Открыть главное меню

Граф Юрий Александрович Головкин (1762[Комм 1]1846) — сенатор, член Государственного Совета, посол в Китае и Австрии, действительный тайный советник (с 27 февраля 1804), обер-камергер. Правнук канцлера графа Г. И. Головкина; внук его старшего сына, графа А. Г. Головкина. Последний в роду Головкиных.

Юрий Александрович Головкин
Yurii Alexandrovich Golovkin.jpg
Дата рождения 4 декабря 1762(1762-12-04)
Место рождения Лозанна
Дата смерти 21 января 1846(1846-01-21) (83 года)
Страна
Род деятельности сенатор, дипломат
Отец Александр Александрович Головкин
Мать Вильгельмина-Юстина фон Мосгейм
Супруга Екатерина Львовна Нарышкина
Дети Наталья
Награды и премии
RUS Imperial Order of Saint Andrew ribbon.svg RUS Imperial Order of Saint Alexander Nevsky ribbon.svg Орден Белого орла
RUS Imperial Order of Saint Vladimir ribbon.svg RUS Imperial Order of Saint Vladimir ribbon.svg Орден Святой Анны I степени
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

Содержание

БиографияПравить

Сын графа Александра Александровича Головкина от брака с баронессой Вильгельминой-Юстиной фон Мосгейм, бывшей во втором браке за герцогом Ноайль. Родился 4 декабря 1762 года в Лозанне (Швейцария). До приезда в Россию носил имя «Жорж» (Georges, то есть Георгий).

Дед его, граф Александр Гаврилович, бывший посланником в Гааге, после ссылки в Сибирь при Елизавете Петровне его брата, вице-канцлера, остался навсегда в Голландии. Живя за границей, дети его и графини фон Дона (25 человек) были крещены в протестантскую веру. Среди предков Юрия Головкина по линии Дона — ирландские аристократы граф Кланкарти, граф Килдэр, граф Корк. Троюродная сестра его отца, Фридерика фон Дона, за счёт брака с принцем Голштинского дома стала известна в России и получила орден Святой Екатерины 1 степени.

Образование Юрий Александрович получил в Париже в духе философии энциклопедистов; воспитателем его был известный Ромм, перешедший потом к графу Строганову.

СлужбаПравить

В 1780-х годах, после смерти отца, Екатерина II сумела переманить Юрия Александровича и его двоюродных братьев на русскую службу. Он был зачислен в лейб-гвардии Преображенский полк: 6 августа 1782 года произведён в прапорщики; в 1784 году пожалован в камер-юнкеры.

В это же время Юрий Александрович выгодно женился на фрейлине Екатерине Львовне Нарышкиной, дочери любимца императрицы Л. А. Нарышкина. Её родители, особенно мать, Мария Осиповна, урождённая Закревская, были против брака дочери с Головкиным, не имевшим никакого состояния. Тогда императрица пожаловала Головкину большие имения, и Нарышкины согласились и дали за дочерью 1000 душ крестьян.

В 1787 году Головкин сопровождал Екатерину II в её путешествии в Крым. В августе 1792 года был пожалован чином IV класса Табели о рангах — камергера; выполнял ряд дипломатических поручений. В декабре 1796 года император Павел I назначил его сенатором и одновременно произвёл в чин тайного советника. Александр I — президентом Коммерц-Коллегии и обер-церемониймейстером (1800—1820). С 27 февраля 1804 года имел чин II класса, a 17 февраля 1805 года был назначен чрезвычайным послом в Китай[1].

Предлогом посольства были поздравление цинского богдыхана (императора Цзяцина) с восшествием на престол и извещение о воцарении Александра I. К этому моменту император Цзяцин царствовал уже девять лет (после отречения отца в 1796 г.), а Александр — уже четыре года. Фактической целью посольства стало установление прочных торговых сношений между Россией и Китаем и уступка России Амура. Посольство было очень многочисленно, более 300 человек: в него входили военные и чиновники, учёные и духовные лица. Для светских членов его установлена была особенная форма: мундир ведомства иностранных дел с прибавлением богатого серебряного шитья, военная сабля вместо шпаги и головной убор, представлявший нечто среднее между кивером и каской[2]. О посольстве в Китай

граф М. С. Воронцов писал другу Д. В. Арсеньеву в июле 1805 года[3]:

  Целая шайка готовится ехать в Китай с Головкиным и с кучей разного народа. Первый в посольстве у Головкина есть Байков, что был в Париже. Он уже и здесь берет над прочими тон и ломается удивительно. Они уже все в ссоре, прежде нежели выехали из Петербурга, что же будет после? За Кяхтой они, наверное, передерутся; и надо знать, что и сам Головкин человек умный, но впрочем, морального характера в нем не ищи, и я думаю, что некоторые из молодых будут жертвой гордости Байкова и Голландских правил самого посла. Я бы хотел, чтобы Китайский император все это решил за них и, рассердясь на то, что с ними посланы инженеры, которые будут снимать планы и профили тамошних крепостей, приказал бы всех высечь от первого до последнего и потом выпроводить из его владений. 

Посольство Головкина не увенчалось успехом. Ещё в пределах России он получил протест Китайского правительства против многочисленности посольской свиты и должен был её сократить. Посольство добралось только до Урги, где Головкину были предъявлены такие требования относительно церемониала его приема (ритуал земного поклона — коутоу), что он счёл их неприемлемыми и возвратился в Сибирь. Неудача возбудила неудовольствие императора Александра I, и Головкину долго пришлось прожить в Иркутске, пока ему не было разрешено явиться в Петербург, куда он возвратился в декабре 1806 года.

До 1816 года Головкин числился в отпуске и жил за границей. В 1808 году императрица Мария Фёдоровна поручила ему дело сватовства Великой княжны Екатерины Павловны. Возвратившись на службу, Головкин был посланником в Карлсруэ, Штутгарте и Вене (1819—1822 годах), после чего опять в течение девяти лет был в отпуске.

В 1826 г. был включён в Верховный уголовный суд по делу декабристов. Николай I, очень благоволивший к Головкину, назначил его в 1831 году членом Государственного Совета и обер-камергером. С 19 декабря 1834 года — почётный член Петербургской академии наук. Последние 12 лет своей жизни Головкин был попечителем Харьковского учебного округа. Удостоен всех высших российских орденов: Св. Анны 1-й степ. (1799), Св. Владимира 2-й степ. (1813), Белого Орла (1834), Св. Александра Невского (1801), Св. Владимира 1-й степ. (1840), Св. Апостола Андрея Первозванного (1834).

Скончался граф Юрий Александрович Головкин 21 января 1846 года в возрасте 83-х лет и погребён в своем имении Константиново Роменского уезда Полтавской губернии. Из принадлежавших ему 12 тысяч душ он обратил три четверти в майорат, который оставил детям своей единственной дочери Натальи — через неё он перешёл в княжеский род Салтыковых, затем Голицыным и, наконец, Хвощинским[4]. О судьбе остального имущества Корф рассказывает следующим образом[5]:

 Продав остальное своё имение, граф, давно уже вдовый, еще при жизни передал два миллиона в руки жившей с ним долгое время самой простой женщины, жены ламповщика одного из петербургских театров. Несмотря на все это огромное состояние, в доме, в минуту его смерти, не нашлось ни копейки, так что для похорон пришлось заложить брильянтовый обер-камергерский ключ. 

Отзывы современниковПравить

   
Парный портрет Юрия и Екатерины Головкиных

Воспитанный за границей, граф Головкин никогда не мог выучиться правильно говорить по-русски. По словам князя П. В. Долгорукова, однажды император Павел I сделал замечание сенаторам за неправильное решение дела, исключая графа Головкина, так как он совсем не знал русского языка, и указал ему на необходимость изучить русский как можно скорее.

В 1805 году, отправляясь в Китай, Головкин встретил в Зимнем дворце графа Ф. П. Уварова, который спросил его по-французски: «Граф, вы едете в Китай?» (Китай по-французски звучит «Шин»). Головкин ему ответил: «Да, женерал, я еду в Шину» — пять минут спустя сказал кому-то: «Зачем Уваров говорит по-французски? Никогда не надо говорить на языке, который плохо знаешь!»[6]. Барон М. А. Корф, заседавший в одной комиссии с Головкиным, когда тот уже был в преклонном возрасте, свидетельствовал, что имя своё граф подписывал «Юрья»[5].

Внучатый племянник графа Головкина писатель В. А. Соллогуб вспоминал о нём[7]:

 В Харькове я часто бывал у графа Головкина. Он изображал собой воплощение типа больших бар XVIII столетия. Большого роста, тучный, величавый, с огромным гладко выбритым лицом и густыми седыми волосами, зачесанными по моде времен Екатерины II, орлиным носом и умными глазами, он всегда был одет изысканно, хотя по-старинному, носил чулки и башмаки с необыкновенно красивыми пряжками; когда он входил в комнату, покачиваясь и опирался на трость с драгоценным набалдашником, то распространял очень сильный и приятный запах французской пудры, которой была пропитана вся его одежда; к каждому из своих гостей (сам он почти ни у кого не бывал), по-старинному, обращался с любезным приветствием. Во всем он соблюдал обычаи прошлого и даже в преклонном возрасте продолжал волочиться за женщинами... 

До конца дней он оставался дореволюционным французом, отличаясь французскими любезностью, самонадеянностью и легкомыслием.

В октябре 1831 года Долли Фикельмон записала в своём дневнике[8]:

 Граф Головкин, дед Мари Потоцкой, очень приятный, удивительный для своего возраста человек, а ясность его ума может пристыдить многих молодых людей. Общество этого любезного восьмидесятилетнего мужчины для меня в тысячу раз предпочтительней общения с нынешними напыщенными молодыми людьми, на которых, в сущности нельзя особенно рассчитывать! 

СемьяПравить

Был женат с 21 октября 1784 года на фрейлине Екатерине Львовне Нарышкиной (1762—1820), по словам Вигеля, ещё смолоду имела она мужские черты, была непригожа и старообразна. Не зная её, трудно было сказать сколько ей лет, в сорок пять была то же, что в шестнадцать: дурна собой и не стара. При этом имела стройный стан, ловкость, ум, необыкновенную любезность и сильное желание нравиться. Брак её не был счастливым, в её жизни было немало теневых сторон. Графиней Головкиной она была только по имени супруга, с которым её связывали обязанность и нежная, взаимная дружба[9]. Скончалась 5 ноября 1820 года и была похоронена в Александро-Невской лавре, в церкви Св. Духа. Имела единственную дочь:

КомментарииПравить

  1. Источники указывают также другую дату рождения: 1 июля 1762 гоада — ИС АРАН.

ИсточникиПравить

  1. Русские портреты 18-19 столетий. Т. 3, Вып 4, № 167.
  2. Вигель Ф. Ф. Записки: В 2 кн. — М.: Захаров, 2003. — ISBN 5-8159-0092-3.
  3. Архив князя Воронцова. Кн.36. — М.,1890.
  4. Головкины // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  5. 1 2 Записки барона М. А. Корфа.-М.: Захаров, 2003. — 720 с.
  6. Записки князя Петра Долгорукова. — СПб, 2007.- 604 с.
  7. Соллогуб В. А. Воспоминания, 1993.- 320 с.
  8. Д. Фикельмон Дневник 1829—1837. — Весь пушкинский Петербург, 2009.- С. 178.
  9. Вигель Ф. Ф. Записки. — М.: Захаров, 2000. — С. 406.

ЛитератураПравить