«Голубая роза» — художественное объединение, которое получило свое название после одноименной выставки, прошедшей в 1907 году. В объединение входили художники, которые вместе поcещали Московское училище живописи, ваяния и зодчества[1]. Ядро группы составляли живописцы Павел Кузнецов, Петр Уткин и скульптор Александр Матвеев[2]. Художники познакомились в родном Саратове. Они вдохновлялись работами Виктора Борисова-Мусатова и Михаила Врубеля[3].

«Голубая роза»
Административный центр:

Россия Москва, Россия

Тип организации:

Творческое объединение художников

Официальные языки:

русский

Руководители
живописцы

Павел Кузнецов, Петр Уткин

скульптор

Александр Матвеев

Основание
Первая выставка «Алая роза» в Саратове

1904

Выставка «Голубая роза» в доме на Мясницкой

1907

Ликвидация

1908

«Голуборозовцы» следовали ценностям символизма, для их живописи характерны голубоватые, пастельные тона. Целью творчества художники видели «стремление к трансцендентному», «запредельному»[3]. Они уделяли внимание музыкальности и нежности произведений[1].

Содержание

История художественного объединения «Голубая роза»Править

 
«Голубой фонтан», Павел Кузнецов. 1905 год
 
Портрет Л. Н. Гауш кисти Николая Милиоти. 1905 год

Знакомство и начало работыПравить

Ядро «Голубой розы» сформировалось ещё за 10 лет до проведения одноименной выставки. Павел Кузнецов, Петр Уткин и Александр Матвеев стали друзьями в родном Саратове, особенно близкими были отношения Кузнецова и Уткина, которые вместе работали над проектами по оформлению театральных постановок и частных домов[4]. Молодые художники вдохновлялись работами земляка Виктора Борисова-Мусатова, чьи произведения отличались от работ других символистов тоской по призрачному прошлому русских усадеб. Творческие последователи и друзья Борисова-Мусатова заимствовали серо-голубые и пастельно-розовые тона его картин. Через него саратовское трио узнавало о последних тенденциях в парижском и русском искусстве, а также идеях символизма[2].

Вскоре саратовские художники перебрались в Москву и в 1897 году поступили в Московское училище живописи, ваяния и зодчества, где уже к 1900 году познакомились с другими будущими членами «Голубой розы» — Мартиросом Сарьяном, Николаем Сапуновым, Сергеем Судейкиным, Николаем Крымовым, Анатолием Араповым, братьями Николаем и Василием Милиоти, Иваном Кнабе, Николаем Феофилактовым, Владимиром Дриттенпрейсом, Артуром Фонвизиным, Петром Бромирским. На короткое время к группе художников примкнул Кузьма Петров-Водкин, хотя впоследствии он так и не вошел в объединение[1]. В Московском училище преподавателями будущих «голуборозовцев» были Исаак Левитан, Константин Коровин, Валентин Серов и Паоло Трубецкой[2]. В воспоминаниях Коровин назвал Сапунова, Судейкина, Крымова и Кузнецова одними из лучших учеников его мастерской[2].

Первые совместные работы художников были связаны с театром[5]. В 1902 году Коровин привлек Кузнецова и Сапунова к созданию декораций к опере Рихарда Вагнера «Валькирия» по собственным эскизам художника[2]. Чуть позже, последовав примеру наставника «голуборозовцев», драматург Сергей Саввич Мамонтов пригласил художников работать над оформлением антрепризы в театре «Эрмитаж»[3][2].

Произведения художников объединения вызывали неоднозначную и даже отрицательную реакцию у зрителей и критиков уже в начале совместной работы. В 1902 году Кузнецов, Уткин и Петров-Водкин получили заказ на роспись церкви Казанской Божьей Матери в Саратове. Фрески были признаны «немолитвенными и нехудожественными» и уничтожены[3][6].

В 1904 году в Саратове состоялась первая совместная выставка под названием «Алая роза», организованная Кузнецовым и Уткиным. В выставке приняли участие восемь будущих участников «Голубой розы»: Арапов, Кнабе, Кузнецов, Сапунов, Сарьян, Судейкин, Уткин, Феофилактов. Почетное место отводилось работам Врубеля и Борисова-Мусатова — любимых художников и духовных наставников молодых символистов[3][2].

Поддержка Николая РябушинскогоПравить

 
А. Т. Матвеев. Кимерино. 1910 год

Покровителем «голуборозовцев» и инициатором знаменитой выставки стал меценат Николай Павлович Рябушинский, потомок династии московских предпринимателей[7]. Примером молодому меценату стал Сергей Дягилев, театральный деятель, создатель и куратор журнала «Мир искусства». Рябушинский решил издавать художественный журнал «Золотое руно».

...проектирую <...> журнал, в котором думаю объединить всю нашу художественную жизнь, т.е. в иллюстрациях помещать истинную живопись, в статьях говорить откровенно, что думаю, затем от имени журнала устраивать серию ежегодных выставок.

— Описание Рябушинским идеи создания журнала[7]

Несмотря на неодобрение критиков, в 1906 году журнал вышел в свет. Рябушинский не скупился на финансирование: журнал был полон красочных иллюстраций, плотные страницы украшали многочисленные виньетки, золотые вставки[7]. В журнале печатались как и «мирискусники» — Лансере, Бенуа, Бакст, Сомов, так и молодые художники-«голуборозовцы», хотя изначально они объединились около журнала «Искусство», который выпускался всего один год — с 1904 по 1905[7]. В «Золотом руне» также публиковались работы поэтов и писателей символизма, зарубежных художников. Меценат и сам примкнул к группе художников-символистов, выставлялся и печатал свои работы вместе с ними[1].

Благодаря усилиям Рябушинского 18 марта 1907 года в доме 8 на Мясницкой[1] состоялась выставка «Голубая роза», в которой участвовали все 16 членов объединения. Мероприятие было организовано после посмертной ретроспективы работ главного вдохновителя молодых художников Виктора Борисова-Мусатова, которая прошла в том же году[2]. Сами художники обращались к народному творчеству: произведения Крымова отсылали к лубочным сценкам, а Сапунов и Судейкин вдохновлялись народным театром[5]. Работы на сказочные загадочные сюжеты отражали стремление художников к тайне, недостижимой мечте. Скромный символ голубой розы придумал Сапунов, который черпал вдохновение в графике Обри Бердслея[6].

Интерьер дома был оформлен под стать бледным и туманным произведениям — повсюду стояли вазы с цветами, стены были выкрашены в светло-голубой цвет[8][1]. На выставке играла музыка Скрябина, а по вечерам в доме на Мясницкой выступали поэты Валерий Брюсов и Константин Бальмонт, Андрей Белый прочитал доклад. На экспозиции собирались главные представители московского символизма[1].

Событие вызвало полярные реакции: художник и критик искусства Игорь Грабарь нелестно отозвался о работе «голуборозовцев», посчитав их произведения «декадентскими» и лишенными смысла[9]. Выставка произвела положительное впечатление на критика Сергея Маковского, который писал в отзыве: «Выставка прежде всего заинтересовывает как выражение коллективного искания»[10]. Казимир Малевич также хвалил выставку и даже хотел выставить свои работы вместе с членами «Голубой розы»[2].

Выставки при поддержке журнала «Золотое руно»Править

 
«Осень», Петр Уткин. 1908 год

После успеха 1907 года Рябушинский спонсировал ещё три выставки, и с каждой новой экспозицией его планы становились более грандиозными. В 1908 году у мецената возникла идея провести совместную выставку современного русских и французских художников-символистов[2]. На «Салоне Золотого Руна», открывшемся 5 апреля в доме Хлудовых (Хомутовский переулок, 5а), были выставлены работы Боннара, Брака, Дега, Дени, Дерена, Сезанна, Гогена, Ван Гога, Марке, Матисса, Ренуара, Руо, Бурделя, Майоля, Родена и других[1][7]. Русское искусство представляли исключительно работы «голуборозовцев»[7].

В январе 1909 года прошла вторая подобная выставка, на которую Рябушинский не пригласил французских импрессионистов, а отдал предпочтение новейшим веяниям в искусстве — кубизму и фовизму, с которыми русская публика была мало знакома. Он выставил произведения Брака, Дерена, Донгена, Марке, Матисса, Руо, Вламинка. Среди русских художников были представлены Кузнецов, Уткин, Матвеев, Милиоти, Сарьян, Кнабе, Рябушинский, Фонвизин, Петров-Водкин[7]. Рядом с «голуборозовцами» выставлялись молодые Наталья Гончарова и Михаил Ларионов[3].

Третья и последняя выставка прошла в конце декабря 1909 — январе 1910 годов. Выставка не освещалась в «Золотом руне», так как к тому моменту сам журнал уже прекратил существование из-за финансовых проблем[7]. Однако, мероприятие имело успех. На этот раз Рябушинский стремился показать национальное русское искусство, и потому на выставке не были представлены работы зарубежных художников. Кроме «голуборозовцев» Кузнецова, Уткина, Кнабе, Сарьяна и самого Рябушинского в выставке участвовали Илья Машков, Петр Кончаловский, Александр Куприн и Роберт Фальк, которые позже в 1910 году сформируют собственное художественное объединение «Бубновый валет»[7].

После громких выставок слава объединения «Голубая роза» привлекла меценатов и любителей искусства, которые наперебой приглашали художников к оформлению новых проектов[11]. Но творческие устремления «голуборозовцев» не ограничивалась созданием живописи и скульптуры. Художники стремились воплотить в жизнь идею о синтезе искусств, что было характерно для представителей символизма[1].

Эта идея воплотилась в планировке и оформлении крымской усадьбы «Новый Кучук-Кой»[12]. После нашумевшей выставки 1907 года Кузнецов, Уткин и Матвеев были приглашены действительным статским советником и сотрудником Министерства финансов в Петербурге Яковом Евгеньевичем Жуковским[12] к созданию его имения в Крыму. Матвееву было поручено создание скульптурного оформления усадьбы (для скульптур он выбрал тему сна и мечты), Кузнецов и Уткин занялись мозаиками и росписью дома, планировкой сада[12]. Кабинет владельца расписал Евгений Лансере, а в гроте у морского берега Врубель создал небольшие панно[12].

«Голуборозовцы» также расписывали московскую резиденцию Рябушинского «Черный лебедь», где хранилось большое количество их живописных и скульптурных произведений. В 1915 на вилле случился пожар, и богатое собрание Рябушинского погибло в огне[13].

Судьбы «голуборозовцев»Править

 
А. Т. Матвеев с учениками. 1939 год

У «Голубой розы» не было четкого манифеста или объединяющей идеи[14]. На страницах «Золотого руна» они так писали о своем творчестве:

  Искусство вечно, ибо основано на непреходящем, на том, что отринуть нельзя. Искусство едино, ибо единый его источник — душа. Искусство символично, ибо носит в себе символ вечного во временном. Искусство свободно, ибо создается свободным творческим порывом.[5]  

И для них творчество было действительно свободным: художники перестали участвовать в совместных выставках после 1910 года и лишь изредка работали друг с другом над общими проектами, предпочитая идти собственным путем[8]. Например, произведения Мартироса Сарьяна и Павла Кузнецова были проникнуты восточными мотивами: Кузнецов много путешествовал по Средней Азии, а Сарьян писал родную Армению[10][14]. Николай Феофилактов, Николай Милиоти и Николай Крымов, напротив, заинтересовались неоклассицизмом, обращались к античным сюжетам. Сапунов и Судейкин продолжили оформлять театральные постановки[5].

В советское время символизм считался «декадентским», чуждым «советскому зрителю». Несмотря на это многие «голуборозовцы» решили остаться в стране при новом политическом режиме и применить свои навыки в новых условиях. Лишь трое из 16 художников — Николай Милиоти, Сергей Судейкин и Николай Рябушинский — эмигрировали[2][8]. Павел Кузнецов создал журнал «Путь освобождения», в котором также работали Бромирский, Крымов и Арапов. Александр Матвеев получил должность профессора петроградского Центрального училища технического рисования, Крымов и Судейкин стали членами различных комиссий по охране памятников искусства. Крымов, Кузнецов, Матвеев, Уткин Фонвизин и Сарьян в 1920-х преподавали в художественных учебных заведениях[2]. В 1925 году в Третьяковской галерее прошла первая ретроспективная выставка объединения «Голубая роза»[2].

Все эти «Голубые розы», «Бубновые валеты», «Ослиные хвосты» и прочие порождения декадентской и формалистической эстетики несли в себе реакционное содержание, утрачивали национальную независимость в области художественного творчества, одурманивали и духовно растлевали народ.

— Отзыв о творчестве объединения в журнале «Искусство», 1947 год[15].

Отношение к художникам было неоднозначным: в конце 1920-х Кузнецов потерял работу из-за отрицательного отзыва на выставку его работ, позже Артура Фонвизина и Александра Матвеева обвинили в формализм[2].

УчастникиПравить

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Белякова Ольга Юрьевна. Художественное объединение “Голубая роза”. Портал “Слово”. Проверено 18 августа 2017.
  2. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 andrey. Почему нужно идти на выставку “Борисов-Мусатов и мастера “Голубой розы””?. Журналы и сайты «Фабрика контента “Точка Ру” (6 марта 2017). Проверено 18 августа 2018.
  3. 1 2 3 4 5 6 Вакар И.А. “Голубая роза”. Выставка и одноименное объединение. 1902-1910. Энциклопедия русского авангарда. Проверено 18 августа 2017.
  4. Кравченко, 2011, с. 11.
  5. 1 2 3 4 Виктория Хан-Магомедова. Символ вечного во временном.. Издательский дом “Первое сентября”. Проверено 18 августа 2017.
  6. 1 2 Кравченко, 2011, с. 12.
  7. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Ида Гофман. “Золотое руно”. 1906-1909. У истоков русского авангарда.. Журнал “Третьяковская галерея” (2008). Проверено 18 августа 2018.
  8. 1 2 3 Мария Кретинина. Цветы небывалые.. Журнальный зал в РЖ, “Русский журнал” (2006). Проверено 18 августа 2017.
  9. Кравченко, 2011, с. 13.
  10. 1 2 Маковский, 1999.
  11. Нащокина М.В. Московская “Голубая роза” и крымский “Кучук-Кой”. ООО «Архи.ру» (1999). Проверено 18 августа 2017.
  12. 1 2 3 4 Нащокина, 2006.
  13. Галина Малясова. Вилла “Черный лебедь”. “Узнай Москву”. Проверено 18 августа 2018.
  14. 1 2 Анна Толстова. Обретенный сад.. АО “Коммерсантъ” (17 марта 2017). Проверено 18 августа 2018.
  15. Вячеслав Лопатин. Цвет - звук; свет, тьма.. Журнальный зал в РЖ, “Русский журнал” (2008). Проверено 18 августа 2018.

ЛитератураПравить

  1. Кравченко И. Художественное объединение “Голубая роза” / Глав. ред. Барагамян А.. — М.: “Директ-Медиа”, 2011. — Т. 95. — 49 с. — ISBN 978-5-7475-0130-0.
  2. Маковский С.К. Силуэты русских художников / Глав. ред. Поляков А.П.. — Казань: Республика, 1999. — 383 с. — ISBN 5-250-02634-6.
  3. Нащокина М.В. Усадьба в творчестве “Голубой розы” // Пути русского символизма: провинция и столица. Материалы девятых Боголюбовских чтений. — Саратов: Саратовский государственный художественный музей имени А. Н. Радищева, 2006. — Вып. 1. — С. 35-44. — ISBN 5-94370-013-7.