Дело Кравченко

Дело Кравченко — состоявшееся в Париже в 1949 году судебное разбирательство по иску о клевете Виктора Кравченко (1905—1966) против французской газеты Les Lettres françaises[fr].

Виктор Кравченко — невозвращенец в СССР, бывший чиновник советской закупочной комиссии в США, попросивший себе убежище на Западе. Оставшись в Америке, в 1946 году он при помощи журналиста Юджина Лайонса и переводчицы Станиславского Элизабет Хэпгуд написал книгу «Я выбрал свободу» (I Chose Freedom), в которой описывал ужасы коллективизации, сталинских лагерей и голода в СССР. Книга, имевшая огромный успех и переведённая на два десятка языков, нанесла серьёзный удар по имиджу СССР за рубежом. Во Франции она была издана 500-тысячным тиражом и вызвала ответную реакцию: французские коммунисты назвали Кравченко «пятой колонной», «марионеткой» и «предателем», купленным американской разведкой, утверждали, что сам он свою книгу написать не мог. После того, как французская прокоммунистическая газета Les Lettres françaises[fr], редактируемая Луи Арагоном, обвинила Кравченко во лжи, тот подал в суд иск о клевете.

Судебный процесс, проходивший в начале 1949 года в Париже, должен был продлиться девять дней, однако шёл два месяца. Из-за своего масштаба он был назван «Процессом столетия». Существует мнение, что сам процесс нанёс гораздо больший урон советской пропаганде, чем собственно книга Кравченко[1].

В суде дали свои показания сотни свидетелей: со стороны Кравченко выступали беженцы из СССР, а со стороны коммунистов — сторонники французской компартии из числа депутатов, писателей, журналистов, участников движения Сопротивления, а также члены партии, побывавшие в СССР. Среди прочих в защиту СССР выступили такие известные своими марксистскими взглядами знаменитости, как «Красный декан», настоятель Кентерберийского собора Хьюлетт Джонсон, физик Фредерик Жолио-Кюри и писатель Жан-Поль Сартр. Советские власти привезли во Францию жену Кравченко и его бывших сослуживцев, чтобы они дали показания против него.

Кравченко выиграл процесс благодаря показаниям многочисленных беженцев из СССР, представлявших разные слои населения. Среди прочих в суде выступила Маргарита Бубер-Нойман, вдова репрессированного немецкого коммуниста Гейнца Ноймана, в 1940 году выданная советской стороной гестапо. Бывшие граждане СССР, оказавшиеся после войны в Канаде, Франции, Германии и других не-социалистических странах, подтвердили в суде описанные в книге факты — массовые репрессии, «чистки», уничтожение крестьян во время коллективизации, использование рабского труда заключённых, пытки при допросах, сфабрикованные процессы[2]. «Коллективизация в Советском Союзе представляла собой вторую революцию, более кровавую, более жестокую и варварскую, чем октябрьская, я и мои свидетели это докажем» — заявил Кравченко[2].

Выступая в суде, Кравченко, будучи во время Второй мировой войны членом советской закупочной комиссии в Вашингтоне, по патриотическим соображениям отказался обсуждать вопросы, связанные с военными действиями СССР, или раскрывать какие бы то ни было детали, касающиеся его экономики, в особенности всего, что касалось вопросов осуществления поставок по ленд-лизу[1].

Я не смешиваю Россию и народ с советским режимом. Сталины и Молотовы приходят и уходят, а Россия пребудет вечно. Я борюсь против советизма, а не против России; я против коммунизма, но не против народа России, русских, украинцев, всех других[2].

4 апреля 1949 Кравченко выиграл процесс. Суд присудил ему компенсацию в размере 150 тысяч франков.

В 1949 году писательница Нина Берберова опубликовала книгу «Дело Кравченко. История процесса».

Из сотен тысяч „перемещённых лиц” Кравченко сумел выбрать людей, горячих патриотов своей родины, на основании фактов, с цифрами, датами и именами в руках, пришедших рассказать французскому суду о русской жизни. Все они были — на высоте! Дельно, точно, спокойно, отчётливо рассказывали они и о голоде времен коллективизации, и о ссылках в Сибирь, и о советско-германском союзе, и о неравенстве классов — о страшной, горькой доле целой страны каторжан.[3]

Виктор Кравченко также написал книгу, посвящённую, в основном, этому судебному разбирательству — «Я выбираю справедливость», — однако она не получила и доли той популярности, которая досталась первой, вызвавшей процесс.

ПримечанияПравить

  1. 1 2 Вильданова Р. И., Кудрявцев В. Б., Лаппо-Данилевский К. Ю. Краткий биографический словарь русского зарубежья // Струве Г. С. 323; Некрологи // НРС [Новое русское слово (Нью-Йорк)]. 1966. 30 декабря; 1967. 7 января.
  2. 1 2 3 Носик Б. М. Этот странный парижский процесс. — М.: Московский рабочий, 1991. — 256 с. — 20 000 экз. — ISBN 5-239-01144-3.
  3. Дело Кравченко. История процесса. // Берберова Н. Н. Последние и первые. Дело Кравченко. — Издательство имени Сабашниковых, 2000. — 320 с. ISBN 5-8242-0080-7