Открыть главное меню

Генетические последствия Холокоста

Генети́ческие после́дствия Холоко́ста — гипотеза о межпоколенной передаче у ашкеназов тех стрессовых эффектов, что вызваны сильными психологическими и физическими травмами, полученными во время Второй мировой войны[1][2][3].

Содержание

Специальные исследованияПравить

Исследование группы под руководством Рейчел Йехуды обнаружило, что процессы эпигенетического наследования создают повышенный риск развития шизофрении и тревожного невроза у тех, кто является потомками европейских евреев, ставших свидетелями или испытавших на себе пытки или вынужденных бежать или скрываться в 1938—1945 годах. Анализ генетического материала показал молекулярную модификацию гена FKBP5, контролирующего ответ на стресс: у переживших Холокост FKBP5 был гиперметилирован, а у их детей отмечается недостаток меток на этом гене. Исследователи предполагают, что смена паттерна метилирования может быть адаптивной реакцией. Эти изменения, вызванные посттравматическим стрессовым расстройством (ПТСР), привели к тому, что люди стали уязвимы для шизофрении и тревожного невроза. Высокая вероятность развития таких же психических расстройств обнаружена у детей жертв Холокоста[4]. Это исследование стало завершением ряда предыдущих работ исследовательской группы.

Так, исследование Йехуды в соавторстве показало, что ПТСР выживших в Холокост создаёт высокий риск психического расстройства среди потомков, а причиной этого является глюкокортикоидное программирование как фактор матки, что указывает на участие эпигенетических механизмов[5]. В отзыве на доказательства межпоколенной передачи ПТСР, представленных несколькими исследовательскими группами, в том числе группой Йехуды, отмечается, что есть доказательства передачи из поколения в поколение ПТСР в процессе эпигенетического программирования во время беременности[6]. Выполненное группой Йехуды исследование лиц, переживших Холокост, установило, что интеграция эпигенетических процессов в модель объяснения даёт более детальную характеристику траектории ПТСР с течением времени, чем простой диагностический статус в одно время, что делает важным понимание начала траектории ПТСР[7]. Этот вывод отмечен как значимое доказательство того, как скрытая межпоколенная передача травмы становится очевидной при стрессе у потомков выживших в Холокост, что выявляет причины устойчивости одних евреев к психическим расстройствам, и уязвимость других[8].

Поддерживающие исследованияПравить

Поиск биологических механизмов и клинически значимых результатов эпигенетического наследования является довольно спорным, но всё чаще предлагается для объяснения воздействия стрессовых событий в нескольких поколениях[9]. То, что эпигенетическая регуляция гена FKBP5 повышает риск заболевания рядом психических расстройств, включая депрессию, биполярное расстройство и шизофрению, подтверждает, например, исследование Натали Матосин и Торхильдур Халлдорсдоттир[10]. Схожий с обнаруженным группой Йехуды эпигенетический процесс передачи родительского ПТСР потомству через метилирование гена глюкокортикоидного рецептора выявлен при исследовании генетических последствий геноцида тутси[11].

Обобщение клинически значимых доказательств влияния неблагоприятного психического здоровья на генетические факторы риска психических заболеваний отмечает обнаруженное у жертв Холокоста и их потомков эпигенетическое наследование психических расстройств как пример передачи тяжёлых исторических травм между поколениями[12].

Генетические последствия Холокоста обнаруживаются не только у проживающих в Израиле и США детей выживших, но и в третьем поколении австралийских евреев — внуков Холокоста[13].

Метаанализ долгосрочных последствий геноцида в период Холокоста показал, что есть большой размер эффекта для ПТСР, меньше выражены последствия для психопатологической симптоматики и отсутствует значительное влияние на физическое здоровье и когнитивные функции[14].

КритикаПравить

Ряд учёных указывает на то, что хотя кросс-секционное исследование переживших Холокост, выполненное группой Йехуды, и обнаружило воздействие Холокоста на цитозин метилирования в гене, являющегося важным регулятором чувствительности глюкокортикоидных рецепторов, однако авторы данного исследования не смогли различить эпигенетическое наследование и социальную передачу, несмотря на то, что контролировали воздействие травмы на потомство и психопатологию, а также другие социодемографические факторы[15].

Ирина Якутенко в отношении исследования Йехуды и коллег, а также для исследования по женщинам-тутси отмечает, что «к обеим этим работам есть вопросы. Они касаются и размера выборки, и самой методики, в том числе постановки контролей. В исследованиях, которые проводятся, что называется, по факту, избежать таких недочётов невозможно… Но до тех пор, пока этот факт не будет строго подтверждён, мы можем говорить о наследственной передаче эпигенетических стрессовых настроек у Homo sapiens только как о гипотезе»[16].

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

  1. Холокост и блокада засели в генах, Газета.Ru. Дата обращения 31 мая 2018.
  2. Память о Холокосте может передаваться по наследству (рус.), «Научная Россия» — наука в деталях! (24 августа 2015). Дата обращения 7 июня 2018.
  3. Drach, Markus C. Schulte von. Konterrevolution der Darwinisten (нем.), sueddeutsche.de (22. August 2016). Дата обращения 7 июня 2018.
  4. Rachel Yehuda, Nikolaos P. Daskalakis, Linda M. Bierer, Heather N. Bader, Torsten Klengel. Holocaust Exposure Induced Intergenerational Effects on FKBP5 Methylation (англ.) // Biological Psychiatry. — 2016-09. — Т. 80, вып. 5. — С. 372–380. — ISSN 0006-3223. — DOI:10.1016/j.biopsych.2015.08.005.
  5. Rachel Yehuda, Linda Bierer. 167 // Transgenerational transmission of cortisol and PTSD risk. Prog. — 2008-02-01. — 121 с.
  6. Seyyed Taha Yahyavi, Mehran Zarghami, Urvashi Marwah. A review on the evidence of transgenerational transmission of posttraumatic stress disorder vulnerability // Revista Brasileira De Psiquiatria (Sao Paulo, Brazil: 1999). — 2014-1. — Т. 36, вып. 1. — С. 89–94. — ISSN 1809-452X. — DOI:10.1590/1516-4446-2012-0995.
  7. Rachel Yehuda, James Schmeidler, Ellen Labinsky, Amanda Bell, Adam Morris. Ten-Year Follow-Up Study of PTSD Diagnosis, Symptom Severity, and Psychosocial Indices in Aging Holocaust Survivors // Acta psychiatrica Scandinavica. — 2008-10-01. — Т. 119. — С. 25–34. — DOI:10.1111/j.1600-0447.2008.01248.x.
  8. Natan Kellermann. 50 // Epigenetic Transmission of Holocaust Trauma: Can Nightmares Be Inherited?. — 2013-09-13. — 33 с.
  9. Helena Palma-Gudiel, Aldo Córdova-Palomera, Cristian Tornador, Carles Falcón, Nuria Bargalló. Increased methylation at an unexplored glucocorticoid responsive element within exon 1 D of NR3C1 gene is related to anxious-depressive disorders and decreased hippocampal connectivity // European Neuropsychopharmacology. — 2018-04-01. — Т. 28. — DOI:10.1016/j.euroneuro.2018.03.015.
  10. Natalie Matosin, Thorhildur Halldorsdottir, Elisabeth B Binder. Understanding the molecular mechanisms underpinning G×E interactions in psychiatric disorders: the FKBP5 model // Biological Psychiatry. — 2018-02-02. — Т. 83. — DOI:10.1016/j.biopsych.2018.01.021.
  11. Nader Perroud, Eugene Rutembesa, Ariane Paoloni-Giacobino, Jean Mutabaruka, Leon Mutesa. The Tutsi genocide and transgenerational transmission of maternal stress: Epigenetics and biology of the HPA axis // The world journal of biological psychiatry : the official journal of the World Federation of Societies of Biological Psychiatry. — 2014-04-01. — Т. 15. — DOI:10.3109/15622975.2013.866693.
  12. Ibrahim Kira, Hanaa Shuwiekh, Justyna Kucharska, Mounir Fawzi, Jeffrey Ashby. Trauma Proliferation and Stress Generation (TPSG) Dynamics and Their Implications for Clinical Science // American Journal of Orthopsychiatry. — 2018-01-25. — DOI:10.1037/ort0000304.
  13. Ilana Cohn, Natalie Morrison. Echoes of transgenerational trauma in the lived experiences of Jewish Australian grandchildren of Holocaust survivors: Transgenerational trauma-The third generation // Australian Journal of Psychology. — 2017-12-28. — DOI:10.1111/ajpy.12194.
  14. Efrat Barel, Marinus H. Van IJzendoorn, Abraham Sagi-Schwartz, Marian J. Bakermans-Kranenburg. Surviving the Holocaust: A meta-analysis of the long-term sequelae of a genocide. // Psychological Bulletin. — 2010. — Т. 136, вып. 5. — С. 677–698. — ISSN 0033-2909 1939-1455, 0033-2909. — DOI:10.1037/a0020339.
  15. Pamela Scorza, Cristiane Duarte, Alison E. Hipwell, Jonathan Posner, Ana Ortin. Research Review: Intergenerational transmission of disadvantage: Epigenetics and parents' childhoods as the first exposure // Journal of Child Psychology and Psychiatry. — 2018-02-01. — DOI:10.1111/jcpp.12877.
  16. Ирина Якутенко. Глава 5. Влияние среды // Воля и самоконтроль. Как гены и мозг мешают нам бороться с соблазнами. — М.: Альпина нон-фикшн, 2018. — С. 180. — 349 с. — (Primus). — ISBN 978-5-91671-732-7.