Высокое окно (роман)

«Высокое окно» (англ. The High Window; 1942 год) — роман американского писателя Рэймонда Чандлера о частном сыщике Филипе Марло (третий роман про Марло, после «Глубокий сон» (1939) и «Прощай, любимая» (1940)). Классика «крутого детектива».

Высокое окно
The High Window
Первое издание романа
Первое издание романа
Автор Рэймонд Чандлер
Жанр Детектив
Язык оригинала Английский
Оригинал издан 1942
Переводчик А. Ливергант
Издатель Alfred A. Knopf
Предыдущая Прощай, Любимая[d]
Следующая The Lady in the Lake[d]

СюжетПравить

 
A 1787 англ. Brasher Doubloon, the same type featured in The High Window

Действие происходит в Пасадене, пригороде Лос-Анджелеса. Частного сыщика Филипа Марло нанимает миссис Элизабет Брайт Мердок. Она — престарелая вдова, живёт со взрослым сыном и невротичной секретаршей. Миссис Мердок просит сыщика разобраться с пропажей семейной ценности — золотого дублона Брешера.

В процессе расследования перед Марло возникает множество затруднительных ситуаций и сложных морально-этических проблем.

В СССРПравить

В 1987 году этот роман был издан в СССР под названием «Золотой дублон Брашера»[1].

ЭкранизацииПравить

Роман был экранизирован в США дважды.

Также, в США вышли 2 одноимённых радиоспектакля, в 1977 и 2011 гг.

ЦитатыПравить

  •  Ещё один зануда. Третий за сегодняшний день, не считая миссис Линду Мердок, которая тоже вполне может оказаться занудой. 
  •  Я ... достал фотографию, которая в гордом одиночестве лежала на дне и смотрела на меня холодными тёмными глазами. Держа фотографию в руках, я опять сел и принялся её разглядывать. Над крупным лбом тёмные распущенные волосы с нечетким пробором посередине. Широкий невозмутимый наглый рот с вполне аппетитными губками. Правильной формы нос — не большой и не маленький. Довольно красивые черты лица. Чего-то этому лицу не хватало. Раньше бы сказали — породы, а теперь — даже не знаю, чего именно. Для своего возраста лицо это казалось чересчур разумным и осмотрительным. Слишком многие зарились на это лицо, вот оно и стало таким настороженным. Но за настороженностью проглядывало простодушие маленькой девочки, которая до сих пор верит в Деда Мороза. 
  •  — А ... этот Венниер, чем он занимается?
    Шофёр выпрямился, повесил замшевую тряпку на дверцу и вытер руки полотенцем, которое теперь торчало у него из-за пояса.
    — Женщинами, чем же ещё, — сказал он.
    — А с этой — не рискованно?
    — Возможно, — согласился он. — Кому как. Я бы не стал.
     
  •  — Какое он дал объявление? — спросил я. Бриз... выудил из бумажника тонкий листок бумаги и положил его перед собой на низкий столик. Я подошел, поднял его и прочёл:

    «Зачем волноваться? Зачем пребывать в сомнении и неведении? Зачем терзаться подозрениями? Обратитесь к невозмутимому, осмотрительному, надёжному сыщику — Джорджу Энсону Филлипсу. Гленвью 9521».

    Я положил бумажку обратно на стол.
    — Ничуть не хуже любого другого частного объявления, — заметил Бриз. — Не похоже, чтобы оно было рассчитано на богатую публику.
    — Ему его составила секретарша в газете, — ввернул Спенглер. — Говорит, она с трудом удержалась от смеха, но Джордж решил, что объявление — лучше некуда.
     
  •  ...ситуация, которая и без того оставалась для меня абсолютно загадочной, усложнится ещё больше. Можно, правда, выдать клиента и навести на неё и её родных полицию.

    «Если хотите иметь дело с полицией, обращайтесь к Марло. Зачем волноваться? Зачем пребывать в сомнении и неведении? Зачем терзаться подозрениями? Обратитесь к нетрезвому, беспечному, косолапому, опустившемуся сыщику. Филип Марло. Гленвью, 7537. Приходите, и я натравлю на вас лучших полицейских города. Не отчаивайтесь. Не унывайте. Звоните Марло — и ждите ареста».

    Шутка получилась невесёлой.
     
  •  Я ... закурил. Пальцы не слушались. Пошел к выходу. Аптекарь теперь был один. Чинил перочинным ножиком карандаш. Вид хмурый, сосредоточенный.
    — Отличный у вас карандашик, — сказал я ему.
    Он удивлённо посмотрел на меня. Девушки в брюках удивлённо посмотрели на меня. Я подошел к висевшему за прилавком зеркалу и удивлённо посмотрел на себя.
    Потом сел на табурет у стойки и сказал:
    — Двойную порцию шотландского виски. Неразбавленного.
    На меня удивлённо посмотрел продавец:
    — Простите, но это не бар, сэр. Можете купить бутылку в винном отделе.
    — Не бар? — переспросил я. — Ну да, не бар. У меня был шок. Я немного не в себе. Дайте мне чашку кофе, только некрепкого, и бутерброд с ветчиной на чёрством хлебе. Хотя нет, лучше не надо. До свидания.
    Я сполз со стула и тихо пошел к двери. Так тихо, как сыплется с горы тонна угля. Человек в чёрной рубашке и жёлтом шейном платке насмешливо смотрел на меня из-за номера «Нью-Рипаблик».
    — Чем пялиться в эту газетёнку, почитал бы лучше что-нибудь стоящее: про любовь или убийства, — посоветовал я ему из лучших побуждений.
    И вышел. Кто-то у меня за спиной заметил:
    — В Голливуде таких полно.
     
  •  — Мистер Гренди, не могли бы вы принять от меня пять долларов — и не в качестве взятки, а в знак искреннего дружеского расположения?
    — Еще как приму, сынок. Так приму, что Эйб Линкольн вспотеет.
    Я протянул ему пятерку. На ней действительно был изображен Линкольн.
    Он несколько раз свернул бумажку и запрятал её поглубже в карман.
    — Вот спасибо. Только не подумайте, что я клянчил.
     
  •  ...Джордж славный парень, может, слишком славный для хорошего полицейского, даже если бы у него была голова на плечах. Джордж делал то, что ему говорили, и делал бы совсем неплохо, если бы ещё знал, с какой ноги шагать и в какую сторону идти. Но за годы службы он, что называется, не прибавил.
    Он был из тех полицейских, которые, пожалуй, могут задержать мелкого воришку, да и то, если видели кражу собственными глазами, а вор, пустившись наутек, врезался бы головой в столб и лишился чувств.
    В противном случае Джорджу было бы не справиться и ему пришлось бы возвращаться в отделение за инструкциями.
     
  •  Я кивнул и улыбнулся ей. Мимолетной, бодрой улыбкой знаменитого Филипа Марло. 
  •  ...— Хотя деньги, разумеется, дала мне миссис Мердок. Я должна ей столько, что мне в жизни не рассчитаться. Правда, большой зарплаты она мне не платила, но…
    Я был груб:
    — Большой зарплаты от неё никто не дождётся. Ну а что касается того, что вам с ней в жизни не рассчитаться, это тоже верно: за всё, что она вам сделала, рассчитываться с ней должен боксёр полутяжёлого веса. Впрочем, неважно.
    ...
    — У меня нет денег.
    — Миссис Мердок прислала вам пятьсот долларов. Они у меня в кармане.
    — Как это мило с её стороны.
    — О дьявол! — взвыл я, пошёл на кухню и хлебнул из бутылки перед дорогой. Легче не стало. Захотелось вскарабкаться на стену и поползать по потолку.
     
  •  Дом скрылся из виду, и я испытал странное чувство, словно написал стихи, очень хорошие стихи, но потерял их и теперь никогда больше не вспомню. 
  •  Была ночь. Я поехал домой, переоделся, расставил на доске шахматные фигуры,... и разыграл ещё одну партию Капабланки. Пятьдесят девять ходов. Красивые, бесстрастные, беспощадные шахматы. Прямо-таки в дрожь бросает от их молчаливой непроницаемости.
    Когда партия кончилась, я подошёл к открытому окну, прислушался и вдохнул ночной воздух. Потом отнёс стакан на кухню, сполоснул, налил в него ледяной воды и стал пить маленькими глотками, разглядывая себя в зеркале над раковиной.
    — Вылитый Капабланка! — сказал я себе.
    Рэймонд Чандлер
     

Интереcные фактыПравить

Роман «Высокое окно» [The High Window]:

  • «Окно в вышине»;
  • «Окно на тот свет»;
  • «Золотой дублон Брашера»;
  • «История Брэшерского дублона».

ПримечанияПравить

ЛитератураПравить

  • Scruggs, Charles. The Lawn Jockey and «The Justice We Dream Of»: History and Race in Raymond Chandler's The High Window (англ.) // Papers on Language and Literature. — англ. Southern Illinois University Edwardsville, 2012. — Vol. 48, no. 2. — P. 115—136. — ISSN 0031-1294.

СсылкиПравить