял побережье, а полиция и иные воинские части полностью заблокировали Ревельский порт, отрезав его от города. Комитет крейсера направил на шлюпке своих делегатов в город для встречи с Ревельским комитетом РСДРП и организации восстания в городе.[7]

Между тем на самом крейсере кто-то сообщил Лобадину об агитации со стороны кондукторов, на что он пообещал перетопить их всех в море и приказал сыграть сигнал кондукторам и унтер-офицерам подняться на верхнюю палубу. Поняв, что за этим последует расправа над ними, кондуктор Иван Давыдов призвал команду вооружиться и арестовать Комитет. При этом он был немедленно застрелен одним из членов Комитета (Давыдов посмертно был произведён в чин подпоручика по Адмиралтейству с назначением офицерской пенсии семье), но остальные кондуктора начали своё восстание. К ним присоединилась большая часть команды, на борту крейсера начался настоящий бой. Кондукторами были освобождены арестованные офицеры, под руководством мичмана Н. Крыжановского принявшие командование. Примерно через 30-40 минут перестрелки командир восставших Лобадин был тяжело ранен и застрелился, после чего сопротивление восставших было сломлено и они мелкими группами одна за другой сложили оружие. Коптюх выбросился за борт и пытался доплыть до берега, но посланной за ним шлюпкой был настигнут и захвачен. В этом бою погибли около 20 членов команды и 48 получили ранения.

В советской историографии указывалось, что против революционной части команды выступили артиллерийские ученики-комендоры во главе с «реакционными кондукторами» и что восстание было подавлено силами высадившихся на крейсер двух рот пехоты и отряда жандармов.[14] Однако в своих воспоминаниях в эмиграции Крыжановский утверждал, что контроль над крейсером был полностью восстановлен силами оставшейся верной присяге команды, прибывшие на крейсер подкрепления только принимали арестованных и свозили их на берег, а прибывших с большим опозданием жандармов он вообще не допустил на борт, сказав, что ввиду подавления бунта им на крейсере делать уже нечего.[4]

Уже в темноте к крейсеру вернулась шлюпка из Ревеля, на которой были арестованы прибывшие из города для организации совместного восстания эсер Илья Исидирович Фондаминский-Бунаков (во многих публикациях называется депутатом Государственной думы, хотя таковым не являлся), представитель Ревельского комитета РСДРП Костарев (бывший матрос крейсера) и представитель Кронштадтской организации РСДРП В. Мушев (при аресте назвался В. Ивановым). Их позднее передали гражданским властям.[15]

Суд над восставшимиПравить

В ночь с 20 на 21 июля на корабле были арестованы 307 человек, но после первого разбирательства под следствие были отданы только 169 человек, остальные были освобождены ввиду их пассивной роли в восстании. Под суд был отдан только 91 активный участник восстания. Судил восставших «Суд особой комиссии» в Ревеле, председателем суда был назначен командир эскадренного броненосца «Слава» капитан 1-го ранга А. И. Русин. Суд начался 30 июля, а 4 августа был оглашён приговор.[4]

18 человек (включая А. Коптюха) были приговорены к смертной казни[16] (приговор приведён в исполнение 6 августа), 12 к каторге на срок от 6 до 12 лет, 13 к направлению в дисциплинарные батальоны, 15 к различным дисциплинарным наказаниям, 34 оправданы.

ПримечанияПравить

  1. Розенблюм К. Военные организации большевиков. 1905—1907. — М.-Л., 1931. — С. 53.
  2. Ахун М., Марковский А. Военная и боевая работа большевиков в 1905—1907 гг. — Л.: Ленинградский институт истории ВКП(б), Филиал Института Маркса-Энгельса-Ленина при ЦК ВКП(б), 1941. — 143 с.
  3. Александр Григорьевич Лозинский (1857—1906), капитан 1 ранга. Командовал строящимся миноносцем «Сестрорецк» (1894), служил на крейсере «Африка» (1895—1896), броненосце береговой обороны «Ураган» (1896—1997), командовал портовым судном «Могучий» (1897—1898), старший офицер на крейсере «Адмирал Нахимов», крейсере «Минин» и броненосце береговой обороны «Адмирал Чичагов». В 1901—1904 годах — командир минного крейсера «Посадник». С 1904 года командир крейсера «Память Азова».
  4. 1 2 3 4 5 Крыжановский Н. Н. Восстание на крейсере Память Азова в 1906 году. // Морские записки. — Нью-Йорк. — 1948. — Том VI. — № 3/4.; 1949. — Том VII. — № 1, 2.
  5. Котельников Б. Балтийская легенда (документальная повесть). 2-е изд. — М.: Молодая гвардия, 1977.
  6. Рудь А. С., Шелохаев В. В. Герои революции 1905—1907 годов в России. — М., 1984. — Глава III: «Революция отступает с боями».
  7. 1 2 Муратов Х. И. Революционное движение в русской армии в 1905—1907 гг. — М.: Воениздат, 1955. — 359 с. — С.106—110.
  8. В ряде публикаций ошибочно именуется Кржижановским.
  9. 1 2 3 Шигин В. В. Дело «Памяти Азова». — М.: Вече, 2012.
  10. Аммон Г. А., Бережной С. С. Героические корабли российского и советского Военно-Морского Флота: (Альбом). — М.: Воениздат, 1981. — 208 с. — С.63—64.
  11. Граф Г. К. Императорский Балтийский флот между двумя войнами. 1906—1914. — СПб.: Издательство "Русско-Балтийский информационный центр «БЛИЦ», 2006. — 336 с. — ISBN 5-86789-164-Х. — С.70—72.
  12. Шабалин И. А. Светлой памяти казненных моряков «Памяти Азова». // «Казарма». — 1917.
  13. Лавриненко был за отличия произведён в офицеры и к 1917 году дослужился до чина штабс-капитана, много лет сотрудничал с Охранным отделением, после Октябрьской революции много лет скрывался по чужим документам, но в конце 1920-х годов был арестован, осужден и расстрелян. Историю его жизни в одном из своих рассказов подробно изложил ведший его дело следователь Лев Шейнин, ставший позднее писателем.
  14. Найда С. Ф. Революционное движение в царском флоте. — М.—Л.: Издательство Академии наук СССР, 1948. — 608 с.
  15. Ерофеев Н. Фондаминский И. И. // Политические партии России: Конец XIX — первая треть XX века: Энциклопедия / Отв. ред. В. В. Шелохаев. — М., 1996. — С. 658—659.
  16. Непосредственно участвовавшие в убийствах офицеров, в погоне и в стрельбе по баркасу с убегавшими офицерами и в стрельбе из орудий по другим кораблям.

ЛитератураПравить

  • Шабалин И. А. Восстание и казнь моряков с «Памяти Азова». — Ревель: Военная организация при Ревельском комитете партии социалистов-революционеров, 1917. — 24 с.
  • Котельников Б. Б. Балтийский «Потемкин». — М.: Воениздат, 1957. — 127 с.
  • Военные восстания в Балтике в 1905-06 гг. / Центрархив; подготовил к печати А. К. Дрезен. — М.: Партийное издательство, 1933. — 340 с.
  • Второй период революции. 1906—1907 гг. Ч. 2: Май-сентябрь 1906 года. Кн. 1. — 1961. — 704 с. — С.200—205. // Революция 1905—1907 гг. в России. Документы и материалы. 50 лет. 1905—1955. В 8 томах. / Под ред. Г. М. Деренковского. — М.: Издательство Академии наук СССР, 1957—1965.
  • Егоров И. В. 1905: Восстания в Балтийском флоте в 1905-06 гг. в Кронштадте, Свеаборге и на корабле «Память Азова»: Сборник статей, воспоминаний, материалов и документов. — Л.: Прибой, 1926. — 162 с.
  • Кондратенко Р. В. Крейсер I ранга «Память Азова». — СПб.: Гангут, 2016. — 171 с. — (Мидель-шпангоут; № 45).; ISBN 978-5-85875-501-2.
  • Крыжановский Н. Н. Восстание на крейсере Память Азова в 1906 году. // Морские записки. — Нью-Йорк. — 1948. — Том VI. — № 3/4.; 1949. — Том VII. — № 1, 2.
  • Мельников Р. М. Полуброненосный фрегат «Память Азова» (1885—1925). — СПб, 2003.
  • Шигин В. В. Дело «Памяти Азова». — М.: Вече, 2012. — 350 с. — (Морская летопись).; ISBN 978-5-9533-6200-9.
  • Найда С. Ф. Революционное движение в царском флоте. — М.—Л.: Издательство Академии наук СССР, 1948. — 608 с.
  • Хмельнов И. Н., Чухраев Э. М. Бунтующий флот России: от Екатерины II до Брежнева. — М.: Вече, 2015. — 381 с., — (Морская летопись).; ISBN 978-5-4444-3575-5.
  • Шейнин Л. Р. Карьера Кирилла Лавриненко. // Шейнин Л. Р. Записки следователя. — М.: Советский писатель, 1968.