Голод в Казахстане (1919—1922)

Голод в Казахстане 1919—1922 годов — голод в Казахстане, точное количество погибших неизвестно. Известно лишь уменьшение численности населения советского Казахстана. Если в 1920 году на территории республики проживали 4781 тыс. чел., то в 1922 году - только 3796 тыс. человек[1].

Причиной голода 1919—1922 года в Казахстане был неурожай в разных регионах страны (см. Голод в Поволжье 1921—1922), в связи с чем Советской властью в январе 1919 года была повторно введена так называемая продразвёрстка в рамках действовавшей с 13 мая 1918 продовольственной диктатуры. Но по продовольственной развёрстке отнимался лишь излишек пшеницы, а у казахов оставался скот. Данная продразвёрстка была частью комплекса мероприятий, известных как политика «военного коммунизма». В заготовительную кампанию 1919-20 хозяйственного года продразвёрстка также распространилась на картофель, мясо, а к концу 1920 на все сельхозпродукты. Учитывая, что в Казахстане хлеба было мало, то большой упор был сделан на конфискацию скота у местного населения. Эти методы изъятия воспринимались местным населением как грабёж и вызывали рост недовольства, переходившего в вооружённые выступления[2].[нет в источнике] [3][нет в источнике]

Содержание

Исследования учёных-историковПравить

Кандидат исторических наук Алексеенко Александр Николаевич в своей научной работе на соискание докторской степени «Сельское население Казахстана. 1920—1990 гг.» исследовал динамику численности, национальный состав, миграционное и естественное движение сельского населения Казахстана. На основе анализа большого круга архивных и опубликованных источников определил основные тенденции развития сельского населения республики. Рассмотрел такие закрытые ранее проблемы, как демографические последствия голода начала 1920-х и 1930-х годов, массовые переселения в Казахстан в 1920-30-е годы, депортация репрессированных народов в 1930-40-е годы, освоение целины и другие [4].

Историк Мусаев Б. А. в своей работе на соискание учёной степени «Голод в первой половине 20-х годов XX века в Казахстане: исторический, социально-политический анализ» исследуя социально-политические процессы, происходившие в первой половине 1920-х годов осветил причины, масштабы и последствия голода 1919—1922 годов и 1932—1933 годов. Проанализировал социально-политическую, экономическую ситуацию 1921—1922 гг. Определил социально-экономические и демографические последствия голода. Дал оценку деятельности органов власти, раскрыл их взаимоотношения с центром и периферией в обустройстве государственных структур, в ликвидации последствий бедствия. Установлены последствия массового голода в 5 губерниях КазАССР, демографические изменения состава населения, аграрно-продовольственные, хозяйственно-экономические потери, влияние на здоровье и смертность людей. Показаны оптимальные пути борьбы с всенародным бедствием, гуманитарной катастрофой в жизни народа. Продовольственная проблема вкупе со становлением нового государственного устройства отнесена к глобальным проблемам мирового развития. [5]

Историк Малышева Мария Прокопьевна в своей диссертационной работе на соискание докторской степени «Казахи в Сибири в период демографических кризисов (1919—1934 гг.)», регистрационный номер: 0502РК00072, дата защиты: 2002.06.20, МРНТИ: 05.31.15 05.11.91 03.81.35 исследовала историю борьбы на выживание крупной группы казахского народа, оказавшейся в Сибири вне своей республики в 1920-30-е годы Определила трагические последствия для казахского народа демографических кризисов: голод 1921—1922 годов, голодомор 1930—1934 годов. Осветила карательную политику сталинского режима: подавление крестьянских выступлений против выкачки продовольствия, раскулачивание, репрессии. Рассмотрела влияние контактов русского населения Сибири с казахской диаспорой, казахами-беженцами в спасении казахского этноса. [6]

Писатели и публицисты о голоде 1919—1922 годаПравить

Главный редактор литературного журнала «Простор» Валерий Федорович Михайлов:

…Ещё один момент. Почему-то когда мы говорим про голод в степи, то сразу подразумевается голод 30-х годов. А ведь в Казахстане это был второй голод. Первый был в 1919—1922 годах. Поэтому когда исследователи будут заниматься этой проблемой, должны её разделить на первый и второй периоды.

Первый голод тоже был страшным. Он больше коснулся южного региона, хотя в той или иной мере пострадали все жители Казахстана. Если в 30-х годах по различным оценкам погибло от 1,5 до 2 миллионов человек, то в первый голод — около одного миллиона человек. Так что казахи, действительно, за каких-то 10 — 15 лет лишились около половины населения. Мировая история не знает трагедии подобного масштаба. И каждый казах просто обязан знать, помнить об этой трагедии…. [7]

Мустафа Шокай — казахский общественный, политический деятель и публицист, эмигрант, сотрудничавший с Третьим Рейхом, писал в книге «Туркестан под властью Советов. К характеристике диктатуры пролетариата» (цит. по журналу «Простор». 1992. № 9-10. с.101-112):

…Ещё одна выдержка из книги того же Рыскулова. На этот раз речь пойдёт о неслыханной нигде в мире «голодной политике» советской власти в отношении коренного населения Туркестана. Говоря о голоде среди туземного населения, в частности среди казахского, Турар Рыскулов свидетельствует, что один «из заслуженных руководителей Октябрьского переворота в Туркестане Тоболин на заседании Туркестанского Центрального Исполнительного Комитета заявил прямо, что киргизы (казахи), как экономически слабые с точки зрения марксистов всё равно должны будут вымереть. Поэтому для революции важнее тратить средства не на борьбу с голодом, а на поддержку лучше фронтов» (см. предисловие, стр. ХII). «Количество умерших от голода (мусульман), говорит Рыскулов (стр.77), исчисляется в огромных размерах…» Но цифр он не приводит. Советские источники (1919) называли кошмарную цифру в один миллион сто четырнадцать тысяч (1 114 000). Таков наш национальный пассив от московской «национально-освободительной политики». А вот «советский актив». — Можно сказать, пишет Т. Рыскулов на стр.77, что погибшие люди спасли советскую власть, так как если бы они, эти миллионы голодающих… пришли и потребовали своей доли, то они не оставили бы камня на камне и перевернули бы всё… Поэтому приходится признаться, что хотя мы их и не накормили, но они спасли общее положение… Я бы хотел спросить у французских коммунистов: такой же ли точно политики они будут держаться (если, к несчастью Франции, они оказались бы у власти) в отношении сирийцев, марокканцев, индокитайцев и др. «с марксистской точки зрения экономически слабых» народов? А сириец Али-Мира захочет ли, чтобы будущая советская власть в Сирии утвердилась, благодаря гибели сирийской бедноты, на трупах сирийских крестьян? Ещё два-три свидетельских показания о колонизаторском, национально угнетательском характере советской власти в Туркестане.

Например: — В Перовске (ныне Кзыл-Орда) сидел самодержец Гержот. От него откочевал целый народ — киргизы (казахи). При этом откочевании вымерло около одного миллиона человек. Знаете, где это написано? Не думайте, г. Мазони, что так пишет «газета капиталистической Франции». Нет. Это было напечатано на столбцах безукоризненно правдивой в ваших глазах московской «Правды» в номере 133 от 20 июня 1920 г. Зиновьев ещё в то время, когда он был признанным главою 3-го Интернационала, на памятном Съезде Народов Востока в Баку (сентябрь 1920), вынужден был признать, что агенты советского правительства в Туркестане «обижают туземных крестьян, отнимают у них землю, смотрят на них как на низшую расу» (см. стенографический отчёт съезда, стр. 227)… [8]

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

ЛитератураПравить

  • Казахстан на рубеже веков: размышления и поиски. т.1, Алматы, 2000 г. Автор: академик НАН КазССР Манаш Кабашевич Козыбаев, директор Института Истории и этнологии.
  • Алексеенко Н. В., Алексеенко А. Н. Население Казахстана за 100 лет (1897—1997 гг.). Усть-Каменогорск, 1999.
  • Алексеенко А. Н. Население Казахстана. 1920—1990 гг. — Алматы, 1993 г.
  • Ю. К. Шокаманов. Тенденции человеческого развития в Казахстане. Алматы, 2001.
  • Conquest, Robert, «The Harvest of Sorrow: Soviet Collectivization and the Terror  Famine», (Edmonton: The University of Alberta Press in Association with the Canadian Institute of Ukrainian Studies, 1986
  • Sahni, Kalpana. Crucifying the Orient: Russian orientalism and the colonization of Caucasus and Central Asia. Bangkok: White Orchid Press, 1997
  • Марта Олкут. Процесс коллективизации в Казахстане. «Русское ревю», 40, апрель 1981
  • Коллективизация сельского хозяйства Казахстана. Т. 2. Алма-Ата, 1967, с.222.
  • А. Кучкин. Советизация казахского аула. М., 1962.
  • С. Пидхайни, т. 2, с.243.
  • Hryshko, Vasyl, «Ukrains’kyi 'Holokast', 1933», (New York: DOBRUS; Toronto: SUZHERO, 1978).
  • Давид Титиевский, Роберт Конквест. Жатва скорби: Overseas Publications, Interchange Ltd; London, England; 1988 ISBN 1870128 95 8
  • СЕМЕНОВ Сергей Александрович (1893—1942) русский писатель. Документальный роман «Голод» (1922) — о последствиях голода 1919.
  • Жамал Базыловна «Общественно-политическая деятельность и исторические исследования Турара Рыскулова»
  • Аширбекова Жамал Базыловна «Общественно-политическая деятельность и исторические исследования Турара Рыскулова»
  • Сабданбекова Замзагуль Абляшовна. Социально-демографическое развитие населения Павлодарского региона (1897—2007 гг.)