Унгерн-Штернберг, Отто Рейнгольд Людвиг фон

(перенаправлено с «Граф Унгру»)

Барон Отто Рейнгольд Людвиг фон Унгерн-Штернберг (Otto Reinhold Ludwig von Ungern-Sternberg; 5 (16) августа 1744, имение Старый Кустгоф[et] — 3 (14) августа 1811, Тобольск[1]) — крупнейший землевладелец острова Даго рубежа XVIII и XIX веков, камергер польского короля Станислава Понятовского. Подозревался соседями и недоброжелателями в морском разбое[2]. В 1804 г. признан виновным в убийстве и сослан в Сибирь.

Отто Рейнгольд Людвиг фон Унгерн-Штернберг
Otto Reinhold Ludwig von Ungern-Sternberg.jpg
Дата рождения 5 (16) августа 1744
Место рождения
Дата смерти 2 (14) августа 1811 (66 лет)
Место смерти
Род деятельности судовладелец, землевладелец
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

Происхождение и молодостьПравить

Родился в имении Альт-Кустгоф в семье барона Рейнгольда-Густава Унгерн-Штернберга (1714-87) и баронессы Кристины-Софии Розен (1719-97). Родителям принадлежали мызы Линден, Эрастфер и Кораст. Прослушав курс лекций по праву в Лейпцигском университете (1766—1767), поступил на службу в голландский флот капитаном[3]. Позднее рассказывал, что в Мадрасе был задержан англичанами (по обвинению в шпионаже) и выслан в Европу.

По возвращении из плаваний поступил на службу к польско-литовскому монарху. В его свите посетил Петербург, где вступил в масонскую ложу «Астрея»[4]. В 1772 г. в имении Пальмс женился на баронессе Магдалене-Шарлотте фон дер Пален (1749—1829), сестре будущего петербургского генерал-губернатора.

Властелин острова ДагоПравить

Унгерн-Штернберг в 1781 г. приобрёл за 50000 рублей у своего товарища по университету, графа Стенбока, имение Гогенгольм[de] на острове Даго, а в 1796 у его брата (шурина Г. Р. Державина) — обширную мызу Гроссенгоф[et]. Для закрытия этих сделок распродал родительские имения в материковой Эстляндии. После покупки имения Путкас[et] (1799) в руки Унгерн-Штернберга перешёл почти весь остров Даго. В этом уединённом и малопосещаемом уголке Прибалтики он сумел создать небольшую верфь и выстроить частный торговый флот[2]. Он основал судостроительные мастерские в Большой гавани, превратив её в главный центр судостроения на острове, который был впоследствии расширен и модернизирован его сыном и внуком[5].

Барон рассчитывал на получение от правительства субсидии на содержание старинного маяка Дагерорт, однако средства поступали не регулярно и не полностью, а после смерти Екатерины II и вовсе перестали выплачиваться, вынудив барона свернуть эксплуатацию маяка. Из-за обилия рифов в этих водах участились кораблекрушения, причём за спасение команды и груза судов барон удерживал солидную долю спасённого (которую прятал на чердаке своей усадьбы). Недруги Унгерн-Штернберга (включая влиятельных Стенбоков[6][7]) распускали слухи о том, что барон занимается морским разбоем и специально зажигает огонь на маяке таким образом, чтобы заманить капитанов на рифы[8].

В 1802 г. ревельский суд признал Унгерн-Штернберга виновным в присвоении имущества шведского корабля «Луиза Каролина», выброшенного на берег Даго, однако царь удовлетворил его просьбу о помиловании. В том же году в пылу ссоры на первом этаже гроссенгофской мызы барон заколол кинжалом Карла-Иоганна Мальма — капитана принадлежавшего ему брига «Мориан», обвинив его в сознательном уклонении от предписанного судну маршрута в личных целях. Престарелый барон утверждал, что это была самооборона. Тем не менее суд в Ревеле (где губернаторствовал его недруг Яков Фёдорович Стенбок) признал его виновным и в 1804 г. отправил в ссылку в Тобольск, где он и умер.

Легенды и факты о бароне-пиратеПравить

ЛегендыПравить

Суд над Унгерном был окружён завесой тайны[4], что способствовало превращению «барона-пирата» в байронического героя многих легенд. Академик М. П. Алексеев предположил, что история эстляндского барона могла быть использована Байроном при создании поэмы «Лара[en]»[9]. «Настоящий Манфред или Лара», — пишет о нём маркиз де Кюстин в своих записках о России.

Часть легенд о пирате с Даго восходит к двухтомному сочинению «Удивительные мемуары графа фон Ун-шт-бг, одного из крупнейших и необычайнейших преступников современности» (1807)[10], авторство которого приписывается И. К. Петри. Чтобы замять историю, семейство Унгерн-Штернбергов скупило и уничтожило почти весь тираж псевдо-мемуаров барона. Тем не менее сведения о преступном бароне получили известность за пределами Эстляндии и быстро обросли фантастическими подробностями. В 1806 г. П. П. Свиньин занёс в свой дневник[11]:

 Сердце обливается кровью, человечество содрогается при воспоминании об ужасных злодеяниях барона ***, владельца острова Даго, открытых в 1802 г. одной женщиною, спасшеюся чудесным образом из погребов его замка. В продолжение 10 лет злодей сей в осенние бурные ночи переставлял маяки с одного места на другое, дабы корабли, обманувшись ложным светом, разбивались у берегов острова. Тогда он с шайкою своею нападал на них, расхищал груз, а спасшихся людей убивал. Чтоб успешнее обмануть мореплавателей, он проваживал ночью по берегу хромоногих лошадей с фонарями, кои казались мореходцам другими кораблями, идущими по одинаковому с ними направлению. Заключение в Сибирь было уделом сему злодею, а позор, покрывший имя его, так поразил одного из его сыновей, чувствительного молодого человека, что он помешался в уме. Сему содействовал и отказ обожаемой им невесты, последовавший тотчас по разглашении сего происшествия. 

На подобных легендах основаны повесть Аристида де Гондрекура «Башня острова Даго» (1852) и венгерская новелла того же названия за авторством Мора Йокаи (1879). Достоевский более 20 раз упоминает «таинственного Унгерна… властелина необитаемого острова» в черновиках «Преступления и наказания» и «Подростка», где главный герой рассуждает, что «жребий Унгерн-Штернберга лучше Наполеонова»[12]. За оперу «Берег бурь» о злодейском угнетателе крестьянства, Людвиге фон Унгерн-Штернберге, эстонский композитор Эрнесакс в 1949 г. был удостоен Сталинской премии.

ФактыПравить

В российском морском и судоходном праве 1780 года было предусмотрено вознаграждение за спасение груза. Его размер зависел от общей стоимости груза и мог составлять от одной шестой до четверти стоимости. По российскому морскому праву получить вознаграждение от судовладельцев мог любой, кто помогал спасать людей, груз и вещи, но на самом деле награда обычно доставалась землевладельцам, которые полагали, что если крушение произошло рядом с их землёй, то право на вознаграждение имели именно они, а не те люди, которые первыми оказались на месте крушения и фактически спасли команду и груз. Прибрежные землевладельцы использовали своё высокое положение, с одной стороны, и подчинённое положение крепостных крестьян с другой, чтобы получить положенную награду единолично[13].

При этом спасение и хищение часто соседствовали, занимая «серую зону» между законом и беззаконными действиями. Случай со шведским кораблём «Луиза Каролина» в 1797 году свидетельствует о том, как это могло происходить. Корабль потерпел крушение возле острова Даго, побережье которого имело многочисленные отмели и при этом располагалось невдалеке от морского пути в столицу Российской империи[13].

Во время расследования дела капитан судна Эрик Иоганн Бергманн и барон Унгерн-Штернберг утверждали, что некоторые товары затонули или были сильно повреждены из-за серьёзных разрушений на судне. Расхождения между исходными документами поставщиков и списком товаров, которые в итоге достигли таможенного склада в Ревеле, были значительными — бесследно исчезло более четверти груза на сумму более 10 000 рублей[13].

Барон Унгерн-Штернберг заявил перед судьями и магистратом, что он спасал корабли. Чиновник казначейства Райнхольд фон Рихтер постановил, что доказательств преступных действий барона было предоставлено недостаточно. Барон Унгерн-Штернберг обосновал свою просьбу о выплате вознаграждения тем, что ему удалось спасти корабль от неизбежной гибели. Задержку спасательной операции он объяснил сильным штормом и волнением на море[13].

Страховая компания, застраховавшее судно, не удовлетворилась таким объяснением и обратилась в Коллегию иностранных дел в Санкт-Петербурге. Сенат приказал Верховному земельному суду Эстляндии начать новое расследование. В 1803 году в поместье Отто фон Унгерн-Штернберга был проведён обыск, где был обнаружен ряд товаров, ранее указанных им как «утерянные». Кроме того, барон Унгерн-Штернберг, предположительно, на протяжении многих лет контрабандой сбывал эти товары в Швецию, используя для этой цели свои корабли.

В 1804 году барон Отто фон Унгерн-Штернберг был признан виновным и отправлен в Сибирь за обман при спасании судов и за убийство в 1802 году одного из своих капитанов, Карла Юхана Мальма, шведа по национальности.

ПотомствоПравить

В браке имел дочь и трёх сыновей, из которых старший в 1800 г. застрелился из-за отказа отца оплачивать его долги. «Безумный барон» Роман Фёдорович фон Унгерн-Штернберг происходит от барона Романа (Отто Рейнгольда) Унгерн-Штернберга по женской линии, а по мужской — от его младшего брата Кристиана[14].

ПримечанияПравить

  1. Genealogisches Handbuch der baltischen Ritterschaften. Teil: Estland. Band I. Görlitz, 1930. S. 456.
  2. 1 2 Lennart Bes, Edda Frankot, Hanno Brand. Baltic Connections: Archival Guide to the Maritime Relations of the Countries Around the Baltic Sea 1450-1800. Brill, 2007. P. 253.
  3. Ф. М. Достоевский. Полное собрание сочинений. Т. 7. С. 406. М.: Наука, 1973. С. 406.
  4. 1 2 Л. А. Юзефович. Самодержец пустыни: барон Р. Ф. Унгерн-Штернберг и мир, в котором он жил. М., 2010. С. 46.
  5. Parklaev Hioma lugu 2. (неопр.). Hiiu Leht. Дата обращения: 7 декабря 2020.
  6. St. Csekey: “Põhjala kirjutused”. Eesti muljed ungarlastele // Waba Maa, 8 märts 1929.
  7. Merirööwel Ungru krahw. Prof. Csekey ettekanne Otto Reinhold Ungern-Sternbergi üle Riias // Waba Maa, 15 okt. 1931.
  8. Baltic States - Jonathan Bousfield - Google Books
  9. Алексеев М. П. Русско-английские литературные связи: XVIII век — первая половина XIX века // Литературное наследство. Т. 91. М., 1982. С. 450.
  10. Merkwürdige Memoiren des Grafen von Un-st-bg. Eines der Jetztwelt grössten und merkwürdigsten Verbrechers. Aus dessen Akten gezogen [von Johann Christoph Petri]. Zweiter und letzter Band. Reval, bei Peter Müller dem Aeltern. 1807.
  11. П. Свиньин. Воспоминания на флоте. Ч. I. СПб, 1818. С. 11-12.
  12. Ф. М. Достоевский в работе над романом «Подросток». Творческие рукописи. Литературное наследство. Т. 77. М., 1965. С. 517.
  13. 1 2 3 4 Kersti Lust, PhD in history. How the manorial lords wrecked ship (англ.). National Archives of Estonia. Дата обращения: 7 декабря 2020.
  14. https://ic.pics.livejournal.com/istp2012/45632415/16004/16004_original.png

СсылкиПравить