Открыть главное меню

Жонсон (Джонсон), Николай Николаевич

(перенаправлено с «Джонсон, Николай Николаевич»)

Никола́й Никола́евич Жонсон (Джо́нсон) — последний личный секретарь и друг Великого князя Михаила Александровича. Отправился добровольно вместе с ним в ссылку в Пермь. Отказавшись жить отдельно от князя, был убит вместе с ним группой заговорщиков из числа пермских чекистов и милиционеров.

Николай Николаевич Жонсон (Джонсон)
Жонсон Николай Николаевич
Николай Николаевич Жонсон (Джонсон). Фрагмент фото с сёстрами
Николай Николаевич Жонсон (Джонсон). Фрагмент фото с сёстрами
Имя при рождении Николай Николаевич Жонсон
Дата рождения 8 марта 1878(1878-03-08)
Место рождения
Дата смерти 13 июня 1918(1918-06-13) (40 лет)
Место смерти
Подданство российское
Род деятельности артиллерийский офицер
Отец Николай Александрович Жонсон
Мать Луиза Александровна Жонсон

БиографияПравить

Родился 8 марта 1878 года в семье капитана 3-й лейб-гренадерской артиллерийской бригады Николая Александровича Жонсона и Луизы Александровны Жонсон. Русский, православного вероисповедания. Воспитывался в Александровском кадетском корпусе. В 1896 году зачислен в Михайловское артиллерийское училище юнкером рядового звания, где познакомился с великим князем Михаилом Александровичем. В 1899 году произведён в подпоручики с назначением на службу в 24-ю артиллерийскую бригаду, где зачислен в 3-ю батарею. В 1900 году прикомандирован для испытания по службе к лейб-гвардии 1-й артиллерийской бригаде. В 1903—1907 годах состоял в запасе артиллерии по Санкт-Петербургскому уезду. В 1914 году вновь призван из отставки и зачислен в 13-ю архангелогородскую пешую дружину, командирован в 15-ю рабочую роту[1]. В 1916 году назначен адъютантом великого князя Михаила Александровича, командовавшего 2-м кавалерийским корпусом.

После того, как в 1912 году от Михаила уволился его секретарь Анатолий Мордвинов, отрицательно относившийся к отношениям Великого князя с Натальей Вульферт, Михаил Александрович нашёл себе нового секретаря в кругу своих бывших товарищей по училищу — Жонсона, который приступил к службе в декабре 1912 года[2].

Из Джонни — как его звал Великий князь — получился незаменимый секретарь и хороший друг. По воспоминаниям современников Джонсон знал три языка, причем на английском он говорил с акцентом и гораздо хуже самого Великого князя. Николай Николаевич был очень музыкален — играл на гитаре, балалайке и пианино и прекрасно пел. Они с Михаилом Александровичем и сблизились благодаря любви к музыке. Джонсон часто аккомпанировал Михаилу на рояле, включая те мелодии, которые сочинил сам великий князь[2].

Джонсон умел поддержать разговор и выполнял различные щепетильные поручения Михаила, в его отсутствие находился рядом с его супругой, стараясь поддерживать её в трудных ситуациях и умея «разгонять тоску» Натальи.

В. П. Зубов, близко сошедшийся с Джонсоном во время их совместного нахождения в Гатчине в зимой 1917—1918 годов, так описывал его внешность: «…человек невысокого роста, пухленький и еще молодой, был английским подданным и когда-то собирался стать оперным певцом…»[3]. В Гатчине Джонсон жил отдельно от Великого князя на квартире по ул. Багговутской. В дни Февральской революции Джонсон неотступно следовал за Михаилом Александровичем, присутствуя на переломных событиях российской истории — арест Великого князя — Джонсон пошёл с ним под арест; потом — в Мариинский дворец, затем в Таврический, затем в Зимний. Присутствовал в квартире князя Путятина на улице Миллионной, где в присутствии депутатов Госдумы и министров Временного правительства состоялось решающее обсуждение деталей предстоящего Манифеста Михаила. Именно Джонсон в августе 1917 года убедил премьера Временного правительства А. Ф. Керенского разрешить Михаилу увидеться с братом Николаем перед убытием семьи последнего в ссылку в Сибирь.

В августе 1917 года Михаил был подвергнут домашнему аресту. На почве всех волнений у Князя началось обострение застарелой болезни — язвы. Кипучая деятельность Джонсона выправила положение: поехав в Петроград в штаб военного округа, он добился перевода Михаила под домашний арест в квартиру его юриста Алексея Матвеева на Фонтанке, вошёл в контакт с послом Великобритании в России Бьюкененом и именно благодаря ходатайствам посла Михаил был выпущен из-под ареста.

7 марта 1918 года Великий князь и лица его окружения были арестованы по постановлению Гатчинского совета, в связи с тревожной обстановкой и возможным наступлением немцев на Петроград. Арестованных доставили в Комитет революционной обороны Петрограда, штаб которого возглавлял М. С. Урицкий, который и предложил выслать арестованных в Пермь. 9 марта 1918 года на заседании Малого Совнаркома было рассмотрено предложение М. С. Урицкого о высылке Михаила Александровича и других арестованных в Пермскую губернию. В результате было вынесено решение, подписанное В. И. Лениным: «…бывшего великого князя Михаила Александровича, его секретаря Николая Николаевича Джонсона… выслать в Пермскую губернию вплоть до особого распоряжения. Место жительства в пределах Пермской губернии определяется Советом рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, причём Джонсон должен быть поселён не в одном городе с бывшим великим князем Михаилом Романовым». Посол Бьюкенен рекомендовал Джонсону покинуть Россию, но тот ответил: «Я не оставлю великого князя в такой тяжелый момент»[2].

Узнав о том, что по приезде в Пермь их собираются разлучить, Джонсон со станции Шарьи отправил председателю Совнаркома В. И. Ленину следующую телеграмму[4]:

15 марта 1918 г.
Постановлением Совнаркома по прибытии в Пермь меня распоряжением разлучают с тем, у кого я состою секретарём; не прибыл ещё даже в Вятку несмотря на четырехдневное томительное путешествие, совершающееся при самых тяжёлых условиях. Прошу Вас и Совет Народных Комиссаров принять во внимание расстроенное его здоровье, усугубленное таким путешествием.
Прошу телеграммой отменить состоявшееся постановление о разлучении.

Джонсон.

ГА РФ. ф. 130, оп. 2, д. 1109, л. 3. Телеграф, бланк.

В ПермиПравить

По прибытии в Пермь, вопреки указаниям центра, все ссыльные были помещены в одиночные камеры тюремной больницы. Потребовались дополнительные указания центральных властей, что «Михаил Романов и Джонсон имеют право жить на свободе под надзором местной Советской власти». Они были отпущены под обязательство регулярно являться в советские органы для регистрации. На некоторое время Великий князь и его секретарь поселились в номерах гостиницы при бывшем Благородном собрании, а затем перебрались в новую пермскую гостиницу «Королёвские номера», заняв две комнаты на последнем этаже[5].

В Перми Великий князь вёл свободный образ жизни, встречался со многими лицами, некоторые из которых приезжали специально, чтобы с ним увидеться, ездил с шофёром на своём Роллс-Ройсе, который был лучшим автомобилем в городе. Всё это не могло не вызывать раздражения и даже зависти местной советской и большевистской верхушки[5].

УбийствоПравить

 
Фотография на память после совершения убийства. Слева направо: А. В. Марков, Н. В. Жужгов, Г. И. Мясников, В. А. Иванченко, И. Ф. Колпащиков

В ночь с 12 на 13 июня 1918 года в номер к Михаилу Александровичу явились участники задуманного убийства и, применив физическое насилие, заставили его следовать за ними. Великий князь попросил разрешения сопровождать его своему секретарю. Так как это входило в планы убийц, такое разрешение было получено. Н. Н. Джонсон не колеблясь последовал за Великим князем. Их вывели из гостиницы и усадили раздельно в два разных фаэтона. Как вспоминал А. В. Марков, Н. Н. Джонсон сразу понял, что их везут на расстрел, но был спокоен. Он говорил А. В. Маркову[6]:

Зачем вам расстреливать меня. Богатством я не обладаю, живу на жалование. У меня одна лишь старуха-мать. Романова Михаила также расстреливать не за что. Он человек либеральный. Его любит народ.

Отъехав от города около пяти вёрст, убийцы остановились в безлюдном месте и приступили к совершению преступления. Убийством Джонсона занялись В. А. Иванченко, А. В. Марков и И. Ф. Колпащиков. По воспоминаниям А. В. Маркова, его выстрел, произведённый в висок Н. Н. Джонсона, открыл стрельбу и убил секретаря. В тот же момент другой убийца стрелял в Михаила Александровича, но после первого выстрела, только ранившего Великого князя в правое плечо, его револьвер заклинило. Раненый «Романов с растопыренными руками побежал по направлению ко мне, прося проститься с секретарём». Вещи убитого были разделены между убийцами А. В. Марковым и И. Ф. Колпащиковым[7]. Маркову достались серебряные часы Джонсона. Уже незадолго перед своей смертью, в 1964 году, Марков хвастался перед бравшей у него интервью журналисткой, рассказывая об убийстве и показывая часы: «идут хорошо, ни разу не ремонтировал, только отдавал в чистку несколько раз»[8].

 
Мемориальная доска Н. Н. Жонсону на стене гостиницы «Королёвские номера» в Перми

Н. Н. Джонсон реабилитирован постановлением Генеральной прокуратуры Российской Федерации 8 июня 2009 года[9].

Дальние родственникиПравить

Наталья Крутикова — внучатая племянница[10].

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

  1. Маркова Л. [https://www.newsko.ru/articles/nk-4619944.html Знакомьтесь: Николай Жонсон. Сенсационные факты о жизни и смерти секретаря великого князя Михаила Романова] // Новый компаньон. — 2018. — 20 марта.
  2. 1 2 3 Хрусталёв В. М. Великий князь Михаил Александрович. — М.: Вече, 2008. — С. 211. — 544 с. — (Царский дом). — 3000 экз. — ISBN 978-5-9533-3598-0.
  3. Зубов В. П. I. Гатчина // Страдные годы России : Воспоминания о революции (1917-1925) / сост., подгот. текста, вступ. ст. и коммент. Т. Д. Исмагуловой. — 1-е. — Москва: Индрик, 2004. — 320 с.
  4. Телеграмма Н. Н. Джонсона со станции Шарьи Председателю Совнаркома В. И. Ленину с просьбой об отмене постановления о разлучении его с Михаилом Романовым. Сайт «Царь Михаил Романов». Дата обращения 5 декабря 2012. Архивировано 24 января 2013 года.
  5. 1 2 Соловьёв В. Н. Постановление о прекращении уголовного дела № 18/123666-93 «О выяснении обстоятельств гибели членов Российского императорского дома и лиц из их окружения в период 1918-1919 годов», пункты 10-13. 10.1. Гибель Великого князя Михаила Александровича и лиц из его окружения. Интернет-проект «Царская семья: последние дни, расстрел, обретение останков» (17.07.1998). Дата обращения 5 декабря 2012. Архивировано 7 декабря 2012 года.
  6. Лыкова Л. А. Пермь: Тайна гибели Михаила Романова. — 1-е. — Достоинство, 2010. — 72 с. — (Царское дело). — 3000 экз. — ISBN 978-5-904552-05-3.
  7. Отношение Пермского истпарта в Уралистпарт о роли И. Г. Новоселова в похищении и убийстве Михаила Романова. Сайт «Царь Михаил Романов». Дата обращения 6 декабря 2012. Архивировано 7 декабря 2012 года.
  8. Тополянский В. «Величие Смердяковых»: партийный отчет об убийстве (рус.) // Континент : Журнал. — 1999. — Т. 100.
  9. Генпрокуратура реабилитировала нескольких членов царской семьи Романовых, репрессированных большевиками. newsru.com. Дата обращения 6 декабря 2012. Архивировано 24 января 2013 года.
  10. Краснов В. Г. 12 июня День памяти Михаила Александровича Романова. Сайт «Царь Михаил Романов». Дата обращения 5 декабря 2012. Архивировано 24 января 2013 года.

ЛитератураПравить

МемуарыПравить

СсылкиПравить