Всероссийское учредительное собрание

(перенаправлено с «Всероссийское Учредительное собрание»)

Всероссийское учреди́тельное собра́ние — представительный орган в России, избранный в ноябре 1917 года и созванный в январе 1918 года для определения государственного устройства России.

Всероссийское учредительное собрание
Тип
Тип временный конституционный орган государственной власти[1],
однопалатный парламент
Государство Россия
История
Дата основания 1917
Дата упразднения 1918
Предшественник Временное правительство России и Временный совет Российской республики,
ВЦИК и II Всероссийский съезд Советов
Преемник III Всероссийский съезд Советов,
КомучГосударственное совещание в Уфе и Временное Всероссийское правительство
Руководство
Председатель В. М. Чернов
с 5 (18)
по 6 (19) января 1918 года
Структура
Членов 808 (общее число депутатов)[2]
707 (число избранных депутатов)
Последние выборы 12 (25) ноября 1917 года
Зал заседаний
     ПСР: 279 мест      РСДРП (Б): 159 мест      Местные социалисты: 103 места      ПНС: 32 места      РСДРП (М): 22 места      ТНСП: 6 мест      Национальные партии: 68 мест      Правые партии: 10 мест      Прочие: 28 мест

Национализировало землю, призвало к заключению мирного договора, провозгласило Россию федеративной демократической республикой, тем самым отказавшись от монархической формы правления (хотя ещё в сентябре 1917 года Временное правительство объявило Россию республикой). Собрание отказалось рассматривать Декларацию прав трудящегося и эксплуатируемого народа, которая наделяла бы Советы рабочих и крестьянских депутатов государственной властью, тем самым пытаясь сделать нелегитимными дальнейшие действия Советов.

Было принудительно распущено 6 января 1918 года ВЦИК, акт подтверждён 18 января III Всероссийским Съездом Советов рабочих и крестьянских депутатов.

Некоторые политические силы признавали роспуск как разгон, настаивали на незаконности Советов, не признавая при этом и Октябрьскую революцию. В скором времени после разгона пятеро эсеров-членов Собрания в Самаре при поддержке Чехословацкого корпуса ликвидировали на Волге большевиков и образовали там Комитет членов Учредительного собрания, считая его единственным легитимным органом власти. Через некоторое время Комитет был ликвидирован.

ВыборыПравить

Созыв Учредительного собрания был одной из первоочередных задач Временного правительства (само название исходило из идеи «непредрешённости» устройства власти в России до проведения Учредительного собрания), но оно медлило с ним: первоначально выборы были назначены на 17 сентября, затем перенесены на 12-14 ноября, а созыв Собрания на 28 ноября. Фактически же выборы в этот срок были проведены лишь в 39 избирательных округах из 79. В ряде мест голосование состоялось в конце ноября — начале декабря, а в нескольких отдаленных округах — в начале 1918 года[3]. После свержения Временного правительства в октябре 1917 г. вопрос об Учредительном собрании стал для всех партий первостепенным. Большевики, опасаясь[4] недовольства народа, так как идея созыва Учредительного собрания была очень популярна, ускорили намеченные Временным правительством выборы в него. 27 октября 1917 г. Совнарком принял и опубликовал за подписью В. И. Ленина постановление о проведении в назначенный срок — 12 ноября 1917 г. — всеобщих выборов в Учредительное собрание. Идея созыва УС была поддержана многими партиями: кадетами, меньшевиками, эсэрами, даже большевики совершили переворот под лозунгом защиты Учредительного собрания.

Ни одно постановление Временного правительства, несмотря на длительную подготовительную работу специально созданных для того комиссий, не устанавливало, какое именно число членов Учредительного собрания необходимо для его открытия. Этот кворум был определён лишь постановлением ленинского Совнаркома от 26 ноября, по которому Учредительное собрание должно было быть открыто «по прибытии в Петроград более 400 членов У. С.», что составляло более 50 % всего намеченного числа членов Учредительного собрания.

Как указывает Ричард Пайпс, большевикам не удалось получить контроль над Комиссией по проведению выборов в Учредительное собрание; Комиссия объявила, что считает Октябрьское восстание незаконным и не признаёт власти большевистского Совнаркома.

К моменту регистрации кандидатских списков во Всероссийское учредительное собрание в Партии социалистов-революционеров (ПСР) произошёл раскол — левое крыло партии отделилось и провозгласило создание Партии левых социалистов-революционеров (интернационалистов), но выставить отдельный список не успело. Это дало основание ряду членов РСДРП(б) во главе с В. И. Лениным выдвинуть предложение о переносе выборов, однако Временное Правительство отклонило это предложение.

 
В. И. Дзюбинский — товарищ (заместитель) секретаря Особого совещания по созыву Всероссийского учредительного собрания
 
Избирательный бюллетень со списком членов РСДРП(б)

В выборах приняли участие меньше 50 % избирателей. Всего было избрано 715 депутатов, из которых 370 мандатов получили правые эсеры и центристы, 175 — большевики, 40 — левые эсеры, 17 — кадеты, 15 — меньшевики, 2 — энесы и 86 — депутаты от национальных групп (эсеры 51,7 %, большевики — 24,5 %, левые эсеры — 5,6 %, кадеты — 2,4 %, меньшевики — 2,1 %). Меньшевики потерпели на выборах сокрушительное поражение, набрав менее 3 % голосов, львиная доля которых была представлена Закавказьем.

Результаты выборов в разных регионах резко различались: так, в Петрограде в выборах участвовало около 930 тысяч человек, за большевиков было подано 45 % голосов, за кадетов — 27 %, за эсеров — 17 %[5]. В Москве большевики получили 48 %, на Северном фронте — 56 %, а на Западном — 67 %; на Балтийском флоте — 58,2 %, в 20 округах Северо-Западных и Центральнопромышленных районов — в общей сложности 53,1 %[6]. Таким образом, большевики набрали наибольшее количество голосов в Петрограде, Москве, больших промышленных городах, Северном и Западном фронтах, а также Балтийском флоте. В то же время эсеры лидировали за счёт непромышленных районов и южных фронтов.

Р. Пайпс в своей работе «Большевики в борьбе за власть» обращает внимание на значительные, по его мнению, успехи партии кадетов на этих выборах: к концу 1917 года все правые партии прекратили свою деятельность, и кадеты начали притягивать все голоса правых вплоть до сторонников восстановления самодержавной монархии. В Петрограде и Москве они получили второе место за большевиками, набрав 26,2 % и 34,2 % голосов соответственно, и обошли большевиков в 11 из 38 губернских городов. Вместе с тем, кадеты в целом получили в Учредительном собрании всего 4,5 % мест.

ПодготовкаПравить

После выборов Учредительного собрания стало ясно, что оно будет эсеровским по своему составу. Кроме того, в состав Собрания были избраны такие политики, как А. Ф. Керенский, атаманы А. И. Дутов и А. М. Каледин, украинский генеральный секретарь военных дел Петлюра (см. Список членов Учредительного собрания). Курс большевиков на радикальные преобразования оказался под угрозой. Кроме того, эсеры были сторонниками продолжения «войны до победного конца» («революционное оборончество»), что склонило колеблющихся солдат и матросов к разгону Собрания.

Коалиция большевиков и левых эсеров приняла решение разогнать собрание как «контрреволюционное». Резко против Собрания был настроен Ленин. Н. Н. Суханов в своей фундаментальной работе «Записки о революции» утверждал, что Ленин уже после своего прибытия из эмиграции в апреле 1917 года считал Учредительное собрание «либеральной затеей». Комиссар пропаганды, печати и агитации Северной области В. Володарский шёл ещё дальше и заявлял, что «массы в России никогда не страдали парламентским кретинизмом», и «если массы ошибутся с избирательными бюллетенями, им придётся взяться за другое оружие».

При обсуждении в руководстве РСДРП(б) члены ЦК Л. Б. Каменев, А. И. Рыков, В. П. Милютин выступили с «проучредиловских» позиций. Наркомнац И. В. Сталин 20 ноября предлагал отсрочить созыв Собрания. Наркоминдел Л. Д. Троцкий и сопредседатель большевистской фракции в Учредительном собрании Н. И. Бухарин предлагали созвать «революционный конвент» из большевистской и левоэсеровской фракций, по аналогии с событиями Французской революции[7]. Эту точку зрения поддерживал также левый эсер М. А. Натансон.

По воспоминаниям Троцкого

Незадолго до созыва «Учредилки» к нам зашёл Марк Натансон, старейший член ЦК партии левых эсеров и с первых слов сказал: — ведь придётся, пожалуй, разогнать Учредительное собрание силой…

— Браво! — воскликнул Ленин. — Что верно, то верно! А пойдут ли на это ваши?

— У нас некоторые колебания, но я думаю, что в конце концов согласятся[источник не указан 16 дней].

23 ноября 1917 года большевики под руководством Сталина и Петровского поставили под свой контроль уже выполнившую свою работу Комиссию по выборам в Учредительное собрание, назначив в ней новым комиссаром М. С. Урицкого. 26 ноября Предсовнаркома Ленин подписал декрет «К открытию Учредительного собрания», требовавший для его открытия кворума в 400 человек, причём открывать Собрание должно было, согласно декрету, лицо, уполномоченное Совнаркомом, то есть большевик. Таким образом, большевикам удалось отсрочить открытие Собрания до момента, когда в Петрограде соберутся 400 делегатов.

К 28 ноября — сроку, установленному свергнутым Временным правительством, было выбрано около 300 депутатов, зарегистрировано 173, а прибыло в Петроград лишь 50[8].

28 ноября в Петрограде собрались 60 делегатов, в основном — правых эсеров, которые пытались начать работу Собрания. Вечером 28 ноября, в помещениях Синода состоялось многолюдное собрание чиновников высших государственных учреждений, настроенных враждебно к большевикам. Были прочитаны доклады об Учредительном собрании. Во время дискуссии в здание вошли представители ВРК и красногвардейцы, арестовали всех участников, обыскали их и несколькими партиями доставили в Смольный[9]. Некоторые арестованные содержались в Пересыльной тюрьме до конца декабря 1917 года, а 1 мая 1918 года все задержанные были амнистированы[9]. Вряд ли это собрание было поддержано церковью, так как большевики даже не стали опечатывать здание Синода или выставлять караул у его дверей.

В тот же день 28 ноября Предсовнаркома Ленин объявил вне закона партию кадетов, выпустив декрет «Об аресте вождей гражданской войны против революции». Сталин комментировал это решение словами: «мы определённо должны добить кадетов, или они нас добьют». Левые эсеры, в целом приветствуя этот шаг, выражали недовольство тем, что подобное решение было принято большевиками без согласования со своими союзниками. Резко против выступил левый эсер И. З. Штейнберг, который, назвав кадетов «контрреволюционерами», выступил при этом против ареста в данном случае целой партии поголовно. Была закрыта кадетская газета «Речь», которая через две недели вновь открылась под названием «Наш век».

29 ноября большевистский Совнарком запретил «частные совещания» делегатов Учредительного собрания. Тогда же правые эсеры сформировали «Союз защиты Учредительного собрания».

6-й Туккумский полк латышских стрелков в Петроград прибыл 8 декабря и заступил на охрану стратегически важных объектов, в том числе — Таврического дворца, в котором планировалось проводить заседания Учредительного собрания[10].

В целом внутрипартийная дискуссия закончилась победой Ленина. 11 декабря он добился переизбрания бюро большевистской фракции в Учредительном собрании, часть членов которого высказалась против разгона. 12 декабря 1917 Ленин составил «Тезисы об Учредительном собрании», в которых заявил, что

…16. Учредительное собрание, созываемое по спискам партий, существовавших до пролетарски-крестьянской революции, в обстановке господства буржуазии, неминуемо приходит в столкновение с волей и интересами трудящихся и эксплуатируемых классов, начавших 25 октября социалистическую революцию против буржуазии. Естественно, что интересы этой революции стоят выше формальных прав Учредительного собрания, даже если бы эти формальные права не были подорваны отсутствием в законе об Учредительном собрании признания права народа на перевыборы своих депутатов в любое время.

17. Всякая попытка, прямая или косвенная, рассматривать вопрос об Учредительном собрании с формальной юридической стороны, в рамках обычной буржуазной демократии, вне учёта классовой борьбы и гражданской войны является изменой делу пролетариата и переходом на точку зрения буржуазии[11],

а лозунг «Вся власть Учредительному собранию» был объявлен лозунгом «калединцев». 22 декабря Зиновьев заявил, что под этим лозунгом «кроется лозунг „Долой Советы“».

20 декабря Совнарком принял решение открыть работу Собрания 5 января. 22 декабря постановление Совнаркома утвердил ВЦИК. В противовес Учредительному собранию большевики и левые эсеры готовились созвать III Всероссийский Съезд Советов в январе 1918 года. 23 декабря в Петрограде было введено военное положение.

Уже 1 января 1918 произошло первое неудачное покушение на Ленина, в котором был ранен Фриц Платтен. Через несколько лет находившийся в эмиграции князь И. Д. Шаховской объявил, что организатором покушения был он и выделил он на эти цели полмиллиона рублей[12]. Исследователь Ричард Пайпс также указывает, что в этом покушении оказался замешан один из бывших министров Временного правительства, кадет Н. В. Некрасов, однако он был «прощён» и впоследствии перешёл на сторону большевиков под фамилией «Голгофский».

На заседании ЦК ПСР, состоявшемся 3 января 1918 г., было отвергнуто, «как несвоевременное и ненадёжное деяние», вооружённое выступление в день открытия Учредительного собрания, предлагавшееся военной комиссией партии[13].

Борис Петров и я посетили полк, чтобы доложить его руководителям о том, что вооружённая демонстрация отменяется и что их просят «прийти на манифестацию безоружными, дабы не пролилась кровь». Вторая половина предложения вызвала у них бурю негодования… «Да что вы, товарищи, в самом деле, смеётесь, что ли над нами? Или шутки шутите?.. Мы не малые дети и, если бы пошли сражаться с большевиками, то делали бы это вполне сознательно… А кровь… крови, может быть, и не пролилось бы, если бы мы вышли целым полком вооружённые». Долго мы говорили с семёновцами и чем больше говорили, тем становились яснее, что отказ наш от вооружённого выступления воздвиг между ними и нами глухую стену взаимного непонимания.

«Интеллигенты… Мудрят, сами не зная что. Сейчас видно, что между ними нет людей военных»[14].

Л. Д. Троцкий впоследствии ехидно заметил об эсеровских депутатах следующее:

Зато они тщательно разработали ритуал первого заседания. Они принесли с собой свечи на случай, если большевики потушат электричество, и большое количество бутербродов на случай, если их лишат пищи. Так демократия явилась на бой с диктатурой — во всеоружии бутербродов и свечей.

 
Демонстрация в поддержку Учредительного собрания в Петрограде 5 января 1918 года

Убийство Шингарёва и КокошкинаПравить

К моменту созыва собрания 5 (18) января один из лидеров запрещённой Конституционно-демократической партии (Партии народной свободы) и депутат Учредительного собрания Шингарёв, арестованный большевистскими властями 28 ноября (в день предполагавшегося открытия Учредительного собрания), находился в заключении в Петропавловской крепости. 6 (19) января он был переведён в Мариинскую тюремную больницу, где в ночь на 7 (20) января был убит матросами вместе с другим лидером кадетов, Кокошкиным.

Разгон демонстрации в поддержку собранияПравить

5 (18) января в «Правде» вышло постановление за подписью члена коллегии ВЧК, с марта главы Петроградской ЧК, М. Урицкого, которым всякие митинги и демонстрации в Петрограде были запрещены в районах, прилегающих к Таврическому дворцу. Это было сделано из опасения каких-либо провокаций и погромов, так как недавно, 11 декабря Таврический дворец уже захватывался вооружённой толпой[15]. Известно было и о намерении правых эсеров выступить с оружием в руках. Эсеры предполагали вывести Семёновский и Преображенский полки в сопровождении броневиков Измайловского бронедивизиона[16]. Готовилось также «изъятие из употребления в качестве заложников» Ленина и Троцкого[17]. Только 3 января ЦК правых эсеров отказался от этих планов. Броневики оказались выведены из строя, вследствие чего солдаты отказались выйти из казарм[16], а поддержкой рабочих заручиться не удалось. Устранение же лидеров большевиков руководство эсэров сочло нецелесообразным, так как это вызвало бы «такое возмущение среди рабочих и солдат, что это может окончиться всеобщим погромом интеллигенции. Ведь для многих и многих Ленин и Троцкий популярные вожди…»[18]

По свидетельству Бонч-Бруевича, инструкция по разгону манифестантов гласила: «Безоружных возвращать обратно. Вооружённых людей, проявляющих враждебные намерения, не допускать близко, убеждать разойтись и не препятствовать караулу выполнять данный ему приказ. В случае невыполнения приказа — обезоружить и арестовать. На вооружённое сопротивление ответить беспощадным вооружённым отпором. В случае появления на демонстрации каких-либо рабочих убеждать их до последней крайности, как заблудившихся товарищей, идущих против своих товарищей и народной власти»[16][нет в источнике]. Одновременно большевистские агитаторы на важнейших заводах (Обуховском, Балтийском и др.) пытались заручиться поддержкой рабочих, но успеха не имели. Рабочие сохраняли нейтралитет.

Вместе с тыловыми частями латышских стрелков и Литовского лейб-гвардии полка большевики окружили подступы к Таврическому дворцу. Сторонники Собрания ответили демонстрациями поддержки; по разным данным, в манифестациях участвовало от 10 до 100 тысяч человек[5]. Они были разогнаны. Количество погибших оценивалось с разбросом от 8 до 21 человека. Официально была названа цифра 21 человек (Известия ВЦИК, 6 января 1918 г.), раненых сотни. Среди погибших были эсеры Е. С. Горбачевская, Г. И. Логвинов и А. Ефимов. Через несколько дней жертвы были похоронены на Преображенском кладбище.

5 января произошёл разгон демонстрации в поддержку Учредительного собрания в Москве. По официальным данным (Известия ВЦИК. 1918. 11 янв.) число убитых более 50, раненых — более 200[19]. Перестрелки длились весь день, было взорвано здание Дорогомиловского Совета, при этом погибли начальник штаба Красной гвардии Дорогомиловского района П. Г. Тяпкин и несколько красногвардейцев.

 
Фотография единственного заседания

Единственное заседаниеПравить

Заседание Учредительного собрания открылось 5 (18) января 1918 в Таврическом дворце в Петрограде. На нём присутствовало 410 депутатов только от победивших левых партий; большинство принадлежало эсерам-центристам, большевики и левые эсеры имели 155 мандатов (38,5 %). Открыл заседание по поручению ВЦИК его председатель Я. Свердлов, который выразил надежду на «полное признание Учредительным собранием всех декретов и постановлений Совета народных комиссаров» и предложил принять написанный В. И. Лениным проект «Декларации прав трудящегося и эксплуатируемого народа», 1-й пункт которой объявлял Россию «Республикой Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов»[20]. Декларация повторяла резолюцию II съезда Советов рабочих и солдатских депутатов об аграрной реформе, рабочему контролю и миру. Однако Собрание большинством в 237 голосов против 146 отказалось даже обсуждать большевистскую Декларацию.

Председателем Всероссийского учредительного собрания был избран Виктор Михайлович Чернов, за которого было отдано 244 голоса. Второй претенденткой была лидер партии левых эсеров Мария Александровна Спиридонова, поддержанная большевиками; за неё отдали свои голоса 153 депутата.

Ленин через большевика Скворцова-Степанова предложил Собранию пропеть «Интернационал», что и выполнили все присутствовавшие социалисты, от большевиков до резко оппозиционных им правых эсеров.

Во время второй части заседания, в третьем часу ночи, представитель большевиков Фёдор Раскольников заявил, что большевики (в знак протеста против непринятия Декларации) покидают заседание. От имени большевиков он заявил, что, «не желая ни минуты прикрывать преступления врагов народа, мы заявляем, что покидаем Учредительное собрание с тем, чтобы передать Советской власти депутатов окончательное решение вопроса об отношении к контрреволюционной части Учредительного собрания».

По свидетельству большевика Мещерякова, после ухода фракции многие охранявшие Собрание солдаты караула «взяли винтовки наизготовку», один даже «прицелился в толпу делегатов-эсеров», а Ленин лично заявил, что уход большевистской фракции Собрания «так подействует на держащих караул солдат и матросов, что они тут же перестреляют всех оставшихся эсеров и меньшевиков». Один из современников, Вишняк М. В., комментирует обстановку в зале заседаний следующим образом:

Спустившись с помоста, я пошёл посмотреть, что делается на хорах… Отдельные группы продолжают «митинговать», спорить. Кое-кто из депутатов пытается убедить солдат в правоте собрания и преступности большевиков. Проносится: «И Ленину пуля, если обманет!»[7]

Вслед за большевиками в четыре часа утра Собрание покидает левоэсеровская фракция, заявившая через своего представителя Карелина, что «Учредительное собрание не является ни в коем случае отражением настроения и воли трудящихся масс… Мы уходим, удаляемся из этого Собрания… Мы идём для того, чтобы наши силы, нашу энергию принести в советские учреждения, в Центральный исполнительный комитет».

Оставшиеся депутаты Собрания под председательством лидера эсеров Виктора Чернова продолжили работу и торопливо проголосовали за принятие следующих документов:

  • закон о земле, провозглашавший землю общенародной собственностью, фактически дублирующий уже принятый Совнаркомом «Декрет о земле»; (в нём используется термин «Российская республика», тем самым подтверждено решение Временного правительства от 1 (14) сентября 1917 о провозглашении России республикой);
  • обращение к воюющим державам с призывом начать мирные переговоры;
  • постановление о провозглашении Российской демократической федеративной республики[21]; за 2 дня до этого ВЦИК провозгласил Российскую Советскую Республику федерацией советских национальных республик[22]).

В прениях выступили Бунаков И. И., Бухарин Н. И., Дыбенко П. Е., Ельяшевич А. Б., Ефремов Л. А., Зензинов В. М., Карелин В. А., Лордкипанидзе И. Н., Мамкин И. В., Павлов В. Е., Раскольников Ф. Ф., Свердлов Я. М., Северов-Одоевский А. С., Скворцов И. И., Стрельцов А. И., Тимофеев Е. М., Чернов В. М., Швецов С. П., Штейнберг И. З., Церетели И. Г.

Роспуск Учредительного собранияПравить

 
Отряд матросов Красной гвардии, распустивших Учредительное собрание

Ленин распорядился не разгонять собрание сразу, а дождаться прекращения заседания и тогда закрыть Таврический дворец и на следующий день уже никого туда не пускать. Заседание, однако, затянулось до поздней ночи, а затем и до утра. В 5-м часу утра 6 (19) января, сообщив председательствующему эсеру Чернову, что «караул устал»Я получил инструкцию, чтобы довести до вашего сведения, чтобы все присутствующие покинули зал заседаний, потому что караул устал»), начальник охраны анархист А. Железняков закрыл заседание, предложив депутатам разойтись[20]. 6 января в 4:40 утра делегаты расходятся, постановив собраться в тот же день в 17:00. Председатель Совнаркома Ленин приказывает охране Таврического дворца «не допускать никаких насилий по отношению к контрреволюционной части Учредительного собрания и, свободно выпускать всех из Таврического дворца, никого не впускать в него без особых приказов».

Комиссар Дыбенко заявил начальнику охраны Железнякову, что требуется разогнать Собрание силой немедленно, не дожидаясь окончания заседания («приказ Ленина отменяю. Учредилку разгоните, а завтра разберёмся»). Сам Дыбенко был также избран в Учредительное собрание от Балтийского флота; на заседании он послал в президиум записку с издевательским предложением «избрать Керенского и Корнилова секретарями».

Вечером того же дня, 6 января, депутаты нашли двери Таврического дворца запертыми на замок. У входа стоял караул с пулемётами и двумя лёгкими артиллерийскими орудиями. Охрана сказала, что заседания не будет. 9 января был опубликован декрет ВЦИК о роспуске Учредительного собрания, принятый 6 января[23].

6 января 1918 года газета «Правда» объявила, что

Прислужники банкиров, капиталистов и помещиков, союзники Каледина, Дутова, холопы Американского доллара, убийцы из-за угла правые эсеры требуют в учр. собрании всей власти себе и своим хозяевам — врагам народа.
На словах будто бы присоединяясь к народным требованиям: земли, мира и контроля, на деле пытаются захлестнуть петлю на шее социалистической власти и революции.

Но рабочие, крестьяне и солдаты не попадутся на приманку лживых слов злейших врагов социализма, во имя социалистической революции и социалистической советской республики они сметут всех её явных и скрытых убийц.

М. Горький писал в своей газете «Новая жизнь»:

5-го января 1918 года безоружная петербургская демократия — рабочие, служащие — мирно манифестировали в честь Учредительного Собрания… «Правда» лжет, когда она пишет, что манифестация 5 января была организована буржуями, банкирами и т. д., и что к Таврическому дворцу шли именно «буржуи» и «калединцы». «Правда» лжет, — она прекрасно знает, что «буржуям» нечему радоваться по поводу открытия Учредительного Собрания, им нечего делать в среде 246 социалистов одной партии и 140 — большевиков. «Правда» знает, что в манифестации принимали участие рабочие Обуховского, Патронного и других заводов, что под красными знаменами российской социал-демократической партии к Таврическому дворцу шли рабочие Василеостровского, Выборгского и других районов. Именно этих рабочих и расстреливали, и сколько бы ни лгала «Правда», она не скроет позорного факта… Итак, 5 января расстреливали рабочих Петрограда безоружных. Расстреливали без предупреждения о том, что будут стрелять, расстреливали из засад, сквозь щели заборов, трусливо, как настоящие убийцы[24]

18 января Совнарком принимает декрет, предписывающий устранить из действующих законов все ссылки на Учредительное Собрание. 18 (31) января III Всероссийский Съезд Советов одобрил декрет о роспуске Учредительного Собрания и принял решение об устранении из законодательства указаний на временный характер советского правительства («впредь до созыва Учредительного собрания»).

«Караул устал»Править

«Караул устал» — историческая фраза, сказанная матросом А. Г. Железняковым («Железняком») (который был начальником караула Таврического дворца, где собралось Всероссийское учредительное собрание) при закрытии заседания Учредительного собрания 6 (19) января 1918 года в 4 часа 20 минут утра.

Согласно советской биографии А. Г. Железнякова[25], дело обстояло так:

В 4 часа 20 минут утра Железняков …твёрдой поступью вошел в огромный, ярко освещённый зал дворца, прошёл мимо рядов, поднялся на трибуну. Он подошёл к Чернову, положил ему на плечо свою сильную руку и громко сказал:
— Прошу прекратить заседание! Караул устал и хочет спать…
Произносивший в это время с большим пафосом свою речь левый эсер Фундаминский застыл на полуслове, уставив испуганные глаза на вооружённого матроса.
Придя в себя после минутной растерянности, охватившей его при словах Железнякова, Чернов закричал:
— Да как вы смеете! Кто вам дал на это право?!
Железняков сказал спокойно:
— Ваша болтовня не нужна трудящимся. Повторяю: караул устал!
Из рядов меньшевиков кто-то крикнул:
— Нам не нужен караул!
Перепуганный Чернов что-то начал торопливо говорить секретарю Учредительного собрания Вишнякову.
В зале поднялся шум. С хоров раздались голоса:
— Правильно! Долой буржуев!
— Хватит!

Согласно другой документальной официальной биографии А. Г. Железнякова[26], дело обстояло схоже, но менее конфликтно и более правдоподобно (учитывая, что левые эсеры покинули Собрание вслед за большевиками, а на хорах зрителей практически не осталось):

Около пяти часов утра из депутатов-большевиков во дворце находились только Дыбенко и ещё несколько человек. Железняков снова обратился к Дыбенко:
— Матросы устали, а конца не видно. Что если прекратить эту болтовню?
Дыбенко подумал и махнул рукой:
— Кончай, а завтра разберёмся!
Железняков через левый боковой вход вошёл в зал, неторопливо поднялся в президиум, обошёл сзади стол и тронул Чернова за плечо. Громко, на весь зал, не допускающим возражения тоном сказал:
— Караул устал. Прошу прекратить заседание и разойтись по домам.
Чернов растерянно пробормотал что-то. Депутаты стали пробираться к выходу. Никто даже не поинтересовался, будет ли следующее заседание.

Бухарин вспоминал: «В ночь разгона Учредительного собрания Владимир Ильич позвал меня к себе… Под утро Ильич попросил повторить что-то из рассказанного о разгоне Учредилки и вдруг рассмеялся. Смеялся он долго, повторял про себя слова рассказчика и всё смеялся, смеялся. Весело, заразительно, до слёз. Хохотал»[27].

ПоследствияПравить

Хотя правые партии потерпели на выборах сокрушительное поражение, так как часть из них была под запретом и агитация за них была запрещена большевиками, защита Учредительного собрания стала одним из лозунгов формирующегося Белого движения.

Депутаты от большевиков и левых эсеров вошли в новый состав Всероссийского ЦИКа. Депутаты от Закавказья образовали Закавказский сейм.

К лету 1918 года при поддержке восставшего Чехословацкого корпуса на огромной территории Поволжья и Сибири образовалось несколько эсеровских и проэсеровских правительств, начавших вооружённую борьбу против созданной большевиками на II Съезде советов рабочих и солдатских депутатов власти. Ряд членов Учредительного собрания переехали в Самару, где создали Комитет членов Учредительного собрания (Комуч) во главе с В. К. Вольским, другая часть депутатов создала комитет в Омске. В сентябре 1918 г. на Государственном совещании в Уфе Комуч, Временное Сибирское и другие региональные правительства объединились, избрав Временное Всероссийское правительство (Директорию) во главе с правым эсером Н. Д. Авксентьевым. Одной из своих задач Директория провозгласила восстановление в России Учредительного собрания. Наступление Красной армии в августе — сентябре 1918 г. заставило Директорию переехать в Омск; однако стремление части эсеров собрать депутатов и объявить об открытии Учредительного собрания, избранного в 1917 г., не устраивало правые политические силы. 18 ноября 1918 г. Директория была свергнута омскими военными; адмирал А. В. Колчак, которого после голосования Совет Министров провозгласил Верховным правителем России, заявил, что его цель — разгром большевизма, а когда это произойдет, он созовет Учредительное Национальное собрание, но отнюдь не то «партийное, которое было разогнано матросом Железняковым»[28]. Позднее, на допросе в январе 1920 года, адмирал высказался очень конкретно о разогнанном Учредительном собрании: «Считали, что оно было искусственным и партийным. Это было и мое мнение. Я считал, что если у большевиков и мало положительных сторон, то разгон этого Учредительного собрания является их заслугой, что это надо поставить им в плюс»[29].

Съезд членов Учредительного собрания, с октября 1918 года находившийся в Екатеринбурге, пытался протестовать против переворота, в результате был отдан приказ «принять меры к немедленному аресту Чернова и других активных членов Учредительного собрания, находившихся в Екатеринбурге». Выселенные из Екатеринбурга то ли под охраной, то ли под конвоем чешских солдат, депутаты собрались в Уфе, где пытались вести агитацию против Колчака. 30 ноября 1918 г. он приказал предать бывших членов Учредительного собрания военному суду «за попытку поднять восстание и вести разрушительную агитацию среди войск». 2 декабря специальным отрядом под командованием полковника Круглевского часть членов съезда Учредительного собрания (25 человек) была арестована, в товарных вагонах доставлена в Омск и заключена в тюрьму. После неудачной попытки освобождения 22 декабря 1918 г. часть из них были расстреляны[28].

Отношение к Учредительному собранию в начале XXI векаПравить

В 2011 году лидер партии «Яблоко» Григорий Явлинский выступил со статьей «Ложь и легитимность», в которой назвал государственную власть в России нелегитимной, а способом решения этой проблемы — созыв Учредительного собрания[30][31]. В феврале 2020 на сайте его партии появилась публикация, в которой Явлинский заявил, что «необходимо принять конституционный акт, который, наряду с оценкой событий 1917 года, должен содержать признание незаконности разгона Учредительного собрания, приведшего к национальной трагедии, оценку десятилетий государственного террора и политических репрессий, констатацию абсолютной неприемлемости использования террора, лжи и насилия в государственной политике современной России». В своих программных роликах на YouTube и в интервью он неоднократно говорил о незаконности разгона Учредительного собрания[32].

В 2020 году судья Конституционного суда РФ Константин Арановский назвал СССР «незаконно созданным государством» и заявил, что Российская Федерация не должна считаться правопреемником «репрессивно-террористических деяний» советской власти. По его мнению, Россия должна обладать конституционным статусом государства, «непричастного к тоталитарным преступлениям». Арановский подчеркнул, что современное российское государство было создано не как преемник Советского Союза, а «вместо и против» него. При этом судья уверен, что Россия должна возмещать вред, причиненный СССР,— но не как наследник государства-виновника, а «с верой в правду, из положительной ответственности и по милосердию»[33].

«Даже в условном юридическом смысле России незачем навлекать на свою государственную личность вину в советских репрессиях и замещать собою государство победоносного и павшего затем социализма. Это невозможно уже потому, что его вина в репрессиях и других непростительных злодеяниях, начиная со свержения законной власти Учредительного собрания, безмерна и в буквальном смысле невыносима» - сказал судья.


В 2015 году гражданский активист Владимир Шпиталев написал заявление на имя Генерального прокурора РФ Юрия Чайки с требованием проверить законность разгона Учредительного собрания в 1918 году. Он провёл одиночный пикет с лозунгом «Верните Учредительное Собрание»[34].

«Целью пикета было привлечение внимания к проблеме и необходимости проведения нового Учредительного собрания, выражающего волю народа и обеспечивающего историко-политическую преемственность современного российского государства от Российской Демократической Федеративной Республики, а не от террористического государственного образования, незаконно созданного группой международных авантюристов и преступников, чьи преемники по сей день развязывают войны по всему миру» — заявил Шпиталев.[35]

ХронологияПравить


См. такжеПравить

ПримечанияПравить

  1. Учредительное Собрание // Додонов В.Н. Энциклопедия юриста. 2005
  2. Положение о выборах в Учредительное собрание, проект наказа о применении данного положения, объяснительные записки особого совещания по выработке проекта положения о выборах в Учредительное собрание, по вопросу о числе и распределении по избирательным округам депутатских мест. — 1917. — 192 л. — (Канцелярия Временного Правительства : 1917 г.)
  3. Корольков О. П. ВЫБОРЫ В УЧРЕДИТЕЛЬНОЕ СОБРАНИЕ В ПСКОВСКОЙ ГУБЕРНИИ (1917 Г.)
  4. Троцкий Л. К истории русской революции. — М. Политиздат. 1990
  5. 1 2 Энциклопедия Санкт-Петербурга
  6. Всероссийское учредительное собрание // Большая советская энциклопедия : [в 30 т.] / гл. ред. А. М. Прохоров. — 3-е изд. — М. : Советская энциклопедия, 1969—1978.
  7. 1 2 Учредительное собрание и российская действительность. Рождение Конституанты. Дата обращения 12 января 2011.
  8. ВЫБОРЫ В УЧРЕДИТЕЛЬНОЕ СОБРАНИЕ В ПСКОВСКОЙ ГУБЕРНИИ (1917 Г.)
  9. 1 2 Соколов А. В. Государство и Православная церковь в России, февраль 1917 — январь 1918 гг. Диссертация на соискание ученой степени доктора исторических наук. — СПб, 2014. — С. 526 Режим доступа: https://disser.spbu.ru/disser/dissertatsii-dopushchennye-k-zashchite-i-svedeniya-o-zashchite/details/12/483.html Архивная копия от 28 марта 2019 на Wayback Machine
  10. Янис Шилиньш. Что и почему нужно знать о том, как латыши заняли Петроград. Rus.lsm.lv (8 декабря 2017).
  11. «Правда» № 213, 26 (13) декабря 1917. • Печатается по тексту Полного собрания сочинений В. И. Ленина, изд. 5, т. 35, стр. 162—166
  12. Аргументы и факты № 11 (47) от 03.06.2004. На мушке — вечно живой. Дата обращения 27 января 2011.
  13. Ерофеев Н. Д. Уход с политической арены эсеров (недоступная ссылка). Дата обращения 9 июня 2011. Архивировано 11 января 2012 года.
  14. Из воспоминаний члена Военной Комиссии ПСР Б.Соколова
  15. «Правда», № 203 от 12 декабря 1917 г.
  16. 1 2 3 Ю. Г. Фельштинский. Большевики и левые эсеры. Октябрь 1917 — июль 1918
  17. Соколов Б. Защита Всероссийского Учредительного собрания // Архив русской революции. — М., 1992.
  18. Соколов Б. Защита Всероссийского Учредительного собрания // Архив русской революции. Т. XIII. — М., 1992. — С. 38—48.
  19. Партия социалистов — революционеров после Октябрьского переворота 1917 года. Документы из Архива ПСР. Amsterdam. 1989. С. 16-17.
  20. 1 2 Всероссийское Учредительное собрание в документах и материалах (недоступная ссылка)
  21. ЗАКОНЫ И ПОСТАНОВЛЕНИЯ, ИЗДАННЫЕ ОТ ИМЕНИ УЧРЕДИТЕЛЬНОГО СОБРАНИЯ — Страница 6
  22. Декларация прав трудящегося и эксплуатируемого народа
  23. О роспуске Учредительного Собрания: Декрет о роспуске Учредительног Собрания, принятый в заседании Центр. Исп. К-та 6 января 1918 года. Распубликовано в № 5 Газеты Временного Рабочего и Крестьянского Правительства от 9 января 1918 года. // Собрание узаконений и распоряжений рабочего и крестьянского правительства 1918 г. № 15 ст. 216
  24. [history.wikireading.ru/264739 Разгон Учредительного Собрания] // Феденко П. В. Новая «Истрия КПСС». Мюнхен, 1960
  25. Амурский И. Е. Матрос Железняков. — М.: Московский рабочий, 1968.
  26. Пронин М. П. Анатолий Железняков. — Л.: Лениздат, 1970..
  27. Сарнов Б. М. Сталин и Замятин // Сталин и писатели Книга третья (недоступная ссылка). Дата обращения 9 марта 2013. Архивировано 17 июня 2013 года.
  28. 1 2 Иоффе Г. Между двумя караулами. Литературная газета. 2003, N 14
  29. Арестант пятой камеры — М., Политиздат, 1990. — С. 345
  30. Явлинский Г. «Ложь и легитимность» // Радио Свобода, 06.04.2011
  31. Эксперты — о «Лжи и легитимности» // Радио Свобода, 07.04.2011
  32. Сто лет беззаконности: легитимен ли Путин // Яблоко, 18.02.2020.
  33. Судья КС отделил РФ от СССР // Коммерсантъ, 17.02.2020.
  34. Эмигрант с белой карточкой // Радио Свобода, 16.4.2016
  35. Грани. Ру: Персоны. Владимир Шпиталев.

ЛитератураПравить

ИсточникиПравить