Германско-польская граница

(перенаправлено с «Граница по Одеру — Нейсе»)

Гермáнско-пóльская граница — государственная граница между Республикой Польша и Федеративной Республикой Германия, (включая водную границу) протяжённостью 467 километров.

Германско-польская граница
Германия Польша
ГерманияПольша
Время существования с 3 октября 1990 года
Установление современного прохождения с 1945 года [1]
Протяжённость 467 км
Логотип Викисклада Медиафайлы на Викискладе

Это граница Западной Польши и Восточной Германии. Германия является одним из семи государств, граничащих с Польшей, а Польша является одним из девяти государств, граничащих с Германией. В силу расположения её часто называют границей по Одеру — Нейсе.

Текущая граница была создана после объединения Германии 3 октября 1990 года, до этого Польша граничила с Германской Демократической Республикой, и граница была идентична. Она была сформирована после Второй мировой войны решением союзников на Ялтинской и Потсдамской конференциях.

Расположение границы

править
 
Начало границы — пересечение границ Польши, Чехии и Германии

В южной части граница начинается на пограничном стыке (пограничный знак № 1P) Германии, Польши и Чехии к югу от Поражова, затем проходит вдоль Нысы-Лужицки (Нейсе), оставляя польскую сторону так называемого «мешка ржи» и разделяя прибрежные города Циттау/Поражов-Синявка, Гёрлиц/Згожелец, Бад-Мускау/Ленкница и Губен/Губин. На расстоянии около дюжины километров от Губина Ныса-Лужицка (Нейсе) впадает в Одру (Одер), а отсюда граница проходит вниз по течению около двухсот километров — к городу Грыфино (от Видуховы, где Одра разделяется и образует заводи — граница проходит до Западной Одры). В разделе граница делится на немецкий и польский города Франкфурт-на-Одере/Слубице.

 
Германско-польская граница, пограничный знак № 864, около Добещина (Полицкий повят), на заднем плане Вкшаньская пуща
 
Германско-польская граница, пограничный знак № 923, около Свиноуйсьце, на заднем плане Балтийское море

От Грыфино граница по Одеру — Нейсе обходит Щецин с запада и уходит с Одры на север к западной части её долины и проходит рядом с польскими городами Росувек, Колбасково, Барнислав, Боболин, Любешин, Бук, Столец, Мыслибуж Вельки и затем пересекает Щецинский залив у Нове-Варпно, а потом разделяет остров Узедом к западу от Свины, оставив на польской стороне город Свиноуйсьце. Германско-польская граница заканчивается на берегу Поморской бухты (пограничный знак № 923).

  Германские земли, соседствующие с Польшей:

  Польские воеводства, соседствующие с Германией:

Формирование современной границы

править
 
Перенос польских границ после Второй Мировой войны; Линия Керзона отмечена салатовым

Планы воссоздания Речи Посполитой

править

Хотя польско-германская граница по Одре и Нысе-Лужицкой была создана после Второй Мировой войны, созданная на рубеже 19 и 20 веков Национально-демократическая партия Польши ещё тогда анализировала, какую форму должны принять границы возрождённой Польши. В ответ на очевидное отсутствие возможности восстановления Польши в границах Речи Посполитой перед разделом она разработала так называемую «западную мысль», целью которой было получить территории Германии. В 1887 году Ян Людвик Поплавский указал на необходимость включения Восточной Пруссии, а также Познани, Гданьска и Ополе в состав Польши. Роман Дмовский в первые годы двадцатого века конкретизировал программу Национально-демократической партии, требуя для Польши только этнически польские земли Восточное Поморье, Восточную Пруссию и Верхнюю Силезию. Эту же программу представил и идеолог народного движения Болеслав Вислоух[2].

Иоахим Лелевель уже тогда напоминал о польской границе времён правления первых Пястов и указал на необходимость иметь Силезию и границу, основанную на Одре. Река Одра в качестве западной границы в 1901 году была отмечена Поплавским. Граница по Нысе-Лужицкой впервые требовалась Вацлавом Налковским в 1912 году. Он подчёркивал, что река — это стратегическое место, где Судеты и Балтийское море находятся ближе всего друг к другу. Ранее, в 1888 году, он подчеркнул важность Одры из-за того, что это граница эпохи правления первых Пястов[2].

По итогам Первой мировой войны

править

К концу Первой мировой войны требования экстремистов по вхождению территорий в состав Польши ограничились Великой Польшей, Восточным Поморьем, Мазурией и Верхней Силезией. В 1919 году Альфонс Парчевский предложил, чтобы в состав Польши из Силезии вошли Бжег, Мендзыбуж, Намыслув, Олава, Сыцув, Тшебница, глогувский и зелёногурский повяты, а из Поморья Бытув, Чаплинек, Старе Дравско, Лемборк и Слупск. В течение Межвоенного периода дебаты об изменениях границ были также чисто академическими, польское правительство не предъявляло территориальные претензии к Германии и пыталось поддерживать с ней наилучшие отношения. Тем не менее, Теодор Тачак, описывавший границы раннего государства Пястов, подчеркнул в 1925 году естественный характер границы на Одере и Судетах. Станислав Павловский указывал на отсутствие естественных барьеров на тогдашних границах, поскольку Одра и Барыч были за пределами Польши. В 1933 году Зыгмунт Войцеховский создал концепцию границы, которую он считал безопасной для государства. Она включала в себя Померанию с Щецином, Силезию с Вроцлавом и Любушскую землю. В 1919 году Юзеф Домбровский выразил обеспокоенность по поводу включения в Польшу слишком большого количества земель, населённых немецким населением[2].

Территориальные претензии Польши и роль СССР

править

С начала Второй мировой войны отмечалось[источник не указан 1607 дней], что необходимо установить лучшую, то есть более короткую границу между Германией и Польшей. Первая группа выдвинула постулат о расширении земель до Одры и Нысы-Лужицкой, она была основана в октябре 1939 года и называлась Родина. Первые официальные территориальные претензии были поданы польским властями в ноябре 1940. Они включали Верхнюю Силезию, Гданьск и Восточную Пруссию. Это требование было подтверждено постановлением правительства от декабря 1942 года. Также Представительство Правительства на Родине указало на необходимость включения Померании после Колобжега. В марте 1944 года Совет национального единства постулировал включение Восточной Пруссии, Померании, устья Одры и немецкой части Верхней Силезии в Польшу[2].

Первым лидером, предложившим перенести польско-германскую границу на запад, стал Иосиф Сталин в декабре 1941 года. Это было сделано после того, как 30 июля 1941 года в Лондоне посол СССР в Великобритании И. М. Майский подписал договор о восстановлении дипломатических отношений с руководителем польского правительства в изгнании Владиславом Сикорским. Этим документом, который Сикорский подписал под давлением Великобритании и в личном присутствии премьер-министра Черчилля, Москва не отказалась от территориальных изменений Польши после 1 сентября 1939 года, но предложила вернуться к обсуждению этого вопроса по окончании войны[источник не указан 666 дней].

Польское правительство в изгнании опасалось, что территориальные изменения на Западе будут компенсированы потерей восточных приграничных земель, поэтому это предложение было принято сдержанно. Польское правительство объявило о необходимости включения в состав Польши только Восточной Пруссии и Гданьска. Британские и американские позиции по послевоенной польской границе (как западной, так и восточной) были сформированы накануне тегеранской конференции 1943 года и предполагали, что страна получит новые территории на западе[3].

В качестве своего рода «компенсации» за потерю Восточных кресов было решено отдать Польше территории, находящиеся в составе Германии перед Второй мировой войной, то есть части Восточной Пруссии (Помезанию, Вармию, города Мазурии Ольштын и Эльблонг) и Померании (Щецин и Гданьск на севере, Любушская земля, а также Верхняя и Нижняя Силезии, Гливице, Ополе, Вроцлав и Легница).

Польские коммунисты с самого начала создания Польской рабочей партии выступали за широкие территориальные приобретения на западе, но в отличие от других условий, они объединяли это с отказом претензий на восточные земли. Программная декларация Союза польских патриотов предусматривала границу по Одре и соединение всей Силезии. В январе 1944 года Иосиф Сталин решил установить границу вдоль рек Ныса-Лужицка и Одра (оставив Щецин в Германии), а в июле подписал с польскими коммунистами соглашение, по которому СССР должен был поддержать ультиматум по границе на Одре и Нысе-Лужицкой. Первые условия Польского комитета национального освобождения были более консервативными: они включали в территориальные приобретения Польши только область Померании около Одера, Верхнюю Силезию и Восточную Пруссию[2].

Большая тройка, установившая в Ялте послевоенное разделение Европы, подтвердила первоначальный план Сталина: СССР сохранил за собой территории Западной Белоруссии и Западной Украины, которые должны были остаться с соответствующими восточными регионами по итогам Версальского мира. В результате Восточная Малопольша со Львовом и Станиславовом, Волынь с Луцком и северо-восточные польские окраины с Брестом, Барановичами и Гродно, а также Вильнюс остались в СССР, и была размечена граница Польши и СССР на месте бывшей демаркационной линии Керзона.

На западе Польша увеличивала свою территорию и получала выход к морю в Гданьске. На Потсдамской конференции, после которой был подписан Советско-польский договор 1945 года, к независимой Польше были присоединены восточные области Германии, расположенные восточнее линии Одер/Нейсе: часть Западной Пруссии, часть Силезии, Восточная Померания и Восточный Бранденбург, бывший Вольный город Данциг, а также округ Щецина к западу от реки. В Польше эти территории, составляющие около 25 % территории Германии в границах 1937 года, называют «Возвращённые земли», хотя под властью польских правителей они находились лишь на рубеже X—XI веков[4].

С продвижением фронта на запад СССР 20 февраля 1945 года передал Народной Польше новые территории на западе, что встретило протесты западных держав.

Когда после освобождения Польши Красной армией и Войском польским власть в республике перешла к сформированному Польским комитетом национального освобождения Временному правительству, союзники начали сомневаться в поддержке установления западной границы по рекам Одер и Нейсе, на Потсдамской конференции они попытались протолкнуть предложение о границе по рекам Одра и Ныса-Клодзка. Черчилль выступал против чрезмерного ослабления Германии за счёт отторжения богатых земель Силезии в пользу Польши. «Британское правительство хотя и допускает, что Польша должна увеличить свою территорию, всё же не хочет идти так далеко, как это делает Советское правительство», — заявил британский премьер. Тем не менее Сталин убедил его, что Германии хватит собственных запасов топлива и без Силезии[5].

Тем временем, СССР предложил полякам компромисс в виде границы на реке Квиса, но в итоге американцы согласились на границу вдоль реки Нейсе (Ныса-Лужицка), и данная граница была одобрена, а власти согласились депортировать немцев с земель, переданных Польше[3]. Их оказалось 4 млн человек.

Приобретения Польши

править

К «бесспорной» для союзников территории Польши в 212 тысяч км² в результате переноса западной границы добавилось ещё 100 тысяч км², причём Польша приобрела богатые каменным и бурым углём, медной рудой, цинком и оловом, промышленно развитые районы Силезии. По подсчётам экономистов Германии, за послевоенный период Польша получила только от залежей полезных ископаемых на «возвращённых землях» более 130 млрд. долларов, что вдвое превышает выплаченные Германией в пользу Польши репарации[6].

Польша расширила доступ к Балтийскому морю с 71 километра в 1939 году до 526 км после 1945 года и получила в своё полное владение бывший вольный город Данциг.


 
Германско-польская граница на Нысе-Лужицке

Разделённые города

править
 
Лужицкая Ниса, отделяющая немецкий Гёрлиц (справа) от польского Згожелеца (слева); ранее оба составляли город Гёрлиц

Граница разделила несколько городов на две части — Гёрлиц/Згожелец, Губен/Губин, Франкфурт/Слубице и Бад-Мускау/Ленкница.[7]

Частично открытая граница в 1971–1980 годы

править

Миллионы посетили соседнюю страну (Польшу или Восточную Германию) в период с 1971 по 1980 год[8][9]. Экономике Восточной Германии угрожало чрезмерное потребление товаров польскими туристами, которые приезжали в Восточную Германию, чтобы купить более дешёвые продукты, которые социалистическая экономика не могла обеспечить в изобилии по обе стороны границы; и поляки также стали политически опасными для правительства ГДР ко времени забастовок Солидарности 1980 года[10].

См. также

править

Литература

править
  • Вевюра Б. Польско-германская граница и международное право / Пер. с польского. — М., 1959.
  • Bjork, Jim. Church Fights: Nationality, Class, and the Politics of Church-Building in a German-Polish Borderland, 1890–1914 // Borderlands in World History, 1700–1914 : [англ.]. — Palgrave Macmillan UK, 2014. — P. 192–213. — ISBN 978-1-137-32058-2.

Примечания

править
  1. С последующими изменениями
  2. 1 2 3 4 5 Grzegorz Strauchold, Ku zachodowi, «Z Kresów na Kresy. Pomocnik historyczny POLITYKI», С. 24-29.
  3. 1 2 Jacek Tebinka, Między Bugiem a Odrą, «Z Kresów na Kresy. Pomocnik historyczny POLITYKI», C. 30-33.
  4. Андрей Сидорчик. Земли в подарок. Что Литва, Украина и Польша получили от СССР. aif.ru (30 января 2017). Дата обращения: 19 января 2020. Архивировано 16 сентября 2019 года.
  5. Лев Аннинский. Линия Сталина и линия Черчилля на линии Одера. Документы Победы. Неизвестная правда войны. rg.ru. Российская газета (1 июля 2015). Дата обращения: 19 января 2020. Архивировано 25 декабря 2019 года.
  6. Людмила Ерошевич. Вспомнит ли Польша о ценном советском подарке? Правда.Ру (24 апреля 2010). Дата обращения: 19 января 2020. Архивировано 15 февраля 2020 года.
  7. Kimmo Katajala. Imagined, Negotiated, Remembered: Constructing European Borders and Borderlands / Kimmo Katajala, Maria Lähteenmäki. — LIT Verlag Münster, 2012. — P. 204. — ISBN 978-3-643-90257-3.
  8. Paul Ganster. Borders and Border Regions in Europe and North America. — SCERP and IRSC publications, 1 January 1997. — P. 178. — ISBN 978-0-925613-23-3.
  9. Sven Tägil. Regions in Central Europe: The Legacy of History. — C. Hurst & Co. Publishers, 1 January 1999. — P. 244. — ISBN 978-1-85065-552-7.
  10. Paulina Bren. Communism Unwrapped: Consumption in Cold War Eastern Europe / Paulina Bren, Mary Neuburger. — Oxford University Press, USA, 8 August 2012. — P. 377–385. — ISBN 978-0-19-982766-4.