Грекулов, Ефим Фёдорович

Ефи́м Фёдорович Греку́лов (18931979) — советский историк религии, пропагандист атеизма[2]. Кандидат исторических наук.

Ефим Фёдорович Грекулов
Дата рождения 1893(1893)
Место рождения Кишинёв, Российская империя
Дата смерти 1979(1979)
Место смерти Москва, СССР
Страна Флаг СССР
Альма-матер Одесский (Новороссийский) университет
Учёная степень кандидат исторических наук[1]

БиографияПравить

Родился в 1893 году в Кишинёве (Бессарабия), средний из пяти братьев. Его отец происходил из дворян Бессарабской губернии; первым представителем этой фамилии был Алеко Грекулов, записанный в «Книгу дворянских родов» в 1828 году[3]. Отец рано умер, и мать, Мария Григорьевна, переехала с детьми в Одессу[3].

Окончил историко-филологический факультет Одесского (Новороссийского) университета[3].

С середины 1920-х годов в Москве, где работал в Московском отделе народного образования[3].

В конце 1920-х годов был членом редакционной коллегии журнала «Атеист»[3].

С ноября 1930 года руководил научно-исследовательской группой в Московском областном архивном управлении (МОАУ), занимавшейся изучением истории русского пролетариата[3][4], а позднее был там же консультантом-архивистом[3]. В октябре 1931 г. был назначен ответственным исполнителем по организации выставки архивных документов к 14-й годовщине Октябрьской революции[3]. С июня 1932 года был заведующим научно-исследовательской частью МОАУ, в числе прочего курировал публикацию документов по истории революции и Гражданской войны[3].

В 1933 году принял участие в работе основанной Максимом Горьким Главной редакции истории фабрик и заводов, выступил со статьёй «Архивы как источник для изучения пролетариата»[5]. Занимался изучением истории декабристского восстания[6].

В январе 1934 года Московская областная рабоче-крестьянская инспекция вынесла Грекулову строгий выговор, вменив ему в вину «отсутствие руководства научной работой», которое проявилось в организации «безграмотной, граничащей с контрреволюционным содержанием выставки Комбеда в областном музее»[3].

В 1937 году был репрессирован и 17 лет провёл в исправительно-трудовом лагере системы ГУЛАГ[3].

В 1930-х годах активно публиковался в периодической печати Союза воинствующих безбожников, издал несколько брошюр, посвящённых истории религии в России. Самая известная работа брошюра «Нравы русского духовенства» (1928), несколько раз переиздававшаяся, в том числе в 2010-х годах Александром Невзоровым. Итог работы Грекулова по критике церкви был подведён в книге «Православная инквизиция в России», изданной в 1964 году во время хрущёвских гонений на религию.

В 1974—1979 годах выпустил десять библиографических указателей литературы по исследованию православия, старообрядчества и сектантства за 1922—1975 годы, где перечислил более 3600 названий книг[3].

Скончался в 1979 году в Москве и был похоронен на Донском кладбище, на фамильном участке вместе с матерью, женой и братьями.

ОтзывыПравить

ПоложительныеПравить

Религиовед С. И. Иваненко отмечает, что занимаясь изучением истории «взаимоотношений русского православия и науки» Е. Ф. Грекулов сосредоточил своё внимание «на наиболее крайних проявлениях враждебности к просвещению, науке и учёным со стороны церкви — запретах и преследованиях передовой научной литературы, организации травли крупнейших учёных-естествоиспытателей».[7]

КритическиеПравить

Известный историк Д. В. Поспеловский, приводя примеры искажения фактов Грекуловым, заключает слово «учёный» в кавычки[8].

Кандидат исторических наук, доцент кафедры регионоведения и туризма Ярославского государственного университета имени П. Г. Демидова О. Д. Дашковская называет работы Грекулова «политически ангажированными»[9].

Доктор юридических наук, профессор и начальник кафедры теории и истории государства и права Московского университета МВД России С. А. Лукьянов в работах Грекулова отмечает «явную антицерковную позицию»[10]

Кандидат исторических наук, доцент кафедры всемирной истории и международных отношений Амурского государственного университета Е. А. Капранова указывает также на тот факт, что в советской историографии преобладала жёсткая идеологическая установка в освещении церковной истории[11]

Кандидат исторических наук, старший преподаватель кафедры «История и философия» Тамбовского государственного технического университета А. В. Баланцев замечает, что в этот период работы (в том числе и Грекулова) «не отличаются объективностью»[12]

По мнению кандидата юридических наук и доктора исторических наук, профессора кафедры государственного и административного права Мордовского государственного университета имени Н. П. Огарева историка В. Ф. Левина, Грекулов делал свои резкие выводы о вероохранной деятельности Русской православной церкви «по заданию партийно-государственных органов»[13].

Кандидат исторических наук, доцент кафедры теории и истории государства и права СПбГУЭФ, и доцент и заместитель заведующего кафедрой отечественной истории по вопросам информатизации ПГУПС императора Александра I А. Г. Фирсов указывает на то, что Грекулов в своих работах ставил перед собой, как и его предшественники, не сколько научные, сколько пропагандистские цели.[14]

Кандидат исторических наук И. Н. Мухин относит Грекулова к историкам-марксистам «разделявшим положения т. н. „научного атеизма“, более того, зачастую считали его пропаганду главной своей задачей», делая отсюда вывод о том, что для них свойственна «известная необъективность», «полемическая заостренность как против Русской православной церкви, так и против религии вообще». Также Мухин отмечает, что для таких историков как Грекулов «характерно использование преимущественно публицистики и опубликованных материалов; архивные же фонды, по сути, остались невостребованными».[15].

Кандидат исторических наук, доцент кафедры социологии, политологии, психологии и педагогики Омского государственного аграрного университета Н. В. Елизарова замечает, что Грекулов своё мнение нередко подкрепляет не ссылками на источники или статистические данные, а выдержками из литературно-художественных произведений, что не могло не отразиться на объективности его выводов.[16]

По мнению доктора исторических наук, профессора кафедры истории и культурологии Киргизско-российского славянского университета имени Бориса Ельцина Е. Е. Озмитель, в трудах Грекулова «обобщающие характеристики, как правило, представляют собой набор домыслов и искажений».[17]

ПубликацииПравить

КнигиПравить

  • Грекулов Е. Первое вооруженное восстание против царизма. (Декабристы). Клубные вечера. М. Изд-во «Знание». 1925. 120 с.
  • Грекулов Е. Ф. Из истории святой инквизиции в России — М., 1929.
  • Грекулов Е. Ф. Как российское духовенство душило печать — М., 1930.
  • Грекулов Е. Ф. Русская церковь в роли помещика и капиталиста — М., 1930.
  • Грекулов Е. Ф. Московские церковники в годы реакции — М., 1932.
  • Грекулов Е. Архивы как источник изучения истории заводов. М.-Л.: «История заводов», тип. «Искра революции». [1933]. 14 с.
  • Грекулов Е. Ф. Православная церковь — враг просвещения / Грекулов Ефим Федорович; АН СССР ; отв. ред. А. И. Клибанов. — М.: АН СССР, 1962.
  • Грекулов Е. Ф. Православная инквизиция в России / Грекулов Ефим Федорович; АН СССР; отв. ред. А. И. Клибанов. — М.: Наука, 1964
  • Грекулов Е. Ф. Церковь, самодержавие, народ: (2-я половина XIX — начало XX в.) / Грекулов Ефим Федорович; АН СССР; [отв. ред. П. К. Курочкин]. — М.: Наука, 1969.
  • Грекулов, Е. Ф. Библиографический указатель литературы по исследованию православия, старообрядчества и сектантства в советской исторической науке за 1922—1972 годы — Моск. дом науч. атеизма. — М., 1974. — 257 с.
  • Религия и церковь в истории России (Советские историки о православной церкви в России) / Акад. обществ. наук; Сост. и авт. примеч. Е. Ф. Грекулов; общ. ред. и предисл. А. М. Сахарова. — М. — Мысль, 1975. — 255 с.

СтатьиПравить

  • Грекулов Е. Ф. Духовная цензура и её борьба против науки // Архивное дело, 1930, № 1(45), с. 90.
  • Грекулов Е. Как церковники помогали царизму при выборах в Думу // Антирелигиозник. М., 1937.
  • Грекулов Е. Ф., Курочкин П. К. Исследование православия в советской литературе // Вопросы научного атеизма. Вып. 4. Победы научно-атеистического мировоззрения в СССР за 50 лет / Акад. обществ. наук ЦК КПСС. Ин-т научного атеизма. — М.: Мысль, 1967. — С. 287—325. — 463 с. — 22 000 экз.

ПримечанияПравить

  1. Грекулов Е. Ф., Зимин А. А., Сахаров А.Н. Церковная реформа и раскол // Христианство и Русь. Сборник статей. Серия: Советское религиоведение. Вып. 2. Москва, Наука, 1988—136 с.
  2. «С первых дней Советской власти … известен как пропагандист атеизма». — Поздравляем юбиляра! // «Наука и религия», 1973, номера 1-6, с. 68
  3. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 Архивная справка // Главное архивное управление города Москвы от 22.02.2011 за № 01-32/245
  4. Поздравляем юбиляра! [Ефиму Федоровичу Грекулову 80 лет] // Наука и религия. — № 7. — 1973. — С. 68.
  5. Грекулов, Ефим. Архивы как источник изучения истории заводов. — М.-Л.: «История заводов», тип. «Искра революции». [1933]. 14 с.
  6. Грекулов, Ефим. Первое вооружённое восстание против царизма. (Декабристы). Клубные вечера. — М. Изд-во «Знание». 1925. 120 стр. (Клубные Вечера).
  7. Иваненко, 1988, с. 272.
  8. Pospielovsky D. V.. Soviet studies on the church and the believer’s response to atheism. — Macmillan Publishers, 1988. — P. 18.
  9. «Политически ангажированными являются и две работы Е. Ф. Грекулова „Русская церковь в роли помещика и капиталиста“ (1934 г.) и „Церковь, самодержавие, народ“ (1969 г.)1. В них приводятся данные об экономическом и политическом положении Православной Церкви в дореволюционной России, её тесной связи с царским правительством. Особо подчеркивается участие духовенства „в подавлении освободительной борьбы и революционного движения“, его ростовщическая деятельность и эксплуатация крестьянского труда в монастырях.» — Дашковская О. Д. Ярославская епархия в конце XVIII — начале XX вв.: проблемы экономического развития : диссертация … кандидата исторических наук : 07.00.02. — Ярославль: Ярослав. гос. ун-т им. П. Г. Демидова, 2005. — 287 с. : ил.
  10. «В работах Н. М. Никольского, Е. Ф. Грекулова, Н. С. Гордиенко, А. В. Белова, В. В. Клочкова и других, отмечается явная антицерковная позиция, выражающаяся в оценке роли и места Русской Православной Церкви в истории России, её значения в государственной и общественной жизни до 1917 года.» — Лукьянов С. А. Роль и место МВД дореволюционной России в механизме регулирования религиозных отношений, 1802—1917 гг. : диссертация … кандидата юридических наук : 12.00.01. — Москва, 2000. — 202 с.
  11. «После октябрьских событий 1917 г. в советской историографии произошли резкие перемены в отношении религии и церкви. После принятия законов об отделении Церкви от государства и школы от Церкви в историографии начинает преобладать жестко определённая идеологизированная установка. В 20-30гг. появляется ряд работ, которые носят резко обличительный характер. К ним мы можем отнести труды Е. Ф. Грекулова, Б. П. Кандидова, Н.Ростова, Г.Рыбкина, Б.Титлинова, С.Худякова, В. И. Писарева, А. Д. Дмитриева, В. К. Карцова, Р.Новицкого, Н. М. Никольского, А. Долотова, И.Узкова.6 Советские историки отрицали многовековой опыт культурно-исторического развития русского православия и его влияния на судьбу государства. Советские историки акцентировали внимание на факте постоянной поддержки церковью самодержавного строя. По вполне понятным причинам ни один историк не ставил вопрос, а могла ли Церковь в то время поступить иначе?» — Капранова Е. А. Развитие церковно-административного устройства и управления Русской Православной церкви на Дальнем Востоке России, 1840—1918 гг. : диссертация … кандидата исторических наук : 07.00.02. — Благовещенск, 2003. — 200 с. : ил.
  12. «С середины 1960-х гг. стали появляться научные работы, посвященные проблемам атеистического воспитания населения. Авторы пытались раскрыть исторические корни проблем, проследить пути их развития. Однако в силу заданного партией тона эти работы не отличались объективностью. К ним можно отнести труды Г. В. Воронцова15, Е. Ф. Грекулова16.» — Баланцев А. В. Антирелигиозная деятельность комсомола : 1918—1925 гг. : диссертация … кандидата исторических наук : 07.00.02 / Баланцев Александр Викторович; [Место защиты: Тамб. гос. ун-т им. Г. Р. Державина]. — Тамбов, 2008. — 253 с.
  13. «Вероохранная деятельность Русской православной церкви была названа инквизиторской, антинародной, а в трудах Е. Ф. Грекулова по заданию партийно-государственных органов резко осуждена53.» — Левин В. Ф. Борьба Российского государства и Русской Православной Церкви с религиозными правонарушениями в 1820-е — 1917 гг. : на материалах Среднего Поволжья : диссертация … доктора исторических наук : 07.00.02 / Левин Валерий Фёдорович; [Место защиты: Мордов. гос. ун-т]. — Саранск, 2011. — 344 с.
  14. «В работе Е. Ф. Грекулова „Русская церковь в роли помещика и капиталиста“ для подтверждения положения о росте материального благосостояния Церкви в XIX веке используются данные из сочинений Д. И. Ростиславова и В. И. Кильчевского. Однако автор не счел нужным критически отнестись к публицистике прежней эпохи, поскольку ставил перед собой, как и его предшественники, не столько научные, сколько пропагандистские цели. „Интересы церкви, как обладательницы огромнейшей движимой и недвижимой собственности, — пишет Е. Ф. Грекулов, — сближали её с крупными помещиками и представителями торгово-промышленного капитала. Церковь защищала интересы господствующих классов не только потому, что она подчинена была русскому самодержавию, но и потому также, что союза с господствующими классами требовали её капиталистические интересы“.16 Заявленные идейно-политические установки предопределили необъективность в освещении темы. Так, утверждая, что секуляризация нисколько не лишала церковь права вновь приобретать недвижимую собственность17, автор „забывает“ отметить, что с 1819 г. всякое закрепление за церковными учреждениями недвижимости было возможно только с Высочайшего разрешения, что существенно ограничивало имущественные права Церкви. Отметим, что и спустя почти сорок лет, говоря о достаточном материальном обеспечении православного духовенства во второй половине XIX века, Е. Ф. Грекулов продолжал опираться на дореволюционную публицистику.18» — Фирсов А. Г. Церковные финансы и бюджетная политика российского правительства эпохи «великих реформ», конец 50-х — 70-е гг. XIX века : диссертация … кандидата исторических наук : 07.00.02. — Санкт-Петербург, 2003. — 198 с.
  15. «Несколько работ по интересующей меня проблематике появилось на рубеже 1960-х — 1970-х гг., к ним относятся статья С. С. Дмитриева „Православная церковь и государство в предреформенной России“4, книга Е. Ф. Грекулова „Церковь, самодержавие, народ“ и сборник статей „Церковь в истории России (IX в. — 1917 г.). Критические очерки“5. Всех авторов объединяет, прежде всего, принадлежность к историкам-марксистам. Как и все советские историки, они разделяли (должны были разделять) положения т. н. „научного атеизма“, более того, зачастую считали его пропаганду главной своей задачей, как и Н. М. Никольский. Отсюда вытекает известная необъективность этих историков, их полемическая заостренность как против Русской православной церкви, так и против религии вообще. Их внимание сконцентрировано на рассмотрении церкви как важной части структуры государственной власти. Для них также характерно использование преимущественно публицистики и опубликованных материалов; архивные же фонды, по сути, остались невостребованными.» — Мухин И. Н. Приходское духовенство в конце XVIII — начале XX вв. : По материалам Егорьевского уезда Рязанской епархии : диссертация … кандидата исторических наук : 07.00.02. / Моск. гос. ун-т им. М. В. Ломоносова — Москва, 2006. — 340 с.
  16. «Отдельно стоит выделить работы, в которых анализ деятельности Русской православной церкви предпринят с жёстких атеистических, марксистско-ленинских позиций. К ним относятся труды Б. В. Титлинова, Е. Ф. Грекулова, Н. Ростова, Г. Рыбкина, Р. Новицкого2 и др. Данные работы, несмотря на то, что носят тенденциозный характер, интересны тем, что в них содержится большой подбор фактического материала по вопросу церковного просвещения. Однако оценка, данная православным библиотекам советскими учёными, крайне невысока — „рассадник невежества и мракобесия“. Среди вышеуказанных работ, следует сделать акцент на трудах Е. Ф. Грекулова, уделившего наибольшее внимание библиотекам духовного ведомства. По мнению автора, книжные собрания православных библиотек содержали „разный хлам“ о грешниках, смерти, Антихристе, аде, рассчитанный на устрашение и на отвлечение народа „от борьбы за классовые интересы“, на воспитание в нём духа „холопской покорности“1. Публичные чтения, проводимые духовенством в приходах, Грекулов оценивает не иначе, как средство идеологической обработки народных масс. При этом стоит отметить, что свои доводы учёный нередко подкрепляет не ссылками на источники или статистические данные, а выдержками из литературно-художественных произведений Н. А. Некрасова, Н. С. Лескова, Л. Н. Толстого, что не могло не отразиться на объективности сделанных исследователем выводов.» — Елизарова Н. В. Библиотеки Русской православной церкви в распространении духовного просвещения среди населения Западной Сибири в 1881—1917 гг. : диссертация … кандидата исторических наук : 07.00.02 / Елизарова Наталья Владимировна; [Место защиты: Кемеров. гос. ун-т]. — Омск, 2007. — 271 с.
  17. «После 1917 г. историческая наука интересовалась православием лишь как структурным элементом социально-экономического строя России с однозначно-реакционными в XIX в. функциями. Среди советских исследователей православия наиболее ценились труды Н. С. Гордиенко,4 Е. Ф. Грекулова,5 В. В. Клочкова.6 В этих работах, а также в более специальных трудах других советских ученых по частным вопросам церковной истории, нет фактов, касающихся Кыргызстана и даже Средней Азии, обобщающие характеристики, как правило, представляют собой набор домыслов и искажений.» — Озмитель Е. В. История православия в Кыргызстане, XIX—XX вв. : диссертация … кандидата исторических наук : 07.00.02. — Бишкек, 2003. — 187 с.

ЛитератураПравить