Открыть главное меню

Гюэнос (Гиенос) — древнейший город на территории современной Абхазии, был греческим полисом, впервые упомянут у Псевдо-Скилака, который жил в VI веке до н.э. и в своих исторических периплах использовал сведения различных греческих географов.

Содержание

Общие сведенияПравить

В частности, при описании народов живущих возле Чёрного моря, Псевдо-Скилак писал так[1] :

Колхи. А за этими колхи и полис Диоскуриада, и греческий полис Гюэнос, и река Гюэнос, и река Херобий, река Хоре, река Арий, река Фасис и греческий полис Фасис, и дорога вверх по реке 180 стадиев в большой варварский город, откуда была Медея; там есть река Рис, река Исис, река лайстов, река Апсар.

Предполагается, что Гюэнос, возможно, возник несколько раньше чем Диоскуриада и Эшерское городище, в первой половине VI в. до н. э., а следующий V век до н. э. был временем его наивысшего расцвета[2].

Топоним Гюэнос некоторые связывают с этнонимом «гениохи». Предполагается, что часть жителей были греки, которые занимались торговлей и ремеслами, а часть жителей были гениохи (местными жители) — о чём свидетельствуют например найденные археологами железные ножи из чистого железа и неравномерно науглероженной стали, каковые не умели делать греки, но во множестве выпускались местными жителями[2].

Жизнь Гюэноса резко прекратилась в IV веке до н. э., о чём свидетельствуют то, что меотское святилище (нижеуказанное), с конскими жертвоприношениями, было здесь возможно последним объектом.

Прошло более трех веков, пока здесь не возникло новое поселение людей, но это уже средневековая история, которая не является историей древнейшего города Гюэноса.

Локализация местонахожденияПравить

По мнению большинства авторов, город находился в районе современного порта Очамчира, на левом берегу реки Джикумур (Чаникуара), здесь проведены археологические раскопки древнейшего городища, и обнаружено меотское святилище[3].

Исследования городища[3]Править

Исследование Гюэноса начаты в 1935-1936 годах археологами Л. Н. Соловьевым, М. М. Иващенко и Б. А. Куфтиным. Раскопки выявили три основных слоя: энеолит-ранняя бронза, античность и средневековье .

Меотское святилище в Абхазии[3]Править

Первые археологические раскопки провёл в 1977 году М. Б. Барамидзе. Далее раскопки провёл С. М. Шамба.

К античному слою отнесены нижние (более ранние) слой раскопанного меотского святилища (а именно Восточный холм № 3) датируются VI - началом IV вв. до н.э., а также Верхние (позднейшие) слои того же холма, в которых найдены погребения конских черепов с уздой кубанского облика. Три из восьми холмов комплекса были открыты в 1984 г. Шамба С.М.

Характеристики уздыПравить

Узда — представлена железными петельчатыми удилами, бронзовыми и биметаллическими псалиями, ажурными налобниками и наносниками, выполненными в так называемом стиле елизаветинского круга. Очевидно, что изготовители узды отливали заготовки по восковой модели и подвергали последующей гравировке.

В. Р. Эрлих сделал вывод[4]:

 — тип встреченных здесь удил появляется в меотской среде ещё в VII в. до н. э., а крестовидные насадки появляются уже V в. до н. э., аналогичные обнаружены в кургане № 11 Ульских курганов.
 — тип встреченных здесь биметаллических псалии был очень редким для скифо-савроматского мира, и очень распространен в меотской среде.

С. М. Шамба сделал вывод[4]:

 — найденный в 1985 г. налобник в виде «хищника — пантеры, припавшей на передние лапы» аналогичен налобнику из меотского святилища № 2 из Ульских (Уляпских) курганов.

Аналогичные артефакты[4]Править

Все артефакты аналогичны артефактам Уляпских, Елизаветинских, из святилища некрополя II-го Тенгинского городища (биметалл.псалии), в Говердовских курганах 6 и 7 (биметалл.псалии), Воронежских курган № 19, а также курганов у ст. Гурийской и Кужорской. Указанный круг аналогичных памятников также датируется второй половины IV в. до н. э.

Высокая вероятность того, что все эти артефакты — продукцией одной меотской мастерской указанного времени.

Характеристики обряда жертвоприношения и аналогии[4]Править

Культ коня отчетливо проявился ритуальным конским жертвоприношением, характерным и для протомеотское времени (Пшиш I), именно аналогичный обряд установлен и в других меотских святилищах IV века до н. э., а именно в Уляпских, Тенгинских, Воронежских, Говердовских.

Итоговый вывод — в городище Гюэнос во второй половине IV века до н. э. совершались конские жертвоприношения по меотскому обряду.

Историческая реконструкция[3]Править

Исходя из археологических данных, ученые предполагают, что внезапное запустение Гюэноса связано с появлением здесь меотских конных отрядов из Прикубанья, которые разрушили поселение и совершили здесь жертвоприношение.

ПримечанияПравить