Глинка-Янчевский, Станислав Казимирович

Станислав Казимирович Глинка-Янчевский (1844—1921) — инженер-капитан Русской императорской армии, писатель, публицист, редактор право-монархической газеты «Земщина» и общественный деятель. Член Русского собрания (1902 год) и Союза русского народа (1910 год).

Станислав Казимирович Глинка-Янчевский
Дата рождения 1844(1844)
Дата смерти 1921(1921)
Гражданство  Российская империя
Род деятельности инженер, прозаик, публицист, редактор
Язык произведений русский
В Википедии есть статьи о других людях с фамилиями Глинка и Янчевский.

БиографияПравить

Станислав Глинка-Янчевский родился в 1844 году. Окончив Николаевское инженерное училище, был в 1862 году произведен в офицеры и зачислен в Николаевскую инженерную академию. На старшем курсе он был арестован и содержался в заключении 2 года и 8 месяцев по обвинению в «недонесении начальству о преступных намерениях товарищей»[1].

В 1866 году его назначили в туркестанскую саперную роту, где он прослужил до 1875 года. Создал в Средней Азии ряд широкопоставленных коммерческих предприятий, но неудачи с разведением хлопка подорвали его дела[2].

 
Схема форта
Рисунок из статьи «Глинка-Янчевский»
Военная энциклопедия Сытина»)

Первые его статьи появились в «Инженерном журнале» 1864—66 гг.; затем он писал в «Туркестанских ведомостях» и изредка в «Голосе»[1].

В 1883 году Станислав Казимирович Глинка-Янчевский издал на правах рукописи «Основные начала социально-экономических преобразований», к числу которых им отнесено возрождение сельско-хозяйственных винокуренных заводов[1].

В 1886 году он издал сочинение «Крепости-лагери», послужившее темой масштабных споров в Николаевской академии генерального штаба[1]. Произведение послужило предметом особого доклада автора в Академии генштаба в начале 1887 года, сопровождавшегося обширными прениями, коими руководил бывший в то время начальником Академии генерал-адъютант М. Н. Драгомиров. Взятое в своей сущности, это капитальное сочинение, в связи с его докладом и прениями, имеет несомненно историческое значение и отразилось на последующее развитие русского военно-инженерного искусства по вопросам устройства больших крепостей и в частности — на типах и устройстве фортов; оно оказало оживляющее влияние на развитие в России фортификационных идей в области крепостного строительства и указало на необходимость выхода их на путь более свободного и самостоятельного творчества[3].

В 1899 году напечатал резко написанную книгу «Пагубные заблуждения», доказывающую, что судебное ведомство и юристы, а в частности известный юрист К. Ф. Хартулари (XXXVII, 89), стремятся во имя «принципов» ограничить единственно-надежный источник правосудия — самодержавную власть неограниченного монарха[1].

Сочинение Глинки-Янчевского вызвало много возражений, против которых автор в том же направлении полемизирует в книге: «Во имя идеи» (1900 год)[1].

С 1900 года Станислав Казимирович Глинка-Янчевский много писал в «Новом времени», то присоединяясь к всеобщим нападкам на отживающие порядки, то резко выступая против освободительного движения[1].

Ему принадлежит весьма популярная среди правых сил мысль, написанная на страницах «Земщины» в начале Первой мировой войны, что «не Германия затеяла войну, а жиды, которые выбрали Германию орудием своих планов», желая стравить две монархические державы, чтобы ослабить их в этой войне[4].

С. К. Глинка-Янчевский был яростным противником сближения с Великобританией, руководствуясь при этом не столько политическими и экономическими аргументами, сколько опасаясь предоставления равноправия евреям[4].

Он был не против воссоздания Царства Польского, но мирным путём, о чём неоднократно писал на страницах газет. Он считал, что Польша для Российской империи «только обуза. Она высасывает ежегодно сотни миллионов русских денег, а мятежами своими вызвала громадные расходы. Польская интеллигенция пробиралась во все учреждения и влияла разлагающе на русскую интеллигенцию»[4].

Летом 1915 года Глинка-Янчевский заявлял о необходимости действовать в стране с помощью «железной диктатуры», не уповать на «общественные силы», чтобы предотвратить «большую беду»[4].

Его дочь П. С. Глинка-Янчевская во время Первой мировой войны служила сестрой милосердия и была награждена командованием золотой медалью за службу на передовой в передвижном лазарете[4].

Почти сразу после февральской революции «Земщина» была закрыта, а её редактор Глинка-Янчевский был 20 марта 1917 года, после проведения у него обыска взят Временным правительством под стражу. Был арестован и его сын, сотрудник издания, М. С. Глинка-Янчевский; последнего уже в конце марта отпустили. В начале августа был освобождён и Глинка-Янчевский (вместе Л. Т. Злотниковым и Н. Н. Жеденовым), а в конце августа он был выслан из Петрограда как «злостный контрреволюционер» вместе с А. А. Вырубовой, доктором Бадмаевым, Манасевичем-Мануйловым и другими. В Финляндии они были вновь арестованы революционно настроенными матросами и до конца сентября находились в заточении в крепости Свеаборг. По свидетельству Вырубовой, Глинка-Янчевский не терял присутствия духа: «спал на голых досках, покрываясь старым пальто», и «уверял, что он никогда так хорошо не ел, как в крепости»[4].

Вскоре после октябрьского переворота 1917 года С. Глинка-Янчевский вновь был арестован большевиками и провёл остаток жизни под стражей. В 1919 году в Бутырке его повстречал В. Ф. Клементьев, который в своих мемуарах описал эпизод о посещении камеры тюрьмы, где сидели царский министр А. А. Макаров (впоследствии расстрелянный), «полуслепой и полунормальный» Глинка-Янчевский и другие Каменевым. Последний хотел увидеть беспомощного и униженного Макарова, но тот не пожелал ни о чём просить Каменева. Тут к большевику подошёл явно юродствовавший Глинка-Янчевский и обратился с просьбой разрешить ему снова вести свою газету «Земщина». Каменев в ярости покинул тюремную камеру.

Он умер в 1921 году; обстоятельства смерти Станислава Казимировича Глинки-Янчевского доподлинно не известны, он либо умер в тюрьме, либо был расстрелян, либо убит большевиками[4].

ПримечанияПравить

  1. 1 2 3 4 5 6 7 Глинка-Янчевский, Станислав Казимирович // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.

  2. Самым анекдотическим начинанием С. К. Глинки-Янчевского, своеобразной «притчей во языцех» было строительство в 1868—1875 годах ташкентского канала, или, как тогда говорили, водопровода для Нового города. Осуществление этого проекта должно было исправить разрушенные военными действиями отряда М. Г. Черняева ирригационные сооружения правобережья Чирчика. Предполагалось поставить дело на широкую ногу, провести глубокий водовод из Салара, для чего существенно поднять уровень канала высокой плотиной, вывести в открытом ложе воду к новому городу, устроить земляные насыпи с туннелями для поперечных малых арыков. Эти фантазии в духе римских акведуков очень нужны были С. К. Глинке-Янчевскому, который подрядился построить ташкентский водопровод за сто восемьдесят тысяч рублей. В течение семи лет подрядчик усиленно доил казну, требуя дополнительных ассигнований, а когда было официально объявлено об окончании строительства — вода по каналу вообще не пошла…

    Б. А. Голендер. «Коммерсанты старого Туркестана». Опубликовано в журнале «Звезда Востока» №1, 2007 год.
  3. Глинка-Янчевский, Станислав Казимирович // Военная энциклопедия : [в 18 т.] / под ред. В. Ф. Новицкого [и др.]. — СПб. ; [М.] : Тип. т-ва И. Д. Сытина, 1911—1915.
  4. 1 2 3 4 5 6 7 Глинка-Янчевский Станислав Казимирович

ЛитератураПравить