Открыть главное меню
Первая страница «Декларации прав женщины и гражданки»

Декларация прав женщины и гражданки (фр.  Déclaration des droits de la femme et de la citoyenne) была написана в 1791 году французской революционной активисткой, феминисткой и писательницей Олимпией де Гуж в ответ на Декларацию прав человека и гражданина. Публикацией этого документа де Гуж надеялась привлечь внимание общества к тому, что Великая французская революция, декларируя равенство, не признала равноправия мужчин и женщин. Однако декларация не оказала реального влияния на ход революции. В результате публикации своих политических сочинений, включая декларацию, де Гуж была обвинена в измене и казнена вместе с рядом жирондистов в период эпохи террора. Она была одной из трёх женщин обезглавленных в это время и единственной, казнённой за политические публикации.

Декларация не была манифестом организованного женского движения, но сформулировала идею полного женского равноправия, за которое феминизм стал бороться значительное время спустя.

Содержание

Исторический контекстПравить

«Декларация прав человека и гражданина» была одобрена в 1789 году Учредительным собранием в ходе Великой французской революции. Документ декларировал «естественные и неотъемлемые» права человека по отношению к государству.[1] Декларация отвергла дискриминацию и неравенство на основании религиозных и сословных различий[2], но игнорировала права женщин.

В 1790 году маркиз де Кондорсе безуспешно пытался призвать Учредительное собрание предоставить политические и гражданские права также и женщинам[2]. Кондорсе заявил, что тот «кто голосует против прав других из-за различий религии, цвета кожи или пола ставит под вопрос свои собственные».[1]

Французские женщины на начальном этапе активно участвовали в революции. В октябре 1789 года они были ведущей силой в походе на Версаль, который был вызван нехваткой хлеба в Париже. В результате этого похода королевская семья оказалась фактически в плену, а Учредительное собрание переместилось в Париж и лишилось многих депутатов-роялистов, которые не поехали в Париж из-за опасений за собственную жизнь. Это оказало существенное влияние на дальнейший ход революции. Однако лидеры революции «не заметили» участия женщин в этом событии и не распространили на них «естественные и неотъемлемые» права человека.[3][4]

После похода на Версаль в ноябре 1789 года группа женщин подала в Учредительное собрание петицию[en] с требованием равноправия и признания естественных и политических прав женщин. Эта петиция Учредительным собранием никогда не рассматривалась[источник не указан 212 дней].

Таким образом, французская революция не привела к признанию прав женщин. Это и вынудило Олимпию де Гуж в начале 1791 года опубликовать «Декларацию прав женщины и гражданки»[5].

ДекларацияПравить

 
Автор декларации, Олимпия де Гуж

Декларация опубликована в брошюре «Права женщины», адресованной королевеОшибка в сносках?: Неправильный вызов: неверные ключи, например было указано слишком много ключей или ключ был неправильным и начинается с обращения к Марии-Антуанетте, «самой ненавидимой» из всех женщин.

 Эта революция достигнет цели, только когда все женщины полностью осознают своё плачевное положение и свои права, которых их лишили в обществе. 

Де Гуж призывает королеву не плести интриги против своей страны, а встать на защиту прав женщин и таким образом обрести «поддержку половины королевства»Ошибка в сносках?: Неправильный вызов: неверные ключи, например было указано слишком много ключей или ключ был неправильным.

После развёрнутого обращения к королеве следует краткое обращение к мужчинам.

  Мужчина, способен ли ты быть справедливым? Не позволишь ли женщине хотя бы задать тебе этот вопрос? Кто дал тебе имперское право порабощать женщину? Твоя сила? Твои таланты? ... мы требуем равенства и ничего больше[6].  

Далее декларация де Гуж построена по образу «Декларации прав человека и гражданина», последовательно воспроизводит преамбулу, 17 статей и выглядит «почти пародией на исходный документ»[5].

ПреамбулаПравить

В преамбуле де Гуж, воспроизводя торжественный стиль преамбулы «Декларации прав человека и гражданина», разъясняет, что женщины, как и мужчины, имеют «естественные, неотъемлемые и священные права» и что политические институты существуют для защиты этих прав[6].

Статьи декларацииПравить

Статья IПравить

Первая статья декларации прав человека и гражданина гласит, что «Люди[7] рождаются свободными и равными в правах. Социальные различия допустимы только для общей пользы». Первая статья декларации де Гуж гласит: «Женщины рождаются свободными и равными с мужчинами в правах. Социальные различия допустимы только для общей пользы»[6].

Статьи II и IIIПравить

Статьи II и III распространяют действие статей исходной декларации на женщин[6].

Статья IVПравить

В статье IV де Гуж заявляет, что «единственным пределом естественных прав женщины является вечная тирания мужчины» и требует провести реформу с тем, чтобы общество законом защитило естественные права всех своих членов[6].

Статья VПравить

Статья V воспроизводит статью исходной декларации.[6]

Статьи VI - IXПравить

Статьи VI - IX распространяют действие статей исходной декларации на женщин[6].

Статья XПравить

В статье X де Гуж обращает внимание на то, что по французским законам женщины несут ответственность за свои деяния наравне с мужчинами, однако им отказано в правах и делает известное заявление, ставшее пророческим для неё самой: «Женщина имеет право взойти на эшафот, она имеет право взойти и на трибуну».[8]

Статья XIПравить

В этой статье де Гуж заявляет, что женщина имеет право идентифицировать отца своего ребёнка и требовать от него материальной поддержки. Некоторые историки полагают, что это связано с тем, что де Гуж считала себя незаконнорождённым ребёнком[9].

Статья XIIПравить

В этой статье де Гуж объясняет, что признание прав женщин является благом для всего общества, а не только для женщин[9].

Статьи XIII - XVIПравить

Статьи XIII - XVI распространяют действие статей исходной декларации на женщин [6].

Статья XVIIПравить

Эта статья декларирует равенство мужчины и женщины в браке перед лицом закона, что в первую очередь касается прав на развод и на собственность[6][10].

Постскриптум декларацииПравить

Постскриптум декларации начинается с призыва к женщинам «проснуться и бороться за свои права»[6]. В первом параграфе де Гуж обращает внимание женщин на то, что им дала революция — «ещё большее пренебрежение, ещё большее презрение». Далее де Гуж ратует за прогресс женщин в обществе, за женское образование и обсуждает вопрос брака, который по её мнению остаётся «могилой доверия и любви»[6].

На базе «Социального контракта» Жан-Жака Руссо де Гуж подробно развивает идеи равноправного брака. Как и в случае «Декларации прав человека и гражданина» де Гуж обобщает идеи социального контракта Руссо на основе признания полного равноправия мужчины и женщины[11]. Брак должен быть добровольным союзом равноправных партнёров. Все дети, рождённые в браке, имеют право на имя отца и матери «независимо от их происхождения»[6].

Реакция на декларациюПравить

После публикации «Декларации прав женщины и гражданки» радикальные революционеры заподозрили де Гуж в измене. Поскольку декларация была адресована королеве, якобинцы во главе с Робеспьером сочли её составительницу роялисткой. Когда же де Гуж попыталась опубликовать заметку с требованием референдума о будущей форме правления, в котором предлагалось выбирать из трёх вариантов, включая конституционную монархию, якобинцы обвинили её в измене. Она была быстро осуждена и казнена на гильотине, как и многие другие «политические враги» «единой и неделимой» республиканской Франции эпохи террора.[5]

После казни парижская пресса перестала иронизировать по поводу её «безвредных глупостей». Соглашаясь с тем, что программы и планы де Гуж для Франции были далеки от реальности, журналисты писали, что она пыталась выступать в качестве «государственного деятеля». По мнению «Feuille du Salut public» («Вестник общественного спасения») её преступление заключалось в том, что она «забыла о добродетелях своего пола». Идеи женского равноправия были чужды якобинскому Парижу, феминизм и неподобающий женщине политический активизм де Гуж представлялись опасными для революции.[5]

Де Гуж была непримиримым критиком принципа равноправия, провозглашённого французской революцией, поскольку он игнорировал права женщин и не белых. Её многочисленные пьесы, посвящённые правам женщин и цветных, привлекли внимание общества к этой теме не только во Франции, но также в Европе и недавно созданных Соединённых Штатах.[5]

ПримечанияПравить

  1. 1 2 Lauren, Paul Gordon. The evolution of international human rights. — University of Pennsylvania Press, 2003. — P. 18–20. — ISBN 978-0-8122-1854-1.
  2. 1 2 Williams, Helen Maria. Letters written in France. — Broadview Press Ltd, 2001. — P. 246. — ISBN 978-1-55111-255-8.
  3. Lynn Avery Hunt, The challenge of the West: Peoples and cultures from 1560 to the global age, p.672, D. C. Heath, 1995.
  4. The Monstrous Regiment of Women: Revolutionary Women--The Women's March on Versailles. www.monstrousregimentofwomen.com. Дата обращения 16 декабря 2015.
  5. 1 2 3 4 5 Naish, Camille. Death comes to the maiden: Sex and Execution, 1431–1933. — Routledge, 1991. — P. 136. — ISBN 978-0-415-05585-7.
  6. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 LES DROITS DE LA FEMME - Olympe de Gouges. www.olympedegouges.eu. Дата обращения 30 ноября 2015.
  7. Используемое в этой декларации слово «l’homme» во французском языке означает только мужчину.
  8. Naish, Camille. Death comes to the maiden: Sex and Execution, 1431–1933. — Routledge, 1991. — P. 137. — ISBN 978-0-415-05585-7.
  9. 1 2 Blanc, Olivier. Olympe de Gouges. — Syros, 1981. — ISBN 978-2901968542.
  10. Во Франции этого периода замужняя женщина не имела права без разрешения мужа обращаться в суд и распоряжаться своей собственностью. Впоследствии это бесправие женщин было закреплено и в кодексе Наполеона.
  11. von Guttner, Darius (2015). The French Revolution. Nelson Cengage. pp. 34–35.