Открыть главное меню

Барон Па́вел Васи́льевич Ган (Пауль Теодор Фрайхерр фон Ган, нем. Paul Theodor Freiherr von Hahn; 29 июля 1793, Митава — 18 января 1862, Мангейм) — тайный советник, сенатор, член Государственного Совета[1].

Павел Васильевич Ган
нем. Paul von Hahn
Павел Васильевич Ган
Флаг Лифляндский губернатор
27.11.1827 — 17.04.1829
Предшественник Осип Осипович Дюгамель
Преемник Егор Фёдорович Фелькерлан
Флаг Курляндский губернатор
06.02.1824 — 27.11.1827
Предшественник Эммануил Яковлевич Станеке
Преемник Христофор Иванович Бреверн
Рождение 29 июля 1793(1793-07-29)
Митава
Смерть 18 января 1862(1862-01-18) (68 лет)
Мангейм
Место погребения
Род фон Ган
Отец Адольф Георг Вильгельм фон Ган
Мать Мария Юлиана Шарлотта фон Фрикс
Супруга София Анна Франциска фон Граймберг
Образование
Награды
Звание подпоручик
Сражения

БиографияПравить

Происходил из древнего курляндского рода[2], сын действительного статского советника Адольфа Георга Вильгельма (1749—1823) от брака с Шарлоттой Фиркс (1759—1831), родился в Митаве 29 июля 1793 г., учился на филологическом факультете Дерптского университета и в Москве. В ноябре 1812 г. он поступил юнкером в Гродненский гусарский полк, принял участие в военных действиях против французов и был в делах при Кенигсберге, Данциге, Берлине и Шпандау; за отличие при осаде Данцига получил знак отличия Военного ордена; затем состоял бессменным ординарцем при немецком генерале бароне В. К. Ф. Дёрнберге, командовавшем отдельным летучим отрядом.

13 мая 1814 года Ган был уволен от военной службы за ранами с чином и мундиром, совершил путешествие по Англии, Шотландии и Франции, а 31 августа 1815 г. поступил на гражданскую службу переводчиком в Коллегию иностранных дел. 24 августа 1816 г. он назначен состоять при миссии во Флоренции в должности канцелярского служителя, а 22 января следующего года переведён в Рим, где оставался до 1822 г., состоя с 1819 года в должности секретаря миссии; за это время награждён орденами Св. Иоанна Иерусалимского (17 декабря 1817 г.) и Св. Анны 3-й (29 ноября 1819 г.) и 2-й (3 декабря 1821 г., алмазные знаки к этому ордену пожалованы 9 декабря 1822 г.) степеней, званием камер-юнкера (13 августа 1818 г.) и чинами титулярного советника (31 августа 1818 г.), коллежского асессора «во уважение приобретенных им познаний по части дипломатической и изданных им полезных сочинений» (5 сентября 1819 г.) и надворного советника (12 декабря 1820 г.). Сочинения, за которые Ган получил награду, были следующие: «Livourne et son commerce dans l’année 1818» (Rome, 1819) и «Mémoire sur les établissements de bienfaisance en Toscane» (Rome, 1819).

После отозыва в Санкт-Петербург он был назначен 6 февраля 1824 года Курляндским гражданским губернатором с производством в статские советники. Состоя в этой должности, Ган был произведён в действительные статские советники (22 августа 1826 г.) и награждён орденом Св. Анны 1-й степени (31 октября 1827 г.). 27 ноября 1827 г. он был перемещён на должность Лифляндского гражданского губернатора, которую занимал до 26 апреля 1829 г., когда вышел в отставку вследствие неприятностей с дворянством и Рижским генерал-губернатором маркизом Паулуччи. Ган отправился за границу, слушал лекции в Гейдельбергском университете и затем объехал всю Европу до Турции и Греции включительно.

Вновь на службу вернулся он только в феврале 1836 г. и был назначен членом Совета Министра внутренних дел. В августе того же года он назначен членом статистического отделения при этом же Совете, а 5 декабря произведён в тайные советники с назначением сенатором. Вскоре на его долю выпала важная задача — реформа управления Закавказского края. 11 марта 1837 г. он был назначен председателем комиссии для рассмотрения на месте всех предположений и для составления Положения об управлении Закавказьем. Исполняя возложенное на него поручение, Ган в то же время ревностно содействовал обнаружению злоупотреблений в крае и во время поездки Императора Николая I на Кавказ представил ему доклад о них.

11 октября того же года на Гана возложено было также составление проекта преобразования финансовой части в Закавказском крае. Уже 4 февраля 1838 г. Ган донёс военному министру, что комиссией составлен проект Положения об управлении Закавказьем, и 22 февраля по его представлению комиссия была закрыта. Проект был представлен Ганом 24 октября в Закавказский комитет. Наградой за составление им проекта была ежегодная прибавка к жалованью в 12000 руб. (10 ноября) и орден Белого Орла (6 декабря). Между тем Закавказский комитет, рассмотрев проект, нашёл его вполне удовлетворительным и заслуживающим всякого одобрения, но, несмотря на это, признал нужным, вместо того чтобы осуществить проект Гана, ввести в крае особое устройство, по возможности примененное к общему губернскому учреждению, но с изменениями соответственно местным особенностям края. Составление нового проекта согласно указаниям комитета было возложено 8 января 1840 г. на особую комиссию, в которую вошли главноначальствующий на Кавказе, статс-секретарь Позен и Ган, который к этому времени закончил и свой проект преобразования финансовой части, представленный затем (10 января) Государю и найденный им заслуживающим особенного внимания. Новый проект Положения об управлении Закавказьем был составлен в несколько недель и внесен в Государственный Совет; по Высочайшей воле Ган присутствовал там при его обсуждении. 2 апреля на Гана Высочайше возложено совместно с главноначальствующим на Кавказе Е. А. Головиным приведение нового положения об управлении Закавказским краем в исполнение. К 1 января 1841 г. управление Закавказьем было уже преобразовано. Император Николай І, прочитав отчет о введении нового положения, сказал, что «за сим остается только желать, чтобы введенный порядок управления был сохранён ненарушимо». Наградой Гану за труды по введению в Закавказье нового гражданского устройства были орден Св. Александра Невского (4 июня 1841 г.) и 35000 руб. на уплату долгов (24 октября 1841 г.). В том же году, 28 мая, ему повелено быть членом Закавказского комитета. Ещё раньше, в 1840 г., он был назначен членом комитета для пересмотра нового свода местных законов Остзейских губерний (28 января) и членом Государственного совета (14 апреля) и избран в почетные члены Академии Наук (18 декабря), которой пожертвовал армянские рукописи (описаны Броссе в «Bulletin scientifique», 1838 г., V, 117—127).

Между тем новое устройство Закавказья вызвало неудовольствие местных жителей, и для ревизии его посланы были военный министр граф Чернышёв и статс-секретарь Позен, один из авторов проекта этого устройства. Они возвратились в Петербург в августе 1842 г., и Чернышев представил Императору доклад. На этом докладе Государь написал следующую резолюцию: «Необходимо прежде всего предъявить сей рапорт комитету министров, с тем чтобы все члены убедились как в пользе поездки вашей и статс-секретаря Позена, так и в непростительной неосновательности барона Гана, которого надменность ввела правительство в заблуждение и принуждает безотлагательно приступить к отмене ещё столь недавно утвержденного». В личной беседе с Чернышёвым Николай I так отозвался о Гане: «вижу, что Ган всегда меня обманывал; я всегда убежден был в одном: что он человек с отличнейшими дарованиями, но заносчивый хитрец, недостойный доверия. Если я вёл его далее, то потому лишь, что меня всегда окружали такими настояниями в его пользу, которым я не мог не уступить».

По приказанию Государя Ган был исключен из членов Закавказского комитета. Потеряв надежду оправдаться в обвинениях, он в 1846 г. отпросился в годичный отпуск, а в следующем году подал в отставку и 28 апреля был уволен.

Скончался он 18 января 1862 г. в Мангейме, похоронен в своём имении Ванен Тальсенского уезда Курляндской губернии.

Граф М. А. Корф дает в своих «Записках» такую характеристику Гана: «С большим образованием, с необыкновенной искательностью и ещё большей ловкостью, с особенным даром приятной беседы, он соединял в себе все то, что в человеке, посвятившем себя публичной жизни, составляет истинное искусство — стать выше толпы. Угодный всем высшим и сильным, любимый всеми равными, умевший в особенности снискать расположение к себе старушек большого света, которые были всегда самыми жаркими его заступницами, Ган имел, однако, два важных недостатка. С одной стороны, он был чрезвычайно надменен с людьми, стоявшими ниже его, разумеется, когда не было ему причины дорожить их мнением или ждать от них чего-либо в будущем. С другой стороны, его никак нельзя было назвать человеком деловым. Он знал много в теорий, но очень мало был знаком с практикой, и самая теория его вращалась более в сфере западных, несвойственных нам идей. Учившись в Германии и служив исключительно по дипломатической части и в Остзейском крае, он был очень несведущ в русских законах, в русском быте, в формах и подробностях деловой нашей жизни; самый язык наш знал очень несовершенно, как иностранец, выучившийся ему в зрелых летах, и вообще, по всему направлению ума своего, более был способен к деятельности дипломатической или придворной, нежели к практической администрации или к законодательным соображениям».

Ган был женат на баронессе Софии Львовне Граймберг (Софи Анна Франциска фон Граймберг, нем. Sophie Anna Franziska von Graimberg) и имел трёх сыновей: Адольфа (Адольф Филипп Людвиг Андреас, нем. Adolph Philipp Ludwig Andreas; 1824—1882), Николая (Николаус Людвиг Теодор, нем. Nikolaus Ludwig Thoedor; 1827—1836), Павла (Пауль, нем. Paul; 1828—1901)[3].

ПримечанияПравить

ЛитератураПравить