Мена́хем Мендл (Мендель Аронович) Глу́скин (1878, Лоев — 1936, Ленинград) — раввин Ленинграда с 1934 по 1936 годы.

Менахем Мендл
(Мендель Аронович)
Глускин
Дата рождения 1878
Место рождения Лоев, Гомельская область
Дата смерти 1936
Место смерти Ленинград
Страна
Род деятельности раввин
Супруга Фридель Лейзеровна Рабинович[вд]
Дети Лия Менделевна Глускина и Софья Менделевна Глускина

Биография править

Менахем Мендл Глускин родился в семье раввина Арона Глускина.

В 1878 году Арон Глускин был приглашен раввином в еврейскую общину города Паричи, Бобруйского уезда. У Арона было семь дочерей и единственный сын, Менахем Мендл. Он успешно окончил ешиву и получил звание раввина, экстерном восполняя общее образование. После смерти отца Менахем Мендл стал раввином Паричей, в 1909 году женился на Фридл Рабинович, дочери главного раввина Минска Лейзера Юдовича Рабиновича (1859—1924), внучке раввина Йерухама Йехуды Лейба Перельмана. После смерти своего тестя в 1924 году Мендель Аронович Глускин стал главным раввином Минска.

Мендл Глускин был обвинён на провокационном суде, организованном Евсекцией против шхиты (так называемый «Шохтим-трест»), начавшемся 28 февраля 1925 года в Минске. В качестве минского раввина участвовал в Вааде (Комитете) раввинов СССР. В марте 1930 года был арестован по обвинению в участии в контрреволюционном заговоре раввинов. Был освобождён после протестов в западных странах — в частности, телеграмм, пришедших на имя исполняющего обязанности наркома иностранных дел СССР Максима Литвинова[1].

В 1934 году руководство Ленинградской еврейской общины обратилось с предложением к хасиду Менделю Глускину занять свободную после смерти раввина должность в Ленинградской хоральной синагоге, и он принял предложение.

Раввин Глускин добился признания и уважения у всех членов общины, в том числе у миснагидов, которые в это время уже утратили прежнее влияние в Ленинградской общине.[источник не указан 1741 день]

Похоронен Мендл Глускин на Преображенском кладбище, недалеко от здания «Дома прощания»[2].

Семья править

Давая в 1934 году согласие занять должность раввина в Ленинградской синагоге, Глускин руководствовался прежде всего, безусловно, мотивами религиозного долга, но большую роль также сыграла надежда, что его дочери в большом городе смогут получить высшее образование, несмотря на то, что их отец — «служитель культа». Надежды эти оправдались не скоро, но Мендл Глускин не покинул Ленинград, хотя у его семьи не было жилья, а дочери не только не имели права поступить в институт, но и долго не могли найти работу. Только после декабря 1936 года, когда была принята новая советская конституция, отменившая понятие «лишенец» и уравнявшая всех граждан в правах, дочери Менделя Глускина смогли поступить в университет.

Три дочери Глускина окончили филологический и исторический факультеты, а затем преподавали в Псковском и Ленинградском педагогических институтах, каждая из них опубликовала по несколько монографий. Они стали впоследствии выдающимися исследователями и педагогами.

Примечания править

Ссылки править