Гурий (Степанов)

Архиепископ Гу́рий (в миру Алексе́й Ива́нович Степа́нов; 3 [15] октября 1880, Чебоксары, Казанская губерния — 1 ноября 1937, Горький) — епископ Русской православной церкви, архиепископ Суздальский, викарий Владимирской епархии.

Архиепископ Гурий
Архиепископ Гурий
Архиепископ Суздальский,
викарий Владимирской епархии
26 августа 1930 — 21 мая 1931
Предшественник Иоанн (Братолюбов)
Преемник викариатство упразднено
Архиепископ Костромской
25 июня — 13 августа 1930
Предшественник Димитрий (Добросердов)
Преемник Димитрий (Добросердов)
Архиепископ Иркутский
февраль 1924 — 10 декабря 1925
Предшественник Анатолий (Каменский)
Преемник Ираклий (Попов)
Епископ Алатырский,
викарий Симбирской епархии
26 января 1920 — 26 июля 1921
Предшественник Тихон (Василевский)
Преемник Иоаким (Благовидов)
Имя при рождении Алексей Иванович Степанов
Рождение 3 октября 1880(1880-10-03)
Смерть 1 ноября 1937(1937-11-01) (57 лет)
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

Духовный писатель, лингвист-монголовед. Доктор церковной истории (1916).

БиографияПравить

Из семьи отставного унтер-офицера.

В 1893 году окончил Чебоксарское городское училище, в 1896-м — Чебоксарское духовное училище, в 1902-м — Казанскую духовную семинарию.

16 апреля 1905 года пострижен в монашество с именем Гурий в честь святителя Гурия Казанского. 24 июня рукоположён во диакона, 26 марта 1906 года — во иерея.

В 1906 году окончил Казанскую духовную академию (КазДА) со степенью кандидата богословия с правом преподавания в семинарии и с правом получения степени магистр богословия без нового устного испытания[1]. Был лучшим студентом на курсе, его кандидатская работа «Буддизм и христианство в их учении о спасении» была признана соответствующей по научному уровню магистерской диссертации и удостоена студенческой Макарьевской премии.

По специальным предметам монгольского отдела приобрёл настолько блестящие познания, что по окончании КазДА без дополнительной подготовки был допущен к преподаванию этих предметов студентам академии.

Член Совета Казанского отдела Русского собрания, эконом архиерейского дома, лауреат Макариевской премии (1906), год стажировался в Санкт-Петербургских АН и университете, затем работал в архиве Калмыцкого управления и духовной консистории, магистр богословия (1909),

Магистр богословия (1909). Доктор церковной истории (1916; тема диссертации: «Очерки по истории распространения христианства среди монгольских племён»). В 1906—1909 годах — и.д. доцента по кафедре калмыцкого языка КазДА. В 1909—1910 годах — стажировался в Санкт-Петербургских Академии наук и университете, затем работал в архиве Калмыцкого управления и духовной консистории. С 29 сентября 1910 года — экстраординарный профессор КазДА. В 1911 году наблюдатель и преподаватель Миссионерских курсов в Казани.

С 1912 года — архимандрит, инспектор КазДА. С 22 сентября 1912 года, одновременно, временный преподаватель миссионерских предметов на миссионерских курсах. С 1916 года — ординарный профессор Казанской духовной академии по кафедре миссионерских предметов. Автор трудов по буддизму.

Пользовался среди учащихся большим авторитетом, его называли душой казанского академического иночества. В своей квартире устраивал учёные собрания, на которых преподаватели и студенты обменивались мнениями по разным вопросам, в том числе и политическим[2].

Член Поместного собора Православной российской церкви 1917—1918 годов по избранию от монашествующих, участвовал во всех трёх сессиях, секретарь XI и член II, III, IX, XII отделов.

В июле — августе 1919 года назначен управляющим Московского Сретенского монастыря, а впоследствии стал его настоятелем[3]. Товарищ председателя Миссионерского совета при Синоде.

В октябре начались первые аресты насельников обители. Архимандрит Гурий был арестован 3 октября и помещён в Бутырскую тюрьму.

В 1920 году — архимандрит Московского Покровского миссионерского монастыря.

АрхиерейПравить

8 февраля 1920 года хиротонисан во епископа Алатырского, викария Симбирской епархии. При этом он оставался в Москве и до 2 апреля управлял Сретенским монастырём, а позже московским Покровским монастырем. Священнослужители Москвы в это время при совершении служб в разных храмах должны были уведомлять об этом организационно-учетный отдел Моссовета[3].

27 июня 1920 года арестован вместе с епископом Феодором (Поздеевским) в связи с тем, что при проведении обыска в монастыре у его ворот собралась толпа. Приговорён к заключению в лагере до конца гражданской войны, по амнистии этот приговор был заменён тюремным заключением на 5 лет. Находился в заключении в Бутырской и Таганской тюрьмах. 24 марта 1922 года освобождён.

В 1922—1923 годах проживал в Москве без права выезда, управлял Покровским монастырём, входил в состав консервативной группы архиереев, возглавляемой владыкой Феодором (Поздеевским).

3 августа 1923 года распоряжением патриарха Тихона № 54 «В заботах о благоустроении Петроградской епархии и для удовлетворения ходатайств верующих — Временное Высшее Церковное Управление поручает Вашему Преосвященству вступить во временное управление православными приходами Петроградской епархии. Одновременно с сим поручается Вашему Преосвященству забота и архипастырское попечение и о православных приходах Псковской епархии»[4].

Как писал он сам в обращении патриарху Тихону 22 марта 1924 года: «по назначении его летом прошлого года, на Петроградскую кафедру в связи с попечением о приходах Пскова вечером выехал к месту назначения, — а утром, по приезде в Петроград, — узнал о массовых арестах священников. По приезде во Псков, попал в полосу тоже массовых арестов, был закрыт Елеазаров монастырь и сам Гурий провел в заключении 4 месяца»[4].

Освобождён после 4 месяцев заключения, когда в Петроград был назначен новый управляющий епархией. Вернулся в Москву. (Указание, в том числе в Православной энциклопедии, на то, что «епископ уехал в Псково-Печерский монастырь, где поступил в число братии», совершенно недостоверно: монастырь находился тогда за границами РСФСР, на территории «буржуазной» Эстонской Республики).

7 февраля 1924 года назначен архиепископом Иркутским, но как написал он в том же обращении: «До настоящего времени я не могу получить положительных гарантий на благонадежное пребывание в Иркутске. Убедившись ныне, что получение подобной гарантии в виду своей политической физиономии невозможно, я должен, на основании бывшего опыта, необходимо заключить, что мое появление в Иркутске не только не принесет ожидаемой пользы, но неизбежно вызовет расстройство в тамошней православной довольно устойчивой церковной жизни. При так сложившихся условиях, не сочитете ли Ваше Святейшество, целесообразным — применительно к церковным правилам и ради блага церковного, отменить сделанное Вами назначение меня архиепископом Иркутским», однако Патриарх Тихон 26 марта 1924 года составил резолюцию: «Мне достоверно известно, что со стороны сов. власти нет препятствий к выезду и пребыванию Вашему в Иркутске как епархиальному архиерею, а посему предлагаю Вам без промедления выехать к месту назначения»[4].

В 1924 года вновь ненадолго арестован. В ноябре 1925 года был арестован в Московском Покровском монастыре по делу митрополита Петра (Полянского) и заключён в Бутырскую тюрьму.

21 мая 1926 года осуждён Особым совещанием при Коллегии ОГПУ на 3 года ссылки в Сибирь, которую отбывал в Якутии. 8 октября 1928 года вновь осуждён на 3 года высылки «с прикреплением к определённому месту жительства».

25 июня 1930 года назначен архиепископом Костромским; назначения не принял.

13 августа 1930 года назначен архиепископом Суздальским, викарием Владимирской епархии. По собственным воспоминаниям: «Последнее назначение меня управляющим Владимирской епархией мною было принято. Я поехал в Иваново-Вознесенск на предмет регистрации, но меня там не зарегистрировали, а взяли мой адрес и обещали уведомить письменно о разрешении служить. Вернувшись в Москву, я вскоре заболел болезнью, осложнившейся невритом правой руки и расширением подключичной артерии, и с 12 марта 1930 года я проживал под Москвой, лечился и фактически церковными делами не занимался»[5].

В 1931 года арестован по делу «филиала Истинно-православной церкви». В 1932 году осуждён на 3 года ИТЛ, срок отбывал в лагере под Новосибирском, где был вновь арестован.

Как участник «к/р церковно-фашистской диверсионно-террористической организации», якобы возглавляемой А. И. Черноуцаном, Тройкой НКВД приговорён к расстрелу (виновным себя не признал) и 1 ноября 1937 года расстрелян в Горьком.

КанонизацияПравить

В 1981 году решением Архиерейского Собора РПЦЗ канонизирован в лике священномученика со включением Собор новомучеников и исповедников Российских[6].

ТрудыПравить

  • Христианский взгляд на собственность // Деятель. 1904. № 3.
  • Ветхозаветная политика // Странник. 1905. № 10.
  • К вопросу о панмонголизме. Казань, 1905.
  • Государство и Церковь // Тамбовские ЕВ.
  • Преосвященный Вениамин [Пуцек-Григорович], митрополит Казанский и Свияжский. Казань, 1906.
  • Неоидеализм и христианство // Возрождение. 1907. Кн. 2 (май).
  • Христианство пустоты; Учение древнего буддизма; Тайна христианской жизни // Вера и Церковь. 1907. № 2, 6–8.
  • Калмыки // Православная богословская нциклопедия. Т. 8.
  • К статье Г. А. Воробьёва «Вениамин Пуцек-Григорович» // Русская старина. 1908. Т. 133.
  • Похвальное слово в честь и память святейшего патриарха Гермогена; Блаженная кончина архиепископа Димитрия // Известия по Казанской епархии. 1908. № 11.
  • Жемчужина христианства. Казань, 1908.
  • Болезнь и кончина Архипастыря; Слово на день св. Архистратига Божия Михаила // Православный собеседник. 1908. № 5, 11.
  • Философия буддизма. // Православный собеседник. 1908. Январь, март;
  • Тайна христианской жизни. Казань, 1908 (переиздание: М., 2002);
  • Буддизм и христианство в их учении о спасении. Казань, 1908;
  • Философия смерти и религия жизни. (Буддизм и христианство). Сергиев Посад, 1908.
  • Нигилистический принцип буддийской философии. // Православный собеседник. 1909. Апрель;
  • Первые (дошедшие до нас) труды по исследованию калмыцкого языка. Казань, 1910.
  • О крещеных калмыках в станицах астраханского казачьего войска // Православный собеседник. 1910. № 3.
  • О переводческой деятельности на калмыцкий язык // Православный собеседник. 1910. № 7/8.
  • Православная миссия среди ламаитов и меры к ея наилучшей постановке по трудам Казанского и Иркутского миссионерских съездов; Православная миссия среди калмыков.; Слово на день архистратига Божия Михаила // Православный собеседник. 1911. № 1, 3–8, 12.
  • О богопознании. Казань, 1911.
  • Донские калмыки и история их христианского просвещения. СПб., 1911.
  • Из истории протестантской миссии среди калмыков. Астрахань, 1911.
  • Работа по дневнику о. Иоанна Кронштадтского «Моя жизнь во Христе» // Православный собеседник. 1912. № 4.
  • Первая православная миссия калмыков и её историческая жизнь. // Православный собеседник. 1914. Февраль-апрель;
  • Православная миссия среди астраханских калмыков в XVIII и XIX ст. // Православный собеседник. 1914. № 4.
  • Забытая жатва. Миссионерская деятельность среди приволжских калмыков. // Православный собеседник. 1915. Январь;
  • Бодимур и его критический разбор. // Православный благовестник. 1915. № 5/6, 7/8, 10, 12;
  • Очерки распространения христианства среди монгольских племён. Т. 1: Калмыки. Ч. 1-2. Казань, 1915;
  • Православная миссия ламаитов и меры к её наилучшей постановке. Казань, 1915;
  • Der Buddhismus des Mahayana. // Anthropos. 1921/22. № 16/17; 1923/24. № 18/19.
  • Якутский язык в его отношении к тюркскому и монгольскому языкам // Сб. трудов исследовательского общества «Саха Кэскилэ». Якутск, 1927. Вып. 4. С. 75–93; 1928. Вып. 5. С. 29–60; 1936. Вып. 1. С. 71–91.
  • Богозданный человек (Опыт православной теодицеи жизни) // Богословские труды. М., 1974. № 12. стр. 5-72

ПримечанияПравить

ЛитератураПравить

СсылкиПравить