Открыть главное меню

Содержание

«Дедовщи́на» (аналог в ВМФ — «годковщи́на»[1]) — сложившаяся в Вооружённых Силах (какого-либо государства[2][3][4][5]) неофициальная иерархическая система взаимоотношений между военнослужащими низшего армейского звена (солдатами, ефрейторами, сержантами), основанная на их ранжировании, «сортировке» по признаку величины фактически выслуженного срока службы каждого конкретного индивида и связанной с этим дискриминации, одна из разновидностей неуставных взаимоотношений[6]. Имеет полукриминальный характер и проявляется обычно в виде эксплуатации, психологического, физического или сексуального насилия[6][7]. К. Л. Банниковым «дедовщина» определяется как «неограниченная в средствах воздействия на личность неуставная система доминантных отношений» и подчёркивается её тесная связь с «уставщиной»[8].

В большей или меньшей степени свойственна всем солдатским коллективам.[9][10].

Относительно причин возникновения такого явления, как «дедовщина», единого, общепризнанного мнения не существует. В качестве ведущих факторов выдвигаются как социально-экономические, так и биологические, исторические, культурные факторы. (Подробнее см. раздел Причины возникновения и устойчивого существования явления).

Разделение военнослужащих по национальному, расовому, этническому и религиозному признаку является проявлением не «дедовщины», а так называемого землячества[11]. Ведущий, определяющий фактор «дедовщины» — различие в сроках службы[6].

Правовая квалификацияПравить

Проявления «дедовщины» описываются термином «неуставные (антиуставные) взаимоотношения», что находит своё отражение в ст. 335 УК РФ. Неуставные взаимоотношения включают в себя весь спектр отношений между военнослужащими, которые не описаны в общевойсковых уставах (в том числе отношения начальник—подчинённый, подчинённый—начальник)[12]. «Дедовщина» в узком значении охватывает только те нарушения уставов, которые связаны с взаимоотношениями между военнослужащими старшего и младшего призыва[6].

Кроме того, современная наука об уголовном и административном праве различает преступления, совершённые в рамках так называемых «дедовщины» и «казарменного хулиганства»[12][13]. Отличительным признаком здесь является субъективная сторона правонарушения. В первом случае умысел правонарушителя направлен на утверждение своего статуса как старослужащего, принуждение молодого солдата к выполнению хозяйственных работ, совершению определённых ритуалов, связанных с «традициями дедовщины» и т. п. Во втором — противоправные действия правонарушителя мотивированы личными неприязненными отношениями, межнациональной, межэтнической, религиозной неприязнью, имущественными взаимоотношениями, внезапно возникшими неприязненными отношениями и т. п. (см.: комментарий уголовного кодекса к статьям, предусматривающим ответственность за преступления против личности, чести и достоинства; Ведомости Верховного Суда СССР, Верховного Суда Российской Федерации (судебная практика)).

Таким образом, нарушения в рамках «дедовщины» уставных правил взаимоотношений между военнослужащими, не состоящими в отношениях подчинённости, можно квалифицировать как посягательства военнослужащих более старшего призыва на права, честь, достоинство и личную неприкосновенность военнослужащих младшего призыва[14].

Один из ключевых негативных факторов существования «дедовщины» как явления состоит в том, что данная армейская субкультура серьёзно подрывает авторитет армии среди молодёжи призывного возраста и является одним из главных побудительных мотивов к уклонению от военной службы.

Похожее явление, выраженное, правда, не столь ярко, как в армии, наблюдается также и в некоторых школах, интернатах и других образовательных и социальных учреждениях. Жертвами обычно становятся физически более слабые, неуверенные в себе или просто младшие по возрасту. Для системы высшего образования «дедовщина» характерна лишь частично и наблюдается, в основном, в военных ВУЗах и других военизированных высших учебных заведениях, где четвёртый курс пренебрежительно относится к первому. Явление замечено в том же качестве и в ряде гражданских ВУЗов, в тех случаях где общежитие и курсы университета находятся на одной, огороженной территории — кампусе (см. ниже Итонский колледж).

ОтветственностьПравить

Нарушения уставных взаимоотношений по степени общественной опасности делятся на:

К последней категории относятся нарушения, с объективной стороны подпадающие под диспозицию действующих статей Уголовного Кодекса (нанесение побоев, истязания, действия, грубо оскорбляющие человеческое достоинство, грабёж и др.). Ответственность наступает в общеуголовном порядке. Действия военнослужащего, допустившего неуставные отношения, которые не подпадают под определение преступления, следует расценивать как дисциплинарный проступок (нарушение порядка заступления на смену в наряд, принуждение к выполнению хозяйственно-бытовых работ (если это не связано с физическим насилием), принуждение к выполнению неуставных ритуалов (так же без физического насилия) и т. п.). В данном случае ответственность наступает в соответствии с требованиями Дисциплинарного Устава Вооружённых Сил.

ИсторияПравить

Социализация мальчиков всегда осуществляется не только по вертикали, но и по горизонтали, через принадлежность к группе сверстников. В этих группах часто формируются неформальные правила и обычаи, следование которым настолько важно для молодых людей, что они в первую очередь руководствуются ими, а не официальными правовыми нормами[15].

Это явление описано ещё в Итонском колледже XVI—XVIII вв., где власть соучеников была ещё более жестокой и капризной, чем учительская власть. Школьное сообщество было разновозрастным. Возраст, когда мальчиков отправляли в школу, колебался от 8—9 до 16—17 лет. Возрастное неравенство и, как следствие неравенство в физической силе, а также неравенство в стаже пребывания в школе создавало жёсткую «вертикаль власти»[16].

В Русской императорской армииПравить

В правление Петра I, Екатерины II, Павла I и во времена Александра I «дедовщина», включая несогласия на религиозной почве, всячески пресекалась[17][18][19]. Деды-солдаты, пережившие 25 лет беспрерывных войн, учили новобранцев выживать, видя в этом основную воспитательную функцию армии. Солдат, прошедший суворовскую военную школу, не мог поднять руку на такого же, как и он солдата, только по причине его неопытности, так как понимал, что в бою рядом с униженным им сослуживцем, он может и не почувствовать надёжного плеча товарища, который прикроет его в атаке. «Сам погибай, а товарища выручай!» — стало осознанным выбором суворовского солдата[20]. В начале XIX века неуставные отношения также строго пресекались[21]. Генерал-лейтенант маркиз Филипп Осипович Паулуччи, будучи генерал-квартирмейстером Кавказской армии, 3 ноября 1810 года записал в своём дневнике: «Тифлисского пехотного полка унтер-офицер Ермолаев, бывший в рекрутском депо при разделении партии по полкам, взял у рекрута 5 руб. наглым образом. За таковый непозволительный и нетерпимый в службе поступок, разжаловав в рядовые оного унтер-офицера, предписываю прогнать его шпицрутенами чрез 500 человек один раз, а взятые деньги от него отобрать и отдать рекруту. Экзекуцию же сию исполнить завтрашнего числа в 8 часов. Случай сей поставляю корпусу на вид на тот конец, чтобы господа начальники полков строго наблюдали, дабы нижним чинам никто никаких не оказывал несправедливостей…»

Но к середине XIX века настроения сначала в офицерских общинах, а затем и среди рядового состава, резко изменились. П. А. Кропоткин описывал нравы, которые царили в середине XIX века в самом привилегированном военно-учебном заведении Российской империи — Пажеском корпусе. Старшие воспитанники, камер-пажи, «собирали ночью новичков в одну комнату и гоняли их в ночных сорочках по кругу, как лошадей в цирке. Одни камер-пажи стояли в круге, другие — вне его и гуттаперчевыми хлыстами беспощадно стегали мальчиков»[22].

Знаменитый путешественник и учёный П. П. Семёнов-Тян-Шанский, в 1842 году в 15-летнем возрасте поступивший в Школу гвардейских подпрапорщиков и кавалерийских юнкеров, вспоминает в своих мемуарах[23]:

С новичками обращались, унижая их достоинство: при всех возможных предлогах не только били их нещадно, но иногда прямо истязали, хотя без зверской жестокости. Только один из воспитанников нашего класса, отличавшийся жестокостью, ходил с ремнём в руках, на котором был привязан большой ключ, и бил новичков этим ключом даже по голове.

Сходные порядки царили в Николаевском инженерном училище, располагавшемся в Михайловском замке. Весьма возможно, что широко распространённая в Санкт-Петербурге легенда о призраке Михайловского замка в своей основе имеет попытки запугивания младших воспитанников со стороны старших с целью укрепления своего авторитета[24].

В начале XX века в Николаевском кавалерийском училище младшие именовались «зверями», старшие — «корнетами», а второгодники — «майорами»[25]:

Приёмы этого младенческого «цука» поражали своим разнообразием и оригинальностью и были, очевидно, выработаны целыми поколениями предшественников. Суровые «майоры» первого класса заставляли новичков в наказание и просто так «жрать мух», делали на коротко остриженных головенках «виргуля» и «смазку», и просто заушали по всякому случаю и даже без оного.

«Цук» был откровенным издевательством старших над младшими: от младших требовали не полагающегося юнкерам старших классов отдания чести, заставляли делать приседания, выть на луну, им давались оскорбительные прозвища, их по многу раз будили ночью и т. д. Офицеры-воспитатели военно-учебных заведений не только знали об издевательствах, но многие из них были уверены, что «подтяжка даёт младшему классу дисциплину и муштровку, а старшему — практику пользования властью»[26].

Следует отметить, что участие в подобных обычаях было относительно добровольным: когда вчерашний кадет, гимназист или студент попадал в стены училища, старшие прежде всего спрашивали его, как он желает жить — «по славной ли училищной традиции или по законному уставу?». Изъявивший желание жить «по уставу» избавлялся от «цука», зато «своим» его не считали, называли «красным» и относились к нему с презрением. К «красному» с особой дотошностью придирались командиры низшего звена — взводные юнкера и вахмистры, а главное — по окончании училища его не принимал в свою офицерскую среду ни один гвардейский полк. Поэтому подавляющее большинство юнкеров предпочитало жить по «традиции», издержки которой списывались на товарищескую спайку[27].

В Советской АрмииПравить

Первый случай, связанный с неуставными отношениями в Красной Армии, был зафиксирован в 1919 году. Трое старослужащих 1-го полка 30-й стрелковой дивизии забили до смерти своего сослуживца — красноармейца Ю. И. Куприянова, уроженца Балаковского уезда Самарской губернии, 1901 года рождения, по причине того, что молодой боец отказался выполнить за старослужащих их работу. По законам военного времени виновные в смерти солдата были расстреляны. После этого официальных сообщений о зафиксированных случаях дедовщины в армии Советской России и СССР не было почти полвека[28].

По одной из версий, «дедовщина» действительно не была характерна для Советской Армии до введения сокращения срока службы по призыву в 1967 году с трёх лет до двух в сухопутных войсках и с четырёх до трёх — на флоте. Сокращение к тому же совпало с периодом дефицита призывников, вызванного демографическими последствиями Великой Отечественной войны, из-за чего пятимиллионная Советская армия должна была уменьшиться в своей численности на целую треть. Решением Политбюро ЦК КПСС в армию стали призывать людей с криминальным прошлым, что прежде было совершенно исключено. Идеологически это было преподано обществу как исправление оступившихся сограждан, в действительности же привело к тому, что бывшие обитатели тюрем и зон стали вводить в армейский обиход ритуальные унижения и издевательства. То есть в армию были привнесены уголовные порядки, в армейский язык проник воровской жаргон. Сокращение срока службы касалось только вновь призванных, те же, кто уже служил, дослуживали свой срок полностью. В течение известного времени в одном и том же войсковом подразделении одновременно находились и те, кто дослуживал третий год, и вновь поступившие, которые должны были служить на один год меньше. Последнее обстоятельство злило тех, кто уже отслужил два года, и они нередко вымещали свою злобу на новобранцах[23].

По другим наблюдениям, с конца 1960-х годов некоторые командиры частей начали широко использовать солдатский труд для извлечения личной материальной выгоды[29]. Не предусмотренная уставом хозяйственная деятельность в воинских частях обусловила возникновение такой системы неуставных взаимоотношений, при которой старослужащие исполняли бы роль «надсмотрщиков» над работавшими солдатами первого года службы[29]. Подобные отношения требовали беспрекословного подчинения молодых солдат любым указаниям старослужащих. Чтобы сломать и превратить их в послушных «рабов», на призывников оказывали моральное и физическое давление, подвергали их насилию. Таким образом, согласно данной версии[29], дедовщина возникла как способ управления неуставной хозяйственной деятельностью воинских частей. Со временем в ряде частей офицеры стали использовать «дедовщину» как способ управления, поскольку сами отлынивали от обучения молодых солдат и воспитательной работы[29].

К концу 1960-х годов в Вооружённых Силах СССР уже не осталось того количества командиров-фронтовиков, которых в армии и на флоте было большинство после окончания Великой Отечественной войны и которые из своего личного опыта знали о том, что здоровая моральная обстановка во вверенном им подразделении — это, зачастую, залог сохранения их собственной жизни.

Однако, есть некоторые основания сомневаться во всех приведённых версиях. Согласно исследованию кандидата социологических наук А. Ю. Солнышкова уже в 1964 году появились первые и самые продуктивные работы советских представителей психологической науки[30], занимавшихся вопросами «дедовщины», что само по себе показывает, что явление существовало и до середины 1960-х годов, а корни его гораздо глубже. Кроме того, по его словам, за сорок лет исследования феномена «дедовщины» отечественным учёным не удалось существенно продвинуться по сравнению с продуктивными работами А. Д. Глоточкина и его учеников[31], проведёнными в начале 1960-х.

Летом 1982 года в советские войска поступил секретный приказ № 0100 о борьбе с неуставными отношениями[32].

Широкую известность во времена Перестройки получило «дело Сакалаускаса», молодого солдата из Литвы, расстрелявшего в феврале 1987 года на подъезде к Ленинграду караул из 7 человек-старослужащих[33].

В Российской армииПравить

Большинство случаев дедовщины в Российской армии, ставших достоянием гласности, связаны с использованием труда молодых солдат для получения личной выгоды командным составом воинских частей. Дедовщина возникла в 1960-е годы в Советской армии как способ управления неуставной хозяйственной деятельностью воинских частей[29] и продолжает развиваться в настоящее время, приобретая различные формы, широко известные по крепостничеству XVIII—XIX века[источник не указан 2923 дня], но дико выглядящие в XXI веке.

Согласно данным статистики из-за межличностных конфликтов на почве неуставных отношений в 1996 году пострадало около 1 тыс.[34]; в 2001 году — 1,5 тыс. военнослужащих, из которых 74 военнослужащих погибли, 54— покончили жизнь самоубийством.[34]

В Самарской области в августе 2002 года старший лейтенант Р. Комарницкий требовал от рядовых Цветкова и Легонькова убыть из расположения части домой в Самару и заработать деньги деятельностью, не связанной с армейской службой. Они должны были ежемесячно выплачивать офицеру 4 тысячи рублей. Солдаты отказались, но требования повторялись, сопровождаясь давлением и избиениями со стороны старослужащих[35].

В октябре 2003 года в Самаре военнослужащие гвардейского мотострелкового полка постоянной готовности, работавшие в ООО «Картон-Пак», пояснили, что боевой подготовкой во время «приработков» они не занимались. В результате за весь период службы они так и не приобрели требуемых боевых навыков. Рядовой Е. Гольцов, к примеру, рассказал, что только один раз стрелял из личного оружия[35].

В Волгоградской области 10 октября 2003 года рядом с воинской частью № 12670 ЖДВ правозащитники из организации «Материнское право» сделали видеозапись. Были засняты десятки солдат, развозимых на работы: на прополку 32 человека, 10 чел. на «Ротор» (волгоградский футбольный клуб). Подъезжали 3 или 4 иномарки с предпринимателями, микроавтобусы, увозившие солдат. Есть сведения о том, что из части в один из дней было вывезено около 200 солдат.
Последовали проверки. Из Москвы приезжал первый заместитель командующего Федеральной службой ЖДВ генерал Гуров. Прошла прокурорская проверка. Командир воинской части и его зам были привлечены к дисциплинарной ответственности. Однако к октябрю 2004 года незаконные работы продолжались. Правда, нарушители стали несколько осторожнее, организовали «левые» работы — сколачивание тарных ящиков — на территории части[36].

В Ставропольском крае с февраля 2004 года на мебельном предприятии в селе Надежда (пригород Ставрополя) трудились трое военнослужащих. Никто из них не получал денежного и прочего довольствия, которое уходило в чей-то карман. Ущерб государству лишь от таких «списаний», по выводам следствия, составил 120 тысяч рублей[37].

Огромный резонанс получил случай, произошедший в канун Нового 2006 года в батальоне обеспечения Челябинского танкового училища, где рядовой Андрей Сычёв и ещё семеро солдат подверглись издевательствам. Сычёв, обратившийся к военным врачам, требующейся медицинской помощи вовремя не получил. Лишь к концу праздников из-за резкого ухудшения здоровья молодого человека перевели в городскую больницу, где врачи диагностировали у него многочисленные переломы и гангрену нижних конечностей и ушибы половых органов. Ноги и половые органы были ампутированы[38].

В других странахПравить

3 октября 2017 года в подвале 72-го Объединённого учебного центра подготовки прапорщиков и младших специалистов Вооружённых Сил Республики Беларусь был обнаружен повешенным рядовой срочной службы Александр Коржич, призванный в мае. Его гибель вызвала большой резонанс и называлась в числе самых значимых событий 2017 года[39]. На суде над тремя сержантами, обвинёнными в доведении до самоубийства, сослуживцы Коржича назвали расценки, установленные сержантами за посещение торговых точек (30-40 рублей — 15-20 долларов) и другие услуги, рассказали о приказаниях многократно отжиматься, застывать во время отжиманий, отжиматься в противогазах, заявили о принуждении к уборке предварительно испачканного туалета, облизыванию туалетного ёршика, избиениях солдат руками, ногами в берцах, металлической фляжкой по туловищу, рукам, ногам, шее — как в свободном положении, так и привязанных к батарее отопления. В числе прочих сержанты избивали и Коржича. Полную версию обвинения с перечислением фактов неуставных отношений прокурор оглашал три с половиной часа[40]. Мать Коржича упоминала о некоем ошейнике с иголками, который надевали солдатам на шею, чтобы они не спали. Она также заявляла о махинациях с банковской картой Коржича — якобы ей расплачивались командиры сына и заставляли его просить перечислять деньги[41]. Сержантов признали в доведении до самоубийства, взятках и краже и приговорили к 6, 7 и 9 годам лишения свободы[42]. Расследование установило и другие факты неуставных отношений в Печах: командира роты и прапорщика из той же части приговорили к 6 и 4 годам лишения свободы за избиение солдат руками и палками и вымогательство денег и различных товаров[43]. Всего по итогам расследования было возбуждено 10 (по другим данным, 13) уголовных дел[40][44].

Сущность дедовщины как явленияПравить

Дедовщина заключается в наличии неофициальных иерархических отношений, параллельных основным формальным, не исключая случая, когда офицеры не только знают о дедовщине, но и пользуются ею для поддержания «порядка»[45].

По одной из версий, дедовщина вообще не есть что-то особенное для армии, представляя собой лишь усиленную армейской реальностью особенность любого коллектива уважать старших и опытных работников. Точно так же наши предки уважали старших и опытных воинов племени[46]. Согласно данной версии, дедовщина существовала всегда, и она сама по себе не является проблемой. Проблемой являются перегибы и «извраты» в отношениях старших к молодым, особенно обострившиеся в СССР после 1960-х годов и в современной России.

Следует отметить, что в официальных заявлениях некоторые высокопоставленные военные говорят о болезнях общества, которые перенесены в армейскую среду. Например, такое заявление было высказано в телеинтервью адмиралом Вячеславом Алексеевичем Поповым, бывшим командующим Северным флотом, ныне — членом Совета Федерации, членом Комитета по обороне и безопасности.

Некоторые исследования говорят, что дедовщина является следствием неуставной экономической деятельности в вооружённых силах[29].

При этом дедовщина является вспомогательным инструментом в руках начальствующего состава, который может большую часть своих обязанностей по поддержанию порядка переложить на лидеров неформальной иерархии[45], взамен предлагая им некие блага (внеочередные увольнения, снисходительное отношение к проступкам, уменьшение физической нагрузки и другие).

Зачастую неформальные отношения сопровождаются унижением человеческого достоинства и физическим насилием (рукоприкладством). Непосредственными жертвами явления становятся члены коллектива, имеющие по тем или иным причинам низкий статус в неофициальной иерархии (статус может определяться стажем, физическими, психофизиологическими особенностями, национальной принадлежностью и тому подобное). Основой статуса является физическая сила и умение настоять на своём, конфликтоустойчивость .

Проявления дедовщины могут быть очень разными. В мягких формах она не связана с угрозой жизни и здоровью или серьёзным унижением достоинства: новобранцы выполняют хозработы за старослужащих и, время от времени, их бытовые поручения. В своём крайнем выражении дедовщина доходит до группового садизма. Неуставные отношения в Российской армии заключаются в принуждении новобранцев полностью обслуживать «дедов» (например, стирать их бельё), отнятии денег, вещей и продуктов питания. «Старослужащие» подвергают «молодых» систематическим издевательствам и даже пыткам, жестоко избивают, нередко нанося тяжкие телесные повреждения. В последнее время очень часто распространено вымогательство денег для зачисления их на лицевые счёта сотовых телефонных номеров. Новобранцев заставляют звонить домой и просить у родителей пополнить счёт «деда» или купить ему карточку пополнения счёта, которая потом пойдет на все тот же лицевой счёт. Срочная служба в ВС РФ зачастую не сильно отличается от «зоны». Дедовщина является основной причиной регулярных побегов солдат срочной службы из частей и самоубийств среди них. Кроме того, с дедовщиной связана значительная часть насильственных преступлений в армии: в одних случаях это выявленные и за совершенные преступления отданные под суд «деды», в других — ответные действия новобранцев («дело Сакалаускаса»). Известны случаи, когда новобранцы, заступившие в караул с боевым оружием, расстреливали своих сослуживцев, которые перед этим над ними издевались, в частности случай, который лег в основу фильма «Караул».

Неуставные отношения в среде офицерстваПравить

Иерархические связи, не предусмотренные Уставом, существуют не только среди военнослужащих срочной службы (солдат, сержантов, матросов и старшин). В определённой мере это явление имеет место быть также среди лиц младшего и старшего офицерского состава. Проявления подобных неуставных взаимоотношений среди офицеров значительно отличаются от дедовщины (годковщины), и, как правило, непосредственно не связаны с физическим насилием (хотя и не исключают его)[47].

Обычно смысл неуставных отношений среди офицеров заключается в негласном предоставлении «старослужащим» более комфортных условий несения службы, что отражается, например, в распределении регулярных воинских заданий (нарядов), более качественном обслуживании в офицерской столовой (кают-компании) и т. п.

Отдельного упоминания заслуживают некоторые флотские традиции, которых придерживались на ряде боевых кораблей советского ВМФ, и которые также идут вразрез с требованиями и нормами Устава:

  • Неупотребление воинского звания «лейтенант» в смысле «офицер»[48]
  • Явный отказ применять флотские аналоги воинских званий к офицерам, переведённым на корабли из состава флотских береговых частей или из сухопутных войск: например, обращение «товарищ майор» вместо положенного «товарищ капитан 3-го ранга».

Иерархические ступениПравить

Значение терминов может варьировать в зависимости от традиций рода войск или воинской части, а также сроков службы.

 
Текст Приказа Министра Обороны СССР в газете «Красная Звезда». В традициях неуставных взаимоотношений и ритуалов такие очередные приказы об увольнении и призыве имели особо важную роль. Отсчёт всех иерархических ступеней и многие ритуалы были связаны именно с датами их публикации.

Основные определения на армейском сленге для военнослужащих по сроку службы[49]:

  • «Запахи», «дрищи», «духи бесплотные», «карантины», «быки» (бычьё) — военнослужащие, которые проходят карантин до присяги.
  • «Духи», «слоны» (ВМФ), «салаги» («салабоны»), «зелень» («зелёные»), «бобры», «васьки» (стройбат), «отцы», «малыши», «ежи», «воробьи», «SOSы» (ВВ), «чеки» (ВВ), «чекисты» (ВВ), «щеглы», «ЧИЖи» (бэкроним от «человек, исполняющий желания»), «сикачи» (в войсках ГО КСАВО) — военнослужащие, прослужившие до полугода.
  • «Слоны», «вороны» (ВДВ и ВВ), «помоза», «шнурки», «гуси», «вороны» (ВВ), «гуси» (ЖДВ), «караси» (ВМФ), «молодые», «салабоны», «моржи», «щеглы», «мамонты», «старшие бобры» — военнослужащие, прослужившие полгода.
  • «Черепа», «черпаки», «годки» (ВМФ), «борзые караси» (ВМФ), «фазаны» (ЖДВ), «котлы», «помазки» — военнослужащие, прослужившие один год.
  • «Деды», «дедушки», «старики» — военнослужащие, прослужившие полтора года. От устойчивого термина «дед» и происходит название явления.
  • «Дембеля» — военнослужащие срочной службы после выхода приказа об увольнении в запас.
  • «квартиранты», «граждане» (ВВ) (считаются уже почти гражданскими): военнослужащие, которые отслужили больше двух лет со дня призыва.

На флоте (по крайней мере до 1990 года) иерархических ступеней было ровно 7:

  • до полугода — «дух» (по мнению «старших», существо бесплотное, бесполое, ничего не понимающее, ничего не умеющее, ничего не знающее, годен только для грязной работы, зачастую беспомощен);[50]
  • полгода — «карась» (пообтесавшийся в условиях реальной службы боец, твёрдо знает обычаи, традиции и свои обязанности, но из-за нерасторопности «духов» часто бывает бит);
  • 1 год — «борзый карась» (службу знает крепко; ответственен за исполнение работ «карасями» и «духами»; физическому воздействию подвергается в исключительных случаях);
  • 1 год 6 мес. — «полтора́шник» (первая ступень «неприкасаемых»; подвергается только моральному давлению со стороны старослужащих за недосмотр за нижестоящими; «полторашник» считается самым злым и беспощадным существом; на этой ступени очень отчётливо проявляются люди с низкими моральными устоями);
  • 2 года — «подгодо́к» (наиболее либеральная ступень; уставшие от морального напряжения «полтора́шничества», особо не «заморачиваясь» служебными проблемами, просто отдыхают);
  • 2 года 6 мес. — «годо́к», или, как вариант, имевший хождение на ТОФе: «саракот» (видимо, поэтому на флоте «дедовщина» называется «годковщи́ной»; реально руководящая верховная каста старослужащих; к физическому насилию лично прибегают в исключительных случаях, в основном действуя через «полторашников»; в свою очередь, неформальное воздействие на коллектив офицерским составом осуществляется исключительно через «годко́в»);
  • 3 года — «профсоюз», «гражданский» (это «звание» присваивалось после опубликования приказа Министра обороны об увольнении в запас; «годок» сразу после приказа Министра обороны неформально признавался уволенным в запас и снятым с довольствия, но поскольку «волею судеб» вынужден находиться в части, содержался якобы на средства флотского профсоюза; живёт в части или на корабле как гражданское лицо, носящее военную форму).

Традиции перевода на следующую ступень иерархииПравить

Перевод с более низкого иерархического уровня на более высокий осуществляется в ходе ритуала «перебивания», «перевода». Солдат, не пользовавшийся уважением своих сослуживцев или нарушавший принципы дедовщины, а равно и отказавшийся от «жизни по дедовщине» в течение трёх «золотых дней» после прибытия в воинскую часть (так называемый «уставной», «затянутый»), может остаться «неперебитым» — в этом случае он не имеет права на привилегии более высоких уровней неофициальной иерархии, а приравнивается к «духам» или «запахам». Это случается нечасто, в виде исключения[51].

Переход на следующий уровень сопровождается причинением физической боли особым ритуальным способом: солдату, отслужившему год (ранее, когда срок службы составлял 2 года) наносятся удары ремнём (бляхой), табуретом или металлическим половником (черпаком) по ягодицам. Количество ударов обычно равняется количеству отслуженных месяцев. Перевод из «дедов» в «дембеля» носит символический характер, без применения физического воздействия: будущего дембеля «бьют» по заду ниткой сквозь слой матрасов и подушек, а за него «кричит от боли» специально выделенный «дух». За заслуженные к моменту «перевода» лычки (звание ефрейтора или сержанта) в некоторых частях полагаются дополнительные удары.

На флоте также существовало немалое количество обычаев и традиций, но стоит выделить лишь два основных, встречавшихся нередко на различных флотах.

  • При переводе из «карасей» в «полторашники» происходит так называемое «смывание чешуи». В зависимости от погодных условий и места действия с «карася» «смывают чешую», выбрасывая того за борт, окуная в прорубь, обливания из пожарного шланга и так далее, стараясь провести обряд перевода неожиданно для «посвящаемого».
  • «разрыв годка» — в момент появления первого печатного варианта приказа Министра обороны «Об увольнении в запас…» (например, в газете) на «годке» разрывается в мелкие клочки вся находящаяся на нём в данный момент военная форма включая носки и нижнее бельё. Ритуал также проводится неожиданно для «годка». После «разрыва» «годок» становится «Профсоюзом», то есть гражданским. В «разрыве» имеет право принять участие любой военнослужащий вплоть до «духа».

Как правило, «перевод» происходит в первую же ночь после выхода приказа Министра обороны «Об увольнении в запас…» (обычно — 27 сентября и 27 марта), но может и откладываться на несколько дней, так как командование любой части прекрасно осведомлено о процедурах «перевода» и зачастую в первые дни и ночи после выхода «Приказа…» особенно сурово следит за соблюдением Устава[51].

Распространение явления в зависимости от условий службыПравить

Обычно полагают, что наиболее злостные формы дедовщины характерны для «второсортных» частей и родов войск, в особенности для стройбата, но факты дедовщины нередко вскрываются в частях и соединениях, считающихся «элитными». Значительно меньше дедовщина распространена в войсках или подразделениях, солдаты которых имеют постоянный доступ к боевому личному оружию, (например, внутренние войска)[52]. Кроме того, дедовщина мало распространена в авиачастях. Мнение о том, что дедовщина не получила широкого распространения в небольших, удалённых частях (для примера — части радиолокационной разведки ПВО), является ошибочным[53]. Следует отметить, что меньше всего проявлений дедовщины наблюдается в тех частях, где командиры не самоотстраняются от выполнения служебных обязанностей, и тем более не используют подчинённых в личных целях. Это явление никак напрямую не связано ни с родом войск, ни с видом войсковых частей, и зависит исключительно от сложившегося морального климата в коллективе.

Причины возникновения и устойчивого существования явленияПравить

Существуют различные точки зрения на причины возникновения дедовщины.

Социально-экономическиеПравить

Некоторые исследователи считают, что экономической основой дедовщины является возможность получения материальной выгоды за счёт использования труда «молодых» солдат на работах, не предусмотренных уставом и не связанных с хозяйственной деятельностью части[29].

Влияние уголовной культурыПравить

По мнению некоторых экспертов, усиление дедовщины напрямую связано с практикой призыва в армию СССР заключённых из тюрем. В таком случае в довоенной РККА (а до этого — в армии дореволюционной России) дедовщины не было, и она ведёт своё начало с 1942-43 гг. Именно тогда в действующую армию стали призывать заключённых, которые и внесли часть своей «зоновской» субкультуры в Советскую Армию.

Влияние общества в целомПравить

По мнению народного депутата СССР Александры Баленко, «дедовщина, о которой говорят в армии, пронизывает вообще всё общество»[54].

ПравовыеПравить

В воинских коллективах, которые формируются за счёт призывников, у командиров воинских частей имеется множество формальных, но неэффективных рычагов воздействия на рядовой и сержантский состав, проходящий службу по призыву. К таковым в частности относятся[55]:

  • выговор,
  • строгий выговор (в отношение срочника выговоры совершенно бесполезны, так как не имеют никаких последствий),
  • внеочередной наряд (в большинстве воинских частей существует хроническая нехватка живой силы, из-за чего военнослужащие заступают в наряды ежедневно в течение многих месяцев, иногда их даже ставят в наряды, в которые должны ходить прапорщики. В таких условиях ни о каком внеочередном наряде не может быть и речи, так как не существует самой «очереди» — командование просто как может затыкает людьми дыры в составе суточного наряда части),
  • лишение нагрудного знака отличника, (срочники награждаются такими знаками в исключительных случаях),
  • лишение очередного увольнения, (из-за нехватки в воинской части рабочих рук, военнослужащие срочной службы получают увольнение в исключительных случаях, 1-2 раза за всю службу, кроме того, в отдалённых гарнизонах и за границей увольнения просто исключены),
  • понижение в должности (военнослужащие срочной службы редко занимают ценные должности),
  • понижение в воинском звании на одну ступень (около 80 % военнослужащих срочной службы находятся в самом низшем воинском звании),
  • арест с содержанием на гауптвахте (это вид наказания неприменим к частям, находящимся в отдалённых районах, так как гауптвахта обычно находится в здании военной комендатуры, которая есть только в крупных городах, а 3 дня везти туда и 3 дня везти обратно провинившегося, чтобы он там 5 дней отсидел — не наказание, а поощрение, так как большую часть времени он будет в дороге, то есть вне надоевшей ему части).

Определяющие факторыПравить

Высказывается мнение, что появление дедовщины в той или иной форме является закономерным при наличии ряда провоцирующих факторов, среди которых можно отметить следующие:

  • Закрытость сообщества, невозможность легко покинуть его, тем более — принудительность нахождения в сообществе (в армии — служба по призыву).
  • Недостаточно комфортные условия проживания (теснота, отсутствие горячей воды и прочих удобств цивилизованного общежития).
  • Отсутствие внутренних механизмов, предназначенных для защиты одних членов сообщества от агрессии со стороны других (в армии — за порядок официально отвечают офицеры, фактически они выполняют эту функцию настолько, насколько хотят).
  • Культивируемое в обществе представление об аморальности противодействия насилию с помощью обращения к органам охраны правопорядка или лицам, выполняющим их функции. Проще говоря, представление о том, что «стучать» — подло. В армии — жалоба офицеру на старослужащего, избившего новобранца, автоматически делает этого новобранца «изгоем» среди своего призыва, и, прежде всего, в своих глазах. Однако некоторые считают, что лучше быть «изгоем», чем подвергаться физическому и психологическому насилию, для них моральное презрение сослуживцев в этом случае значения не имеет. Каждый сам выбирает, как ему поступать в зависимости от конкретных обстоятельств.
  • Необходимость выполнения работ, не относящихся к непосредственным целям и задачам сообщества, но отнимающих время и не являющихся популярным (в армии — хозработы). Существует противоположная точка зрения, согласно которой дедовщина развивается в условиях лишнего свободного времени у военнослужащих, и что новобранцу лучше заниматься хозработами, чем сидеть в казарме и быть объектом иерархических экспериментов «дедов».
  • Незаинтересованность руководства в поддержании порядка. В армии офицеры часто поддаются искушению отстраняться от текущей работы, перекладывая её на «дедов».
  • Оценка деятельности руководства по отсутствию официально зарегистрированных происшествий (в армии — даже явные преступления на почве дедовщины предпочитают скрывать, поскольку за выявленные случаи командиров подразделений ждут строгие меры — риск не быть представленным к очередному званию или быть пониженным в должности, либо вообще уволенным из рядов Вооружённых Сил). Тем не менее, поскольку следствием дедовщины нередко бывают убийства (как «дедов» в отношение новобранцев, так и наоборот) и самоубийства, то факты дедовщины «всплывают», и проводится разбирательство с участием военной прокуратуры. Действия военной прокуратуры далеко не всегда эффективны.

Некоторые ритуалы, связанные с традициями дедовщиныПравить

  • «Молитва» или колыбельная для «деда» — исполняется «духом», «салабоном» который, стоя на тумбочке или пирамиде из табуретов («баночек»), в ночной час, после «отбоя», когда офицеры покидают расположение роты, читает определённый рифмованный текст о приближающемся увольнении. В зависимости от части его содержание разнится, поэтому у «колыбельной» существует большое количество вариантов. Газета «Московские новости» приводит такой:

Масло скушал — день прошёл, старшина домой ушёл.
Дембель стал на день короче, всем «дедам» спокойной ночи.
Спи глазок, спи другой, спи «дедуля» дорогой.
Пусть им снится дом родной, баба с пышною пиздой,
Море водки, пива таз, отца Язова приказ (другой вариант: «…и Устинова приказ.», «…Димки Язова приказ.»). Что домой отпустят нас[56]

  • «Дембельский поезд» — театрализованное представление, в котором после отбоя участвуют молодые бойцы в качестве массовки и «деды», играющие пассажиров поезда. В процессе постановки активно раскачивается кровать, имитируются звуки вокзала и движения поезда. Также может присутствовать «проводник» в белом халате приносящий чай и еду «пассажирам»; «начальник поезда» наказывающий нерасторопного «проводника» и др. действующие лица. Молодых бойцов также могут заставить бегать в одном направлении мимо раскачиваемых кроватей с зелеными веточками в руках (для имитации мелькающих деревьев в окне вагона)[57][58].
  • «Экзамен на право управления транспортным средством» — ритуал, распространённый в автомобильных частях и подразделениях, в ходе которого молодой солдат обязан в установленное «дедами» время бегом подняться на определённый этаж, держа в руках покрышку от легкового автомобиля, которая символизирует рулевое колесо. Используется в виде наказания за нарушения, связанные с управлением автомобиля, либо содержание закреплённого автомобиля в грязном, технически неисправном состоянии.
  • «Ночное Вождение» — В зависимости от рода войск (вождение БТРа, танка, тягача и т. д.) ритуал, в ходе которого молодой солдат с закрытыми глазами на четвереньках ползал под кроватями в спальной части казармы. При команде «Поворот Направо» или «Поворот Налево» — молодой солдат открывал соответствующий глаз и совершал поворот. При команде «Задний Ход» — открывал оба глаза и пятился назад.
  • «Пробивание лося» или «Пробивание оленя»[59] — при этом старослужащий заставляет солдата нового призыва скрестить руки на некотором расстоянии ото лба, после чего в перекрестие следует удар кулаком с силой, зависящей от степени плохого настроения старослужащего (или от величины вины молодого солдата)[59][60].
  • «Крокодил» («Сушка крокодила») — ритуал, распространённый в ВДВ, в разведывательных частях Сухопутных Войск, а также в ВМФ[59], в ходе которого всё молодое пополнение роты после отбоя обязано было провести от 5 до 20 минут упершись ногами и руками в спинки кровати — поддерживая таким образом своё туловище в горизонтальном положении на весу[59]. Данный ритуал старослужащими назначался в виде коллективного наказания всего молодого пополнения по вине кого-либо одного из них, не выполнившего распоряжение старослужащего в срок и надлежащим образом. Выполнение указанного ритуала всегда считалось физически очень тяжёлым и назначалось старослужащими за особо серьёзные на их взгляд проступки. В некоторых же воинских частях старослужащие вообще не считали данный ритуал как наказание, а подразумевали под ним дополнительное полезное упражнение по физической подготовке для молодого пополнения, укрепляющее общую мускулатуру. В таких случаях «крокодил» являлся практически обыденным неписаным элементом распорядка каждого дня.
  • «Калабаха» или «Калабашка» — ритуал физического наказания в ходе которого молодой солдат, несвоевременно или не полностью выполнивший распоряжение старослужащего, обязан был принять от старослужащего физический удар определённым символическим образом. При команде старослужащего «Заводи Калабашку» — молодой солдат принимал следующее положение тела — ноги широко расставляются, туловище сгибается параллельно земле и руки распрямляются в стороны, голова при этом крутится из стороны в сторону с высунутым языком. Старослужащий ребром ладони бьёт по шее. Ритуал подразумевал собой имитацию смертной казни с отрубанием головы. После совершения удара, молодой солдат под устный счёт старослужащего «Раз-Два-Три» — обязан был принять строевую стойку «Смирно» и сделать «доклад». Форма «доклада» различалась в зависимости от места службы, рода войск и срока службы старослужащего. К примеру в ОКСВА — форма «доклада» молодого солдата была следующей — «Спасибо доброму „дедушке“ за обучение чмошного „чижа“, служащего в ДРА» или «Спасибо борзому „черпаку“ за обучение чмошного „молодого“, служащего в ДРА». В случае несвоевременного «доклада» на счёт «Три» — наказание повторялось. Данный ритуал был особенно распространён в ВДВ и в ОКСВА.
  • «Дембельские вопросы» — ритуал в ходе которого молодому солдату дедушка неожиданно задавал курьёзные вопросы, не имеющие на первый взгляд ничего общего с логикой. К примеру — «Какой размер ноги у дедушки?», «Какой номер дембельского поезда?», «Сколько масла?», «Сколько будет дважды два?». Ритуал сводился к тому, что молодой солдат каждый день обязан был помнить количество дней, оставшихся до приказа об увольнении.
  • «Задержание преступника на верхнем этаже здания» — в милицейских частях ВВ вид наказания за нарушение молодым военнослужащим порядка несения патрульно-постовой службы. Молодой боец обязан по лестнице подняться на верхний этаж многоэтажного дома раньше деда, который в это время поднимается на лифте.
  • «Пожар» в помещении. Ритуал возник в частях, где предусмотрено подразделение пожарных ГО/МЧС. Впоследствии распространился на другие части. Нередко выполняется по приказу старшин рот, а в отсутствие оных сержантами. По команде, личный состав за определённый промежуток времени должен вынести из казармы на улицу все имущество роты — кровати, тумбочки и т. д. Казарма должна остаться полностью пустой. Если рота в норматив не вкладывается, имущество заносится обратно, и все начинается заново. Причиной пожара может служить неубранное помещение, наличие тайников в казарме.
  • Сигарета под подушкой. Когда начинается «стодневка», дембель каждое утро должен находить у себя под подушкой сигарету на которой написано «столько-то дней до приказа». Сигарету клал ночью либо «закреплённый» за дембелем дух, либо кто-нибудь из духов отделения. Особым мастерством считалось положить сигарету не разбудив при этом дембеля, однако даже если разбудить, проступком это не считалось. За эту любезность дембель отдает духу в столовой свою порцию масла. Отсутствие сигареты считалось серьёзным проступком и виновный мог быть жестоко наказан.
  • «Накормить голодана». Только старослужащий имеет право принимать пищу вне солдатской столовой и вне положенного времени для принятия пищи. Процесс принятия еды в таких случаях назывался словом «парашничать», «почмориться», «заточить», «похоботиться» и т. д. Молодой боец замеченный старослужащими в «парашничании» ждут наказания нескольких видов (от степени вины): а) он должен за определённое время съесть буханку чёрного хлеба (может быть выдана кружка воды «для запивки»), б) то же самое, но провинившийся ест хлеб, выполняя отжимания от пола: по счёту «раз» — провинившийся, сгибая руки, откусывает хлеб, лежащий на полу, по счёту «два» — выпрямляет руки и жует, и т. д. в) провинившийся должен есть из бачка находящиеся там отходы, г) краюха чёрного хлеба намазывается гуталином и «скармливается» провинившемуся.
  • Команда «Один!». Аналог уставного приказа «рядовой, ко мне». Только в случае с традициями дедовщины, дембель громко дает команду «один!» и любой из «духов», который услышал или мог услышать эту команду, должен немедленно предстать по стойке смирно перед дембелем и представиться. (Опять же, представление может быть в зависимости от традиций либо уставным: «рядовой такой-то по вашему приказанию прибыл», либо неуставным, например, «фанера 1975 года производства к осмотру готова!») Смысл ритуала заключается в скорости, если дух не появился достаточно быстро (не больше 1-3 сек), или не приложил все необходимые усилия, дембель отвечает командой «отставить, не резко», дух возвращается на исходную, и это повторятся заново. Серьёзным проступком считается, если в казарме несколько «духов», и никто из них не решился прибежать, или прибежало слишком мало.
  • «100 Дней» — Торжественный для «дедов» ритуальный день. Состоял он в праздновании ста дней до выхода Приказа Министра Обороны СССР об очередном призыве-увольнении граждан. Этот день легко вычислялся по календарю, благодаря многолетнему постоянству издания подобных приказов. «Дедушка», уважающий правила «дедовщины», обязан был в этот день побрить голову налысо. Также с началом стодневки «деды» отказывались от масла до издания приказа, а в первый день начала стодневки масло бросалось в потолок.
  • «Читка Приказа» («Торжественная Зачитка Приказа») — Ритуал зачитывания приказа министра обороны об увольнении в запас. Для читки приказа привлекается обычно самый молодой солдат. Производилась в казарме после отбоя. Молодой боец сев на корточки («поза орла») на несколько табуреток поставленных друг на друга, таким образом чтобы голова оказывалась под потолком, громко и отчётливо читал текст приказа из газеты «Красная Звезда» (см. иллюстрацию выше). После окончания читки один из старослужащих выдёргивал самый нижний табурет с криками «Вот и кончилась Наша Стодневка!!!» (существовали и другие варианты выкриков). После этого «дедушка» обязан был принять спиртное, которое по такому поводу ему «рожали» молодые бойцы.
  • После истечения половины так называемой стодневки, когда до «Приказа» остается ровно половина, старослужащие «менялись» с военнослужащими младшего призыва. То есть деды в этот день обязаны выполнять все то, что будут им поручать «духи». Теоретически эти поручения могут быть какими угодно, но на практике «дух», помня, что на следующий день все вернется в старое русло и опасаясь возможных последствий, такими привилегиями как правило не пользуется. Также в некоторых родах войск считалось не правильным мстить «духам» за «День золотого духа». Если была замечена месть, событие повторялось.
  • «Китайский стульчик» — спиной к вертикальной стене и ноги в коленях под прямым углом. В профиль выглядит как стул. Длительное пребывание в положении вызывает сильную боль в коленных суставах.

Наиболее распространённые законы дедовщиныПравить

Вопреки распространённому мнению, дедовщина далеко не всегда связана с физическим насилием[30]. В частях и подразделениях со стойкими традициями дедовщины нет необходимости в физическом принуждении молодых бойцов выполнять правила и традиции этого явления[30]. Сама атмосфера культа старослужащих и уважения к старшему призыву создаёт условия для беспрекословного подчинения более младших более старшим. В таких частях даже сама мысль о возражении старослужащему считается кощунственной и пресекается на корню «советом дедов» (дедсоветом)[30], который имеет безусловную поддержку сержантов и негласно поддерживается частью офицеров. В большинстве «неуставных частей» рукоприкладство не ассоциировалось с традициями дедовщины[30]. Это явление в большинстве случаев получало распространение в рамках казарменного хулиганства, или, выражаясь тюремным жаргоном, «беспредела».

В зависимости от рода войск, боеспособности части, её местоположения, условий комплектования, законы дедовщины отличаются очень сильно. По сути, законы дедовщины есть гипертрофированые трактовки положений Устава, или официальных догм, например: «Приказы не обсуждаются, а выполняются». Несмотря на это, существует ряд положений (некоторые из которых выполняют даже офицеры), характерных для большинства частей:

  1. Авторитет деда не оспаривается. (Дед всегда прав)
  2. Распоряжение деда не обсуждается. (Если Дед не прав, то смотри п. 1)
  3. Дед не может прикасаться к предметам, используемым для уборки помещений (ведра, тряпки, швабры, веники)[30].
  4. Сержант младшего призыва не может ставить деду (рядовому) задачи по хозяйственным работам.
  5. Бойцам первого года службы (младшего призыва) запрещено посещать солдатскую чайную[51].
  6. Бойцам первого года службы (младшего призыва) запрещено модифицировать форму одежды (ушивать брюки, шапки, делать вставки в сапоги, погоны, шевроны и тому подобное), так как эти элементы отличают деда от молодого внешне.
  7. Бойцам первого года службы (младшего призыва) запрещено держать руки в карманах в любую погоду[30].
  8. Если солдат первого года службы получил посылку (передачу, денежный перевод), то он сперва должен отнести её дедам, которые берут себе оттуда всё, что сочтут необходимым.
  9. «Золотой дух» (редкий случай) — единственный солдат нового призыва во взводе «дедов». «Деды» обязаны ставить золотого духа выше себя в иерархии.

Наиболее распространённые мифы о дедовщинеПравить

В последнее время в литературе, кино, обиходе появился ряд утверждений, в которых рассматриваются элементы дедовщины. Несмотря на то, что такие факты на самом деле имеют место, непосредственно к традициям дедовщины они никакого отношения не имеют. К подобным утверждениям можно отнести следующее:

  1. Дедовщина основана исключительно на физическом превосходстве дедов и рукоприкладстве. Если в подразделении существуют стойкие традиции дедовщины, то их поддержание практически не требует рукоприкладства[30], так как авторитет дедов поддерживается сержантами и офицерами. Очевидно, что никаких неуставных взаимоотношений в жизни военной части не возникает, если это не требуется командиру части. Командир части имеет достаточно рычагов, чтобы покончить с неуставными на территории части и добиться от офицеров и сержантов несения службы строго по уставу[29].
  2. Молодой боец достаточной физической силы может противостоять деду. Даже если молодой боец физически крепче деда, но в подразделении поддерживаются стойкие неуставные традиции, в случае его неповиновения он попадает в разряд «чёрных людей» со всеми вытекающими отсюда последствиями: его «зачморят» уставом, могут посадить на гауптвахту или устроить «тёмную». В «воспитательный процесс» включаются сержанты и офицеры[30], которые в соответствии с уставом создают ему невыносимые условия (действует принцип: «желаешь жить по уставу — попробуй, как это неприятно» — день расписан по секундам, личное время ограничено, оправление естественных надобностей по распорядку, отход-подход к начальнику, строгое соблюдение норм строевого устава)[51].
  3. Молодой солдат с сильной волей и закалённым характером выдержит давление старослужащих, но противостоять воле командира части не сможет ни один рядовой. В случае особой крепости морально-волевых характеристик новобранца применяется весь комплекс мер, имеющихся в запасе у командного состава. Требования строжайшего исполнения устава со стороны офицерского и сержантского состава, давление со стороны старослужащих и ответственность перед коллективом по принципу «Один за всех и всех за одного». На деле это выглядит следующим образом: пока боец с характером жёстко отказывается, допустим, отжиматься, весь его призыв отжимается до изнеможения. С подчёркиванием того «факта», что они все особенно страдают из-за строптивости данного бойца. Каждый раз, увеличивая давление на молодой призыв, внушается мысль, что их усилившиеся страдания проистекают от упорства сослуживца. Тем самым лишают упорствующего военнослужащего поддержки и молчаливого одобрения солдат собственного призыва. Наоборот, очень скоро агрессия и ненависть солдат младшего призыва, подчиняясь манипуляции сознания со стороны старослужащих, трансформируется и начинает изливаться на сопротивляющегося. «Повстанец» оказывается изолирован в «безвоздушном пространстве». Одним из примеров применения такого метода воздействия на солдата в кинематографе ярко и наглядно показан в первой половине фильма Стенли Кубрика «Цельнометаллическая оболочка».
  4. Деды отбирают у молодых новые элементы формы одежды, заменяя на свои старые (ремни, сапоги, головные уборы и т. д.). В большинстве частей внешний вид деда говорит сам за себя: выгоревшая на солнце форма, стоптанная обувь свидетельствуют о большом сроке службы их владельца. В случае, если форма приходила в негодность ввиду порчи (на занятиях, хозработах и т. п.) и дед получал новую форму, последняя искусственно состаривалась (в частности, вываривалась в хлорном растворе, чтобы придать ей выцветший цвет). Новая форма — признак салабона. Однако, следует отметить, что данный тезис не относится к парадной форме, в которой дембель возвращается со службы. Её дед готовит заранее и если нужно, то отнимет у духа всё, что ему требуется.
  5. Деды забирают у молодых масло и яйца за обедом. Много есть — удел молодых, так как деду скоро домой и он там будет есть домашнюю пищу. Кроме этого, перед обедом деды имеют возможность перекусить в чайной, после чего (считается) ему не хочется есть общую пищу в солдатской столовой[51]. В идеальном проявлении этого принципа — дед вообще не ест в столовой, так как ему достаточно посещений чайной, и поставок домашней еды из посылок духов. В большинстве частей за сто дней до выхода приказа об увольнении в запас деды отказываются есть масло в столовой, отдавая его молодым, так как последним ещё служить долго и им нужно набираться сил. Данный акт преподносится как исключительный акт великодушия.
  6. Дедовщины нет в воинских частях в горячих точках. Существовало мнение, что в воинских частях, участвующих в боевых действиях, дедовщина невозможна по причине облегчённого доступа молодых солдат к боевому оружию и как следствие — больших возможностей для безнаказанной расправы над старослужащими. Наиболее предполагаемым вариантом, по тому же общественному мнению, подобная расправа считалась возможной в бою. Опыт войны в Афганистане показал глубокую ошибочность такого мнения. Независимо от того, чем занималось конкретное воинское подразделение в Афганистане — постоянные боевые рейды, автотранспортное снабжение войск, медицинское и тыловое обеспечение, боевое охранение в порядках сторожевых застав — во всех в них процветала дедовщина. Несмотря на частые факты неуставных взаимоотношений, с тяжкими последствиями, офицерский состав считал нерациональным борьбу с дедовщиной и практически не вмешивался во взаимоотношения военнослужащих срочной службы. В большинстве случаев офицеры открыто поддерживали старослужащих. К примеру, командиры взводов и рот лично объясняли сержантам, прибывших с молодым пополнением из учебных подразделений на должности командиров отделений и экипажей боевых машин, что в первые полгода его службы в Афганистане он будет числиться командиром только в штатно-должностной Книге роты/батареи — а фактическим командиром будет указанный офицерами старослужащий в звании рядового, числящийся в его подчинении. Странный на первый взгляд подход офицеров объяснялся просто — полное отсутствие боевого опыта и адаптации к местным условиям у вновь прибывшего сержанта. Как ни странно, сами молодые солдаты относились к факту дедовщины в ОКСВА положительно и с пониманием и считали его тяжёлой, но необходимой формой наставничества со стороны старослужащих в жёстких условиях войны. Дедовщина во время войны в Афганистане показана в кинофильме «Афганский излом».

Положительные факты борьбы с дедовщинойПравить

Несмотря на то что дедовщина имеет много объективных предпосылок, известны случаи (Приволжско-Уральский военный округ), когда младший призыв создавал организацию, своего рода «профсоюз» и при поддержке командования подразделения избавлялся в целом от проявлений дедовщины[61]. В воинских частях Алтайского края применялась инструкция по борьбе с дедовщиной разработанная инициативной группой офицеров.

В массовой культуреПравить

В литературеПравить

  • В произведениях Владимира Рыбакова о Советской армии, в том числе во время войны в Афганистане, написанных и напечатанных заграницей: роман "Тяжесть" (1977), сборник очерков "Тиски" (1985), сборник "Афганцы" (1988).
  • Повесть Юрия Полякова «Сто дней до приказа» (1987) получила большой общественный резонанс в СССР в период гласности. Произведение посвящено распорядкам армии, до того времени находившимся под негласным табу. В дальнейшем повесть была экранизована под тем же названием (экранизация отличается от текста большей жёсткостью и натуралистичностью).
  • Повесть Сергея Каледина «Стройбат» (1989).
  • «730 дней в сапогах или армия как она есть» автора Примоста Валерия наиболее достоверно описывает современные армейские нравы.
  • Повесть Олега Дивова «Оружие Возмездия» (2007). Автобиографическое произведение, посвященное изложению опыта службы в Советской Армии предперестроечного периода.
  • Повесть Александра Терехова «Мемуары срочной службы» (1991).
  • Повесть Олега Павлова «Степная книга» (1998). Это, пожалуй, первое истинно художественное произведение на «армейскую» тему, посвященное людям, пытающимся не только выжить, но и жить в условиях полной изоляции от «нормального» мира.
  • Повесть Закира Дакенова «Вышка» (1987, первая публикация — 1990). Наряду с повестью Ю. Полякова, одно из первых произведений в СССР о неуставных взаимоотношениях в СА.
  • Повесть Михаила Елизарова «Госпиталь» (2005). Рассказывается о дедовщине в армейском госпитале времен конца Перестройки (автор датирует летом 1991 года).
  • Повесть Вадима Чекунова «Кирза» (2008)[62].
  • Роман Дмитрия Силлова «Закон снайпера» (2012). Начальная часть романа показывает дедовщину в 1990—1992 годах и нелегкую жизнь духа-изгоя — главного героя книги.
  • Повесть Михаила Хохлова «Однажды в Тоцком. Записки контрактника.» (2018) Серия книг про армию глазами самого автора, состоящая из 4 частей. Книга повествует о прохождении воинской службы в период 2005—2008 годов. Автор раскрывает армию изнутри — от вручения повестки и до самого дембеля.

В кинематографеПравить

Зарубежные аналогиПравить

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

  1. Нечевин, 1996, На флоте „дедов“ именуют „годками“, соответственно и „дедовщина“ здесь называется „годковщиной“, с. 15.
  2. Сергей Турченко, Дедовщина в армии США — не порок, а славные традиции.
  3. Редакционный материал, Лента.ру
  4. Редакционный материал, Немецких танкистов выгнали из бундесвера за дедовщину. Лента.ру
  5. Редакционный материал Рядовой национализм. В Эстонии русскоязычных призывников подвергли дедовщине.
  6. 1 2 3 4 Моргуленко, 2003,
    , с. 43—44.
  7. Солнышкина, 2005, Наиболее детально иерахическая система представлена в ВМФ, где "система организованного насилия" дополнена годковщиной - неуставными отношениями на флоте, эксплуатацией молодых матросов старослужащими, с. 33.
  8. Банников, 2009,
    , с. 23—24.
  9. Дедовщина в кремлёвском полку. // РИА «Новости», 02.06.2003 г.
  10. Сергей Карамаев Есть ли «дедовщина» в Российской армии? Правозащитники и военные резко расходятся в оценках масштабов неуставных взаимоотношений
  11. Клепиков, 1997, с. 221.
  12. 1 2 Мацкевич, 2000,
    , с. 121—122.
  13. Орлов В. Н. Казарменное хулиганство. Как с ним бороться? // Право в Вооружённых Силах. — 1997. — № 4.
  14. Моргуленко Е. А. Неуставные взаимоотношения военнослужащих: теория и практика антикриминального воздействия. — М.: «За права военнослужащих», 2006. — Вып. 64. — 192 с. ISBN 5-93297-065-0 — (Серия «Право в Вооружённых Силах — консультант».)
  15. Кон И. С. «Мальчик — отец мужчины», Издательство: Время, 2009 г. ISBN 978-5-9691-0469-3
  16. Безрогов, 2001, с. 105,109.
  17. Ольга Сенюткина. Ислам и мусульмане в Вооружённых Силах России: история и современность. [1]
  18. Морозов Н. Воспитание генерала и офицера как основа побед и поражений. Исторический очерк из жизни русской армии эпохи наполеоновских войн и времен плац-парада. — Вильна: Электротипография «Русский почин», 1909. — С. 1-47, 71-127.
  19. Деникин А. И.. Старая армия. — Париж, 1929. — С. 32-39.
  20. О долге и чести воинской в российской армии: Собрание материалов, 0-11 документов и статей / Сост. Ю. А. Галушко, А. А. Колесников; Под ред. В. Н. Лобова. — 2-е изд. М.: Воениздат, 1991. — 368 с.: ил.
  21. Кропоткин, 1988, с. 104—106.
  22. 1 2 Тутолмин, 2007.
  23. Нежинский Ю. В., Пашков А. О. Мистический Петербург: историческое расследование. — Montreal: Т/О «НЕФОРМАТ» Издат-во Accent Graphics Communications, 2013. С. 9-12. — ISBN 978-1-301-55498-0
  24. Марков А. Л. Кадеты и юнкера. — Буэнос-Айрес, 1961
  25. Зайончковский П. А. Самодержавие и русская армия на рубеже XIX—XX столетий: 1881—1903. — М., 1973. — С. 326.
  26. Трубецкой В. С. Записки кирасира: Мемуары. — М.: Россия, 1991. — С. 81-82.
  27. Радов, Максим (социолог) Полезная «дедовщина» // «Слово», № 48 (366) 26.11.1999
  28. 1 2 3 4 5 6 7 8 Вахнина Л. В. Лишний солдат. Незаконное использование труда военнослужащих по призыву в целях, не обусловленных исполнением обязанностей военной службы. // «Ежедневный журнал», 2006.
  29. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Глоточкин А. Д. Формирование взаимоотношений в воинском коллективе (взвод, рота) на основе требований воинских уставов: Диссертация канд. пед. наук (по психологии). — М.: ВПА, 1964.
  30. Солнышков А. Ю. «Дедовщина: тип отношения к „значимому другому“». // Социологические исследования. — 2004. — № 6. — С. 45-53.
  31. Дедовщину бумагой не прикрыть / Реалии / Независимая газета
  32. Дедовщина в СССР, неуставные отношения в советской армии на примере громкого дела Артураса Сакалаускаса
  33. 1 2 Асмандияров, 2007, с. 79.
  34. 1 2 Девятов, Сергей; Бугай, Александр На заработки — шагом марш! // «Красная звезда». — № 229. — 9.12.2003
  35. Шеремет, Лариса «Жаловаться на отцов-командиров — все равно что…». // «Известия», 30.10.2004 г.
  36. Леонтьева, Людмила; Гаврилов, Владимир Полковник — хват, но не отец солдатам. // «Труд». — № 153, 20.08.2005
  37. Штормовой 2017-й. От недооценки бездействия к опасной восторженности
  38. 1 2 Как сержанты издевались над рядовыми в воинской части под Борисовом. В Минске началось слушание по делу Александра Коржича
  39. Мать погибшего Коржича: Саша спас солдата-висельника, он не мог совершить самоубийство
  40. От 6 до 9 лет. Суд огласил приговор по делу Коржича и вынес частное определение министру обороны
  41. Командир роты и прапорщик из Печей обжаловали приговор по дедовщине в Верховном суде
  42. Носкевич: по делу Коржича восемь дел уже направлено в суд, еще два — на завершающей стадии
  43. 1 2 Проноза Андрей Викторович «Дедовщина» как социально-культурное явление: механизмы и форма воспроизводства. Диссертация на соискание учёной степени кандидата социологических наук. Ин-т социол. НАН Украины, Киев, 2005. На украин. язык. UDC 316.354:355.1 + 316.75
  44. Кузнецов П. А. Исследование взаимоотношений в Российской Армии — М.: Издательство «Спорт и Культура — 2000» — 2013 — стр. 140
  45. Клепиков, 1997,
    , с. 221.
  46. Например, на некоторых кораблях использовались следующие команды, подающиеся по «громкой связи» (общекорабельной трансляции): «Всем офицерам и лейтенантам собраться в кают-компании».
  47. Русистика. — Берлин, 1992, № 1. — С. 35-42
  48. Каланов Н. А. Словарь морского жаргона. — 2-е изд.. — М.: Моркнига, 2011. — С. 120. — ISBN 978-5-903081-23-3.
  49. 1 2 3 4 5 Банников К. Л. «Доминантные отношения военнослужащих срочной службы Российской Армии». — Институт этнологии и антропологии РАН, 2002.
  50. Материалы семинара «Истоки дедовщины в российской (советской) армии»
  51. Л. Терехова. Наш человек в парламенте. — Кругозор 1990 № 3, стр.1
  52. Дисциплинарный устав ВС РФ, Глава 3 «Дисциплинарные взыскания»
  53. http://ombudsmanrf.ru/dad_2006/dad02/dad_222/r12.doc
  54. Дудник, 2007,
    , с. 27.
  55. Моргуленко, 2003,
    , с. 213.
  56. 1 2 3 4 Клепиков, 1997,
    , с. 225.
  57. Дудник, 2007, Принуждение к единоборству в качестве пассивного партнёра для «отработки ударов», «проверки пресса» применялось, а также «пробивание лося» — удары кулаком по ладоням, приставленным ко лбу применялись к 90 освидетельствуемым (64, 3 %), с. 58.
  58. Валерий Мирошников. Преодоление Дедовщины. Опыт 2008 г. (2008). Дата обращения 2 апреля 2009. Архивировано 23 августа 2011 года.
  59. Текст: Елена Кондратьева. Вадим Чекунов: Эта книга не про армию, а про людей. «Взгляд.ру» (26 сентября 2008). Дата обращения 1 февраля 2016. Архивировано 27 сентября 2008 года.

ЛитератураПравить

НаучнаяПравить

ПублицистикаПравить

СсылкиПравить