Открыть главное меню

Честертон, Гилберт Кит

(перенаправлено с «Гилберт Честертон»)

Гилберт Кит Честертон (англ. Gilbert Keith Chesterton; 29 мая 1874, Лондон, Англия, Великобритания — 14 июня 1936, Беконсфилд, Бакингемшир, Англия, Великобритания) — английский писатель[7], поэт, философ, драматург, журналист, оратор, христианский деятель, иллюстратор, биограф и искусствовед конца XIX — начала XX веков, часто называемый «принцем парадокса»[8]. Свои произведения подписывал инициалами Г. К. Честертон (англ. G. K. Chesterton). Рыцарь-командор со звездой ватиканского ордена Святого Григория Великого (KC*SG). Первый Почетный председатель Детективного Клуба (19301936).

Гилберт Кит Честертон
англ. Gilbert Keith Chesterton
G. K. Chesterton at work.jpg
Дата рождения 29 мая 1874(1874-05-29)[1][2][…]
Место рождения
Дата смерти 14 июня 1936(1936-06-14)[4][1][…] (62 года)
Место смерти
Подданство  Британская империя
Род деятельности прозаик, поэт, драматург, эссеист, журналист, публицист
Годы творчества 1890—1936
Жанр литературное произведение в жанре фэнтези[d], криминальный роман, эссе и поэзия
Язык произведений английский[1]
Награды
командор со звездой ордена Святого Григория Великого
Автограф Подпись
chesterton.org
Произведения на сайте Lib.ru
Логотип Викитеки Произведения в Викитеке
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе
Логотип Викицитатника Цитаты в Викицитатнике

Журнал Time отметил его стиль письма как «выворачивающий наизнанку пословицы, поговорки и аллегории»[9]. Джордж Бернард Шоу, «дружественный враг» Честертона, назвал его «человеком колоссального гения». Некоторые биографы писателя называют его преемником таких классиков, как Мэтью Арнольд, Томас Карлейль, кардинал Джон Генри Ньюман и Джон Рёскин[10].

Гилберт Честертон также известен как автор детективных рассказов, главным героем которых стал католический священник отец Браун[11]. Так же известны апологетические произведения писателя, такие как «Orthodoxy» и «The Everlasting Man»[12].

БиографияПравить

Ранняя жизньПравить

 
Г. К. Честертон в 17 лет

Гилберт Кит Честертон родился на Кэмпден-Хилле, Кенсингтон, Лондон, 29 мая 1874 года в семье Эдварда Честертона и его жены Марии Луизы, урождённой Грожан[13][14]. Был крещён в англиканстве в возрасте одного месяца, хотя его семья была приверженцами унитарианства. Согласно автобиографии писателя, в молодости Честертон увлекся оккультизмом и вместе со своим братом Сесилом экспериментировал с доской для спиритических сеансов (т. н. уиджа)[15].

Получил образование в школе Святого Павла, затем, намереваясь стать иллюстратором, обучался в школе искусств Слейда. Также посещал литературные курсы в Университетском колледже Лондона, но не закончил обучение.

Семейная жизньПравить

Гилберт Честертон женился на британской поэтессе, композиторе и драматурге Фрэнсис Блогг (англ. Frances Blogg; 1869 — 1938) в 1901 году. В этом браке писатель состоял до самой смерти 14 июня 1936 года. Честертон добился возвращения Фрэнсис к англиканству, хотя позже, когда сам примкнул к католицизму, считал англиканство «бледной имитацией христианства». Писатель стал католиком в 1922 году[16], во многом благодаря католическому священнику Джону О’Коннору (англ. John O'Connor; 1870 — 1952), который стал прототипом честертоновского отца Брауна.

КарьераПравить

В сентябре 1895 21-летний Честертон начал работать в лондонском издательстве «Redway», где он оставался в течение чуть более года[17]. В октябре 1896 года перешел в издательство «T. Fisher Unwin»[17], где оставался до 1902 года. В этот период он также показал себя как независимый художественный и литературный критик. В 1902 начал вести критическую колонку в «Daily News», а в 1905 — еженедельную колонку в «The Illustrated London News», которую он вел в течение следующих тридцати лет.

Честертон также проявил большой интерес и талант к изобразительному искусству. Он планировал стать художником, и его писательское видение показывает умение преобразовывать абстрактные идеи в конкретные и запоминающиеся образы. Даже в его беллетристике осторожно скрыты притчи[18].

 
Карикатура на Честертона авторства Макса Бирбома

Писатель любил спорить, часто вступая в дружеские публичные споры с такими людьми, как Джордж Бернард Шоу[19], Герберт Уэллс, Бертран Рассел и Клэренс Дэрроу[20][21]. Согласно его автобиографии, он и Шоу изображали ковбоев в немом кинофильме, который так и не был выпущен в прокат[22]. Большим другом Честертона был Хилер Беллок, с которым он тоже немало спорил. Также Гилберт Кит Честертон встречался с известным русским поэтом Николаем Гумилёвым во время пребывания того в Лондоне.

К моменту смерти Гилберт Кит Честертон был автором около 80 книг, нескольких сотен стихотворений, около 200 рассказов, 4000 эссе и нескольких пьес. Он был литературным критиком, историком, драматургом, романистом, католическим богословом[23][24], философом и апологетом, участником дебатов. Писатель был обозревателем «Daily News», «The Illustrated London News» и его собственной газеты «G. K. Weekly»; он также писал статьи для «Британской энциклопедии», включая статьи о Чарльзе Диккенсе и юморе в 14-м издании (1929). Одним из самых известных персонажей, созданных Честертоном, стал священник отец Браун, герой детективных рассказов; вероятно, самый известный роман Гилберта Честертона — «Человек, который был Четвергом». Писатель был убеждённым христианином задолго до того, как официально перешел в католицизм, и христианские темы, символика и притчи появляются во многих его произведениях. В Соединённых Штатах Америки его труды о дистрибутизме были популяризированы журналом «American Review».

Сочинения Честертона неизменно демонстрировали остроумие и чувство юмора. Он использовал парадокс, серьёзно комментируя мир, правительство, политику, экономику, философию, теологию и многие другие темы[25][26].

Внешний видПравить

Гилберт Кит Честертон обладал крупной фигурой: рост писателя составлял 1 метр 93 сантиметра, вес — 130 килограммов. Его обхват талии породил знаменитый анекдот: во время Первой Мировой Войны к Честертону подходит дама и спрашивает «Почему вы не на фронте?», на что Честертон отвечает: «Если вы зайдёте со стороны, то увидите, что я вполне себе там»[27]. В другой раз между писателем и Джорджем Бернардом Шоу произошёл следующий диалог[28]:

 – Посмотрев на вас, можно подумать, что Англия голодает, – сказал Честертон
– Зато глядя на вас, можно подумать, что вы в этом виноваты, – ответил Шоу
 

Сэр Пелам Гренвилл Вудхаус однажды отреагировал на громкий шум словами «Будто Честертон на лист железа рухнул!»[29].

Гилберт Честертон обычно носил плащ и помятую шляпу, в руке у него была трость, а во рту сигара. У писателя была склонность забывать, куда он должен был идти. Сообщается, что однажды он несколько раз посылал телеграмму своей жене Фрэнсис с текстом «Нахожусь на Харборо. Куда я должен идти?», на что Фрэнсис ответила: «Домой»[30] (сам Честертон пересказывает эту историю в XVI главе своей автобиографии, опуская ответ жены). В связи с этими случаями и с тем, что в детстве Честертон был очень неуклюж, некоторые люди считают, что у него была диспраксия развития.

РадиоПравить

В 1931 году Честертон согласился на предложение «Би-би-си» дать серию радиопередач. Однако с 1932 года и до самой смерти Честертон проводил в рамках радиовещания более 40 бесед в год. Он вёл беседы в интимном ключе, во многом благодаря поощрявшейся импровизации над сценариями и присутствию жены и личного секретаря во время передачи[31].

Передачи Честертона были очень популярны. После смерти писателя в 1936 году представитель «Би-би-си» заметил, что «через год или два голос Честертона стал бы доминирующим в радиовещании»[32].

СмертьПравить

 
Телеграмма, отправленная кардиналом Эуджением Пачелли (будущий Пий XII) от имени Пия XI народу Англии после известия о смерти Честертона

Гилберт Кит Честертон умер от застойной сердечной недостаточности утром 14 июня 1936 года в своем доме в Беконсфилде, Бакингемшир, где он жил вместе с женой и приёмной дочерью. Его последние слова были приветствием супруги.

Проповедь на панихиде Гилберта Честертона в Вестминстерском соборе, проходящей 27 июня 1936 года, читал Рональд Нокс. Нокс сказал: «Все наше поколение выросло под влиянием Честертона настолько, что мы даже не замечаем, когда начинаем думать о нём»[33]. Также Нокс стал автором эпитафии на надгробии Честертона:

 «Со мной он плакал», — Браунинг сказал,

«Со мной смеялся», — Диккенс подхватил,
«Со мною, — Блейк заметил, — он играл»,
«Со мной, — признался Чосер, — пиво пил»,

«Со мной, — воскликнул Коббет, — бунтовал»,
«Со мною, — Стивенсон проговорил, —
Он в сердце человеческом читал»,
«Со мною, — молвил Джонсон, — суд вершил».

А он, едва явившийся с земли,
У врат небесных терпеливо ждал,
Как ожидает истина сама,

Пока мудрейших двое не пришли.
«Он бедных возлюбил», — Франциск сказал,

«Он правде послужил», — сказал Фома[34].
 

Писатель был похоронен в Беконсфилде на католическом кладбище. Состояние Честертона во время процесса официального вступления в силу его завещания было оценено в 28 389 фунтов, что эквивалентно 1 894 691 фунтов в 2018.[35]

Ближе к концу жизни Гилберта Честертона Папа Пий XI наделил его статусом рыцаря-полководца звезды Папского ордена Святого Григория Великого (KC*SG). Честертоновское Общество предложило беатифицировать писателя[36][37][38][39][40], однако предложение было отклонено из-за отсутствия почитания Честертона как святого, отсутствия в его жизни «линии святости» и возможности того, что писатель был антисемитом[41][42]. Гилберт Честертон был упомянут в литургии Епископальной Церкви от 13 июня[43].

Фрэнсис Блогг, жена Гилберта Кита Честертона с 1901 года, пережила мужа на 2 года и умерла 12 декабря 1938 года в возрасте 69 лет.

Взгляды и современникиПравить

 
Карикатура Честертона на самого себя, иллюстрирующая лозунг «Три акра и корова»

Авторский стиль Честертона, по мнению некоторых аналитиков, представляет собой соединённые воедино стиль Чарльза Диккенса, Оскара Уайльда и Джорджа Бернарда Шоу.

Однако стиль и мышление Честертона были его собственными, и его выводы часто противоречили выводам Оскара Уайльда и Джорджа Бернарда Шоу, с которыми он был знаком лично. В своей книге «Heretics» Честертон говорит об Уайльде так[44]:

 Этот самый урок пассивного поиска удовольствий преподал внушительный и унылый Оскар Уайльд. Это религия «Лови момент». Но эта «религия» — не о счастливых людях, а об несчастных. Великая радость состоит не в том, чтобы собирать розы, пока это возможно; великая радость узреть бессмертную розу Данте 

Более кратко и наиболее приближенно к стилю Уайльда он пишет в «Orthodoxy» о символических жертвоприношениях за дар творения:

 Оскар Уайльд сказал, что мы не ценим закаты, так как не можем платить за них. Но Оскар Уайльд ошибся: мы можем заплатить за закаты. Мы можем заплатить за них, не будучи Оскаром Уайльдом. 

Гилберт Кит Честертон и Джордж Бернард Шоу были известными друзьями, наслаждавшиеся своими спорами, дебатами и дискуссиями. Хотя они редко сходились в едином мнении, оба всерьёз воспринимали друг друга. Однако в своём творчестве Честертон очень ясно высказался о том, в чём они расходятся и почему. В «Heretics» он пишет[45]:

 После долгих лет упреков многих по поводу того, что они не прогрессируют в своих начинаниях, господин Шоу сделал сомнительное заявление, что любой двуногий человек может прогрессировать при должном подходе. Усомнившись в том, что человечество может сочетаться с прогрессом, многие предпочли бы отказаться от прогресса как такового и остаться с себе подобными. Господин Шоу, которому не так-то легко угодить, решает бросить человечество со всеми его ограничениями и идти в ногу с прогрессом ради него самого. Когда человек, каким мы его знаем, неспособен понять философию прогресса, господин Шоу просит не о новом виде философии, а о новом виде человека. Это сопоставимо с тем, когда медсестра несколько лет кормит пациента отвратной едой, а обнаружив это, не приносит чего-нибудь получше, а выкидывает старого пациента в окно и требует нового, надеясь на более удачный исход. 

Шоу представлял новую школу мысли, модернизм, который был популярен в то время. С другой стороны, взгляды Честертона все больше фокусировались на церкви. В «Orthodoxy» он пишет[46]:

 Поклонение является отрицанием воли. Если Бернард Шоу подойдет ко мне и скажет: «Что-то будет», это будет равносильно тому, если бы он сказал: «Я не против того, чем вы занимаетесь» или «Я не в силах ничего поделать в данном случае». 

Аргументация того времени была названа Честертоном «необычной» и подразумевала, что многие философы и мыслители, несмотря на свой ум и образованность, иной раз говорили бессмысленно. Это ещё раз иллюстрируется в «Orthodoxy»[47] :

 ...Таким образом, когда мистер Уэллс говорит (а это имело место быть), что «все стулья совершенно разные», он не искажает реальность, а противоречит ей. Если бы все стулья действительно бы были «совершенно разными», их нельзя было бы обобщить во «все стулья». 

Или, опять же, из «Orthodoxy»[48]:

 Дикое поклонение беззаконию и материалистическое почитание закона заканчиваются в одной пустоши. Ницше масштабирует высоты, но в конечном итоге оказывается на вершине Тибета. Он сидит рядом с Толстым в стране пустоши и нирваны. И оба они беспомощны — один не может ничего взять, другой — отпустить. Безвольность Толстого обусловлена буддийским предрассудком, будто все действия - зло, тогда как безвольность Ницше объясняется его взглядами на то, что все действия хороши, из чего следует, что ни одно действие не является особенным. Они оба стоят на перекрёстке дорог и один ненавидит эти пути, другой же их почитает. Результат их действий ясен — они стоят на перекрёстке дорог. 

Честертон отвергает как прогрессивизм, так и консерватизм, говоря: «весь современный мир разделился на консерваторов и прогрессистов. Призвание прогрессистов — продолжать делать ошибки; консерваторов — не допустить их решения[49]». Писатель был членом Фабианского общества, но ушёл из него во время Англо-бурской войны[50].

Другим современником и другом Честертона со школьных времён был Эдмунд Клерихью Бентли, изобретатель юмористической стихотворной биографии «клерихью». Сам Честертон также написал несколько клерихью и проиллюстрировал первый опубликованный сборник клерихью своего друга, «Biography for Beginners» (1905), который популяризировал форму «клерихью». Честертон также был крёстным отцом сына Бентли, Николаса Клерихью Бентли (англ. Nicolas Clerihew Bentley; 1907 — 1978). Свой роман «Человек, который был Четвергом» Честертон начинает посвящением Эдмунду Бентли.

Обвинения в антисемитизмеПравить

Честертон столкнулся с обвинениями в антисемитизме ещё при жизни. Он указывает на это, например, в главе 13 «The New Jerusalem»: «Это было что-то, за что меня и моих друзей упрекали и даже обвиняли».

Большую роль в обвинениях в антисемитизме сыграл скандал Маркони. Высокопоставленные министры в либеральном правительстве тайно извлекали выгоду из передовых знаний о сделках, касающихся беспроводной телеграфии, и начались разговоры о том, что некоторые из ключевых лиц были евреями[51]. По словам историка Тодда Эндельмана, который назвал Честертона одним из самых ярких юдофобов, «травля евреев во время Англо-бурской войны и скандал с Маркони была связана с более широким протестом, организованным в основном радикальным крылом Либеральной партии, против растущей видимости успешных бизнесменов-евреев и их вызова тому, что считалось традиционными английскими ценностями»[52].

В исторической работе «A Short History of England» (1917) Честертон рассматривает указ Эдуарда I от 1290 года, которым король изгоняет всех евреев из королевства. Честертон пишет, что популярное восприятие еврейских ростовщиков вполне могло заставить подданных Эдуарда считать его «нежным отцом своего народа» из-за «нарушения правил, которыми правители поддерживали богатство банкиров». Писатель также указал на тот факт, что евреи, «чувствительные и высоко развитые люди», которые «были капиталистами эпохи, люди с богатством, готовым к использованию», могли бы законно жаловаться на то, что «христианские короли и дворяне, и даже священники, использовали для своих христианских целей (к примеру, Крестовые походы) деньги, которые могли быть заработаны только ростовщиками; а затем, когда наступили худшие времена, евреев отдали на растерзание беднякам»[53][54].

В «The New Jerusalem» Честертон выделил главу для «еврейской проблемы»: «смысл в том, что евреи не имели своей родины и жили как иностранцы в странах, где всегда являли меньшинство»[55]. Гилберт Честертон писал, что антисемитизм…

 …Всегда называли антисемитизмом, хотя более корректным термином было бы «сионизм». Я и мои друзья имели в этом вопросе своего рода политику, которая сводилась к тому, чтобы дать евреям достоинство и статус отдельной нации. Мы хотели, чтобы евреи хоть каким-то способом и по мере возможностей были названы евреями, чтобы они жили в еврейском обществе, чтобы евреи судили их и управляли ими. Я антисемит, если это антисемитизм. Но гораздо правильнее называть это семитизмом. 

Там же, в «The New Jerusalem», он предложил «мыслительный эксперимент», называя это также как «притчу» и «легкомысленную задачку». Согласно «эксперименту», евреи должны были быть допущены к любой роли в английском обществе при условии, что будут носить ярко выраженную ближневосточную одежду, поскольку «дело в том, что мы должны знать, где мы находимся; и они будут знать, где находятся, — в чужой стране».

Честертон, подобно своему другу Хилэру Беллоку, открыто выразил отвращение к правлению Адольфа Гитлера, только оно успело начаться[56]. Об этом также в своём отзыве о покойном Честертоне в 1937-м упоминал реформистский раввин и сионистский лидер Стивен Уайз (1874—1949)[57]:

 Когда пришел гитлеризм, он [Честертон] одним из первых заговорил со всей прямотой и откровенностью великого и недрогнувшего духа. Благословение его памяти! 

В «The Truth about the Tribes» Честертон раскритиковал немецкие расовые теории, написав, что «сущность нацистского национализма состоит в том, чтобы сохранить чистоту расы на континенте, где все расы нечисты»[58].

Историк Саймон Майерс указывает на то, что Честертон в таких своих работах, как «The Crank», «The Heresy of Race» и «The Barbarian as Bore» идёт против концепции расового превосходства и выступает с критикой псевдонаучных расовых теорий, говоря, что подобное сродни новой религии. В «The Truth about the Tribes» Честертон писал: «проклятие расовой религии состоит в том, что она делает каждого отдельного человека священным образом, которому он поклоняется. Его собственные мощи — священная реликвия; его собственная кровь — та же кровь святого Януария». Майерс пишет, что, несмотря на свою враждебность к нацистскому антисемитизму, к сожалению, Честертон заявлял, что «гитлеризм» являл собой форму иудаизма и что евреи были частично ответственны за расовую теорию. В «The Judaism of Hitler», а также в «A Queer Choice» и «The Crank», Честертон придавал большое значение тому факту, что само понятие «избранная раса» имело еврейское происхождение; там же он писал, что «если в гитлеризме и есть что-то выдающееся, так это его еврейство» и «новый нордический человек имеет все худшие недостатки худших евреев: ревность, жадность, манию заговора и, прежде всего, веру в Избранную расу».

Майерс также указывал, что Честертон изображал евреев как отличающихся не только культурно и религиозно, но и расово. В «The Feud of the Foreigner» он писал, что еврей — «иностранец, гораздо более удалённый от нас, чем баварец от француза; мы разделены тем же типом разделения, что и между нами и китайцем или индусом. Мы не только не принадлежим к одной расе, но никогда таковыми и не были».

В «The Everlasting Man», между рассуждениями о человеческих жертвоприношениях, Честертон также предположил, что средневековые истории о убивающих детей евреях были искажением подлинных случаев поклонения Дьяволу[59][60].

Американское Честертоновское общество посвятило отдельный номер издаваемого им журнала «Gilbert» защите Гилберта Честертона от обвинений в антисемитизме[61].

Отношение к евгеникеПравить

СтатьиПравить

ПримечанияПравить

  1. 1 2 3 идентификатор BNF: платформа открытых данных — 2011.
  2. 1 2 Encyclopædia Britannica
  3. SNAC — 2010.
  4. Честертон Гилберт Кит // Большая советская энциклопедия: [в 30 т.] / под ред. А. М. Прохоров — 3-е изд. — М.: Советская энциклопедия, 1969.
  5. http://archive.catholicherald.co.uk/article/19th-june-1936/2/g-k-chestertons-famous-father-brown
  6. Немецкая национальная библиотека, Берлинская государственная библиотека, Баварская государственная библиотека и др. Record #118520393 // Общий нормативный контроль (GND) — 2012—2016.
  7. "Obituary", Variety, 17 June 1936 
  8. Douglas, J. D. G.K. Chesterton, the Eccentric Prince of Paradox (англ.) // Christianity Today (англ.) : magazine. — 1974. — 24 May.
  9. "Orthodoxologist", Time, 11 October 1943, <http://www.time.com/time/magazine/article/0,9171,774701-3,00.html>. Проверено 24 октября 2008. 
  10. Ker, 2011, p. 485.
  11. O'Connor, John. Father Brown on Chesterton. — Frederick Muller Ltd., 1937.
  12. Douglas, 1974.
  13. Simkin, John G. K. Chesterton. Spartacus Educational.
  14. Haushalter, Walter M. (1912), "Gilbert Keith Chesterton", The University Magazine Т. XI: 236, <https://archive.org/stream/universitymagazi11mcgiuoft#page/232/mode/2up> 
  15. Chesterton, 1936, Chapter IV.
  16. "GK Chesterton's Conversion Story", Socrates 58, March 2007, <http://socrates58.blogspot.com/2007/03/gk-chestertons-conversion-story.html> .
  17. 1 2 Ker, 2011, p. 41.
  18. Chesterton, G. K. (1911), "The Flying Stars", The Innocence of Father Brown, London: Cassell & Company, Ltd., с. 118 
  19. Do We agree? A Debate between G. K. Chesterton and Bernard Shaw, with Hilaire Belloc in the Chair, London: C. Palmer, 1928 
  20. Clarence Darrow debate. American Chesterton Society. Дата обращения 21 мая 2014.
  21. G.K. Chesterton January, 1915. Clarence Darrow digital collection. University of Minnesota Law School. Дата обращения 21 мая 2014. Архивировано 21 мая 2014 года.
  22. Chesterton, G. K. (1936), Autobiography, London: Hutchinson & Co., Ltd., с. 231–235 
  23. Bridges, Horace J. (1914). «G. K. Chesterton as Theologian.» In: Ethical Addresses. Philadelphia: The American Ethical Union, pp. 21-44.
  24. Caldecott, Stratford (1999). «Was G.K. Chesterton a Theologian?,» The Chesterton Review. (Rep. by CERC: Catholic Education Research Center.)
  25. Douglas, J. D. "G.K. Chesterton, the Eccentric Prince of Paradox, " Christianity Today, 8 January 2001.
  26. Gray, Robert. "Paradox Was His Doxy, " The American Conservative, 23 March 2009.
  27. Wilson, A. N. (1984), Hilaire Belloc, London: Hamish Hamilton, с. 219 
  28. Cornelius, Judson K. Literary Humour. — Mumbai : St Paul's Books. — P. 144. — ISBN 978-81-7108-374-9.
  29. Wodehouse, P.G. (1972), The World of Mr. Mulliner, Barrie and Jenkins, с. 172 .
  30. Ward, 1944, chapter XV.
  31. Ker, 2011.
  32. Gilbert Keith Chesterton (1874–1936). Catholic Authors.
  33. Lauer, Quentin (1991), G.K. Chesterton: Philosopher Without Portfolio, New York City, NY: Fordham University Press, с. 25 
  34. Стихи написанные Рональдом Ноксом в качестве эпитафии
  35. Barker, Dudley (1973), G. K. Chesterton: A Biography, New York: Stein and Day, с. 287 
  36. Antonio, Gaspari. 'Blessed' G. K. Chesterton?: Interview on Possible Beatification of English Author (англ.) // Zenit: The World Seen from Rome : journal. — Rome, 2009. — 14 July. Архивировано 15 июня 2010 года.
  37. Епископ хочет беатифицировать британского писателя Гилберта Кийта Честертона. KATOLIK.ru. Дата обращения 23 сентября 2019.
  38. СКГ. Непростые блаженные (рус.)  (неопр.) ?. sib-catholic.ru. Дата обращения 23 сентября 2019.
  39. Investigation for beatification cause of G.K. Chesterton underway (англ.). www.romereports.com. Дата обращения 23 сентября 2019.
  40. British Chesterton Society Determines to Pursue Cause of Chesterton. Дата обращения 23 сентября 2019.
  41. Католики не станут канонизировать писателя Честертона из-за его якобы «антисемитизма». pravlife.org. Дата обращения 23 сентября 2019.
  42. English bishop declines to open cause for Chesterton’s beatification : News Headlines. www.catholicculture.org. Дата обращения 23 сентября 2019.
  43. Kiefer, James G. K. Chesterton. The Lectionary. Charles Wohlers.
  44. Chesterton, 1905, chapter 7.
  45. Chesterton, 1905, chapter 4.
  46. Chesterton, 1905, chapter 20.
  47. Chesterton, 1908b, chapter 3.
  48. The Suicide of Thought>. dmu.ac.uk.
  49. "The Blunders of Our Parties", Illustrated London News, 19 April 1924 .
  50. Holroyd, Michael. Bernard Shaw Vol 2. — London : Chatto & Windus, 1989. — P. 214. — ISBN 978-0701133504.
  51. Frances Donaldson. The Marconi Scandal. — Bloomsbury Publishing, 2011. — P. 51. — ISBN 9781448205547.
  52. Todd M. Endelman. The Jews of Britain, 1656 to 2000. — 2002. — P. 155. — ISBN 9780520227194.
  53. Julius, Anthony (2010), Trials of the Diaspora: A History of Anti-Semitism in England, Oxford University Press, с. 422 .
  54. Chesterton, G. K. (1917), A Short History of England, Chatto and Windus, с. 108–109 
  55. Chesterton, 1920, Chapter 13.
  56. Pearce, Joseph. Literary Giants, Literary Catholics. — San Francisco : Ignatius Press, 2005. — P. 95. — ISBN 978-1-58617-077-6.
  57. Ward, 1944, p. 265.
  58. The Collected Works of G.K. Chesterton, Volume 5, Ignatius Press, 1987, page 593
  59. Simon Mayers. Chesterton's Jews: Stereotypes and Caricatures in the Literature and Journalism of G.K. Chesterton. — 2013. — P. 85–87. — ISBN 9781490392462.
  60. G. K. Chesterton. The Everlasting Man. — Mineola, NY : Dover publications, 2007. — P. 117.
  61. «Was G.K. Chesterton Anti-Semitic?,» by Dale Ahlquist.

ЛитератураПравить

СсылкиПравить