Открыть главное меню

Грамотин, Иван Тарасьевич

Иван Тарасьевич Грамотин (? — 1638[1]) — подьячий, а затем думный дьяк, печатник (1636) видный деятель Смутного времени, трижды, при разных государях, возглавлял Посольский приказ.

Иван Тарасьевич Грамотин
Иван Тарасьевич Грамотин
Портрет первой половины XVIII века, на котором предположительно изображён Иван Грамотин
Рождение XVI век
Смерть 1638
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

Содержание

БиографияПравить

Иван Тарасьевич Грамотин родился в дворянской семье. Современники признавали за ним ум и красноречие. Первое упоминание о нём относится к 1595 году, когда он был подьячим в посольстве к немецкому королю Рудольфу II.

В 1603 году Иван Грамотин был назначен в дьяки Поместного приказа, где находился по февраль 1604 года.

В ноябре 1604 года Иван Грамотин был отправлен Борисом Годуновым против Лжедмитрия I, выдававшего себя за Дмитрия Углицкого, на северщину в составе большого войска. Однако Грамотин присягнул на верность самозванцу, который и пожаловал его в думные дьяки.

В 1606 году Иван Грамотин с польскими послами вёл переговоры.

Он вновь совершил измену, на этот раз Лжедмитриию I, перейдя на сторону Василия Шуйского, однако Шуйский, наслышанный о предательстве Ивана Грамотина, отлучил его от двора, отправив в 1606 году дьяком в город Псков. Это никак не соответствовало желаниям Грамотина занимать видное место возле российского престола, поэтому уже через два года он сбежал в Тушино, где вновь принёс присягу, на этот раз Лжедмитрию II. Новый господин послал Ивана Грамотина в Сергиев Посад уговорить монахов Троице-Сергиевой лавры признать новую власть.

В 1609—1610 году стал агентом царя Речи Посполитой Сигизмунда III и участвовал в боярском посольстве к польскому королю Сигизмунду для приглашения на престол его старшего сына королевича Владислава.

В 1610 году, вскоре после низложения с трона Василия Шуйского, Иван Грамотин пожалован Сигизмундом в печатники и поставлен руководителем Поместного и Посольского приказов.

 
Крест напрестольный. Ярославль. 1630. Золото, изумруд, сапфир, жемчуг, шпинель, дерева, чеканка, резьба (гравировка), канфарение. Ярославский музей-заповедник. Вклад в Ярославский Спасский монастырь И. Т. Грамотина.

В сентябре 1610 года вместе с Михаилом Глебовичем Салтыковым, Иваном Петровичем Шереметевым и князем Василием Васильевичем Голицыным уговаривал жителей Москвы не сопротивляться и дозволить вступить в город польскому отряду во главе с гетманом Речи Посполитой Станиславом Жолкевским.

В 1612 году Иван Грамотин приехал в Польшу, куда его послали, чтобы максимально ускорить приезд Владислава. После Московской битвы (последствия которой были описаны польским хронистом XVII века Кобержицким так: «Поляки понесли такую значительную потерю, что её ничем уже нельзя было вознаградить. Колесо фортуны повернулось — надежда завладеть целым Московским государством рушилась невозвратно») Грамотин уже не спешил вернуться в Россию и до 1617 года оставался в Варшаве.

Однако в начале 1618 года Грамотин всё-таки вернулся в Москву и даже сумел добиться подтверждения звания думного дьяка, благодаря чему продолжил службу в Новгородской чети и Посольском приказе.

В 1618 году, по возвращении в город Патриарха Московского и всея Руси Филарета (Романова), Ивану Грамотину стали поручать важные государственные дела. Грамотин вёл переговоры с послами из Англии и Турции в 1621 и 1622 году соответственно. В 1625 году непосредственно участвует в исследовании и установлении подлинности Ризы Господней[2], подаренной иранским шахом Аббасом I Великим.

Однако всё это время Иван Грамотин не оставляет свойственные ему интриги и происки, и в 1626 году терпению Филарета приходит конец. Он лично настоял, чтобы думный дьяк был отправлен в город Алатырь. Только в 1633 году, уже после смерти Филарета, Грамотин смог вновь вернуться в Москву, где снова добился милости государя и даже получил титул дворянина. В 1634 году Иван Грамотин был пожалован в печатники с правом писаться с «вичем». С момента своего возвращения в Москву и до самой смерти в 1638 году Грамотин вёл активную внешнеполитическую деятельность.

Российский историк Сергей Фёдорович Платонов даёт такое описание Ивану Грамотину:

«еще в Тушине при втором Самозванце привык к общению с поляками и усвоил польский язык; при Гонсевском он обратился в «милостивого пана», весьма влиятельного среди ополяченной московской администрации. Его сближению с поляками помогло и то, что в молодости он простым подьячим ездил два раза в посольствах в Германию, побывал в Чехии, в Гамбурге и Любеке, в Лейпциге, Дрездене, Нюрнберге и других городах. Это знал Масса, ведший с Грамотиным деловые переговоры, и дал о нем такой отзыв: Грамотин “бывший послом при Римском императоре, похож на немецкого уроженца, умен и рассудителен во всем и многому научился в плену у поляков и пруссаков”. Надо только помнить, что “плен” Грамотина был не военным, а, так сказать, духовным и добровольным. Он сам тянулся к иностранцам и без принуждения усвоил немецкое обличье и польский язык…»[3].

СемьяПравить

Сын — Иван Иванович Грамотин.

ПримечанияПравить

ЛитератураПравить