Открыть главное меню

Вьюни́шник (вьюшник, вьюничник, вьюне́ц, вьюни́ны, вью́нство, вьюни́тство, юни́ны, юне́ц, окликание молодых) — славянский обходной обряд, целью которого было коллективное чествование и поздравление молодожёнов, вступивших в брак в течение года. Вьюнишник завершал длительный период послесвадебных обрядов, а также вписывался в систему восточнославянских весенних обрядовых обходов, входил в одну группу с хороводными величаниями и некоторыми другими формами поздравления молодожёнов. Трактуется исследователями как обычай, фактически закрепляющий переход молодожёнов в новую социальную категорию путём их «окликания», или публичного оглашения[1]. Обряд близок к волочебному обряду.

Обряд проводился обычно на Пасхальной неделе, на Красную горку[2], а также в субботу или воскресенье следующей Фоминой недели[3].

ЭтимологияПравить

Синонимом слова вьюн является венок. Они, как считает Ф. И. Буслаев, однокоренные и происходят от слова вить. В Петрозаводском уезде Олонецкой губернии вьюнками называли венки из цветов и трав. Слово вьюнок в значении венок известно в Орловской, Костромской, Вологодской, Костромской, Вятской и Архангельской губерниях. Синонимом к слову венок было вено. На Урале венок из цветов для невесты назывался венец. Таким образом, областные наречия подтверждают синонимичность слов вьюн и венок. В свою очередь, слово венок имело значение: девичий головной убор (юж.-слав.), венчание (псков.), супружеская пара (западно.-сиб.). Венницей называли невесту старообрядцы в Стародубье. Слово вено употреблялось в Курской, Рязанской и Нижегородской губерниях. Венец уронить — означало в Вятской губернии нарушить супружескую верность. В Архангельской губернии венца смотреть означало смотреть на свадьбу. Имеющиеся материалы говорят о том, что содержательный смысл слов венок—вьюн—вено—венец совпадает и они указывают на любовные и семейно-брачные отношения. Отсюда название молодых вьюном и вьюницей, или в Сибири венком. Вероятно, поэтому обходные обряды Фоминой недели стали называться вьюнишниками[4].

Татьяна Агапкина считает, что «витьё (куручение)» является фольклорной метафорой начала, зарождения жизни, умножения[5].

В то же время, по мнению Елены Мадлевскаой, название обряда связано с обращениями к молодым «вьюнец» и «вьюница», или в другой огласовке — «юнец» и «юница», которые использовались при окликании; в некоторых местностях новобрачных так называли на второй день после венчания[6].

ОбрядПравить

У русских этот обычай был распространён по всему Верхнему и Среднему Поволжью. Его южная граница — Самарское и Казанское Поволжье, северная — юг Вологодчины. Песни, сопровождавшие обряд, назывались вьюнцами. Обычно вьюнинами заканчивался годовой цикл послесвадебных гостеваний и праздников. Молодожёны становились полноправными членами общества семейных людей[7].

В Тамбовской губернии молодых поздравляли с Пасхой на пасхальной неделе или в Фомино воскресенье[8].

В Ростовском уезде Ярославской губернии вьюнины отмечались в Фомино воскресенье (на Красную горку), в Нижегородской губернии — в субботу Светлой недели, а иногда и на Фоминой. Жених за исполнение вьюнишных песен раздавал детям небольшие пряники, называемые, как и сам ритуал, вьюнцами[9][10].

Обряд напоминал зимние колядки. Весёлая нарядно одетая толпа, собравшись в условленном месте, двигалась из конца в конец селения и начинала «искать вьюнца и вьюницу» (молодых). Причём молодёжь это делала утром, а семейные мужчины и женщины — вечером. Стучались под окном с особым припевом-причетом: «Вьюн-вьюница, отдай наши яйцы!» Где нет молодожёнов, там от непрошеных гостей отделывались тем, что, подавая несколько яиц, христосовались с кем-нибудь из них. Где же молодая пара, — там пелись специальные песни[11]:

На горе было горе,
У Ивана на дворе.
Вьюнец- молодец,
Вьюница, эй, молодая!
Вырастало деревце
Да кипарисовое.
Как во этом деревце
Да три угодьица:
По вершине деревца
Да соловей песни поёт,
Посередь-то деревца
Да пчелы яры гнезда вьют
По корень-то деревца
Да тут беседушка стоит,
Во беседушке сидит
Да удалой-от молодец,
Молодой-от молодец
Да Иванушка господин.
Иванушка господин
Да с молодой своей женой,
С молодой своей женой
Да с Прасковьей молодой.

Девицы разыгрывают хороводы, а молодцы бьются на кулачки и борются один на один, песни поют перед таким домом до тех пор, покуда виновники торжества не выйдут к ним сами и не вынесут всякого угощения: яиц, пива, мёда, орехов, пряников, иногда денег детворе. После этого старшой из певунов-весельчаков затягивает благодарственную песню[11]:

Ещё здравствуй, молодой,
С молодой своей женой!
Спасибо тебе, хозяин,
С твоей младой-младешенъкой
Хозяюшкою счастливою —
На жалованьи,
На здравствованьи!

Хор молодых голосов после каждого стиха подпевает: «Вьюнец-молодец, молодая!» — чем и кончается чествование новобрачных до другого осенённого новым счастием дома, где повторяется то же самое[11].

Вьюнишные песниПравить

Вьюнишные песни (вьюницкие песни, вьюнцы) — величальные песни, исполняемые в составе обходного обряда вьюнишника молодым (вьюницу и вьюнице), обычно в субботу или воскресенье Фоминой (послепасхальной) недели[12] или в субботу Светлой недели. Песни содержали величание дома молодых, который описывался в идеализированных формах, в символических образах рисовались согласие, достаток, счастье молодой семьи.

Вьюнишные песни, исполнявшиеся взрослыми, состоят из трех частей: зачин (обращение с просьбой разрешить окликать молодых, описание того, как окликальщики искали двор молодых, и т. п.), основная часть — эпическая, в которой высказывались пожелания благополучия; и заключение с просьбой о вознаграждении. Специфические их черты — характерный припев типа «Вьюнец молодой, вьюница молодая!», который и является собственно окликанием, а также центральный образ песни, содержащий мотив трёхчастного «мирового дерева», растущего посреди двора молодожёнов; особо отмечаются его вершина, середина и корень. Дерево и его описание соотносятся с основными этапами свадебного ритуала и браком (сговор, молодая семья, брачная жизнь)[13].

Под корень деревца
Да тут беседушка стоит,
Во беседушке сидит
<…> Иванушка господин
Да с молодой своей женой.

Вьюнишные песни имеют традиционный для обходных песен зачин (обращение с просьбой разрешить окликать молодых, описание того, как окликальщики искали двор молодых, и т. п.), а завершаются типовой просьбой о вознаграждении. Характерный припев «Вьюнец молодой, вьюница молодая!» является окликанием, а мотив трехчастного «мирового дерева» — центральным образом песни[1]:

Под корень деревца
Да тут беседушка стоит,
Во беседушке сидит < . . . >
Иванушка господин
Да с молодой своей женой[14]

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

  1. 1 2 Агапкина, 1995, с. 480.
  2. Холодная // Красная горка.
  3. Тульцева, 1978, с. 123.
  4. Тульцева, 1978, с. 123–125.
  5. Агапкина Т. А. Мифороэтические основы славянского народного календаря: Весенне-летний цикл — М., 2002 — С. 172
  6. Мадлевская Е. Л. Вьюнишник // Фольклор и фольклористика в СПбГУ
  7. Александров и др., 1999.
  8. Дубровина, 2012, с. 26.
  9. Артынов, 1889.
  10. Даль, 1880—1882.
  11. 1 2 3 Коринфский, 1901.
  12. Гуманитарный словарь, 2002.
  13. Холодная // Вьюнишник.
  14. № 481 // Поэзия крестьянских праздников. Сборник песен / Вступ. статья, сост., подгот. текста и примеч. И. И. Земцовского; Общ. ред. В. Г. Базанова.— Л.: Сов. писатель, 1970 (Б-ка поэта. Большая серия)

ЛитератураПравить

СсылкиПравить