Дмитриева, Елизавета Ивановна

В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Дмитриева; Дмитриева, Елизавета.

Елизаве́та Ива́новна Дми́триева (в замужестве Васи́льева; 31 марта (12 апреля1887, Петербург — 5 декабря 1928, Ташкент) — русская поэтесса, драматург, более известная под литературным псевдонимом-мистификацией Черуби́на де Габриа́к.

Елизавета Ивановна Дмитриева
Gabriak.jpg
Имя при рождении рус. Елизавета Ивановна Дмитриева
Псевдонимы Черубина де Габриак, Ли Сян Цзы
Дата рождения 31 марта (12 апреля) 1887(1887-04-12)
Место рождения Санкт-Петербург
Дата смерти 5 декабря 1928(1928-12-05) (41 год)
Место смерти Ташкент
Гражданство (подданство)
Род деятельности поэтесса, драматург
Годы творчества 1906—1928
Жанр поэзия, драма
Язык произведений русский
Произведения на сайте Lib.ru
Логотип Викитеки Произведения в Викитеке
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

БиографияПравить

Родилась в небогатой дворянской семье. Отец — учитель чистописания, рано умерший от чахотки. С семи до шестнадцати лет страдала тем же недугом, была прикована к постели, на всю жизнь осталась хромой. В 1904 году с золотой медалью закончила Василеостровскую гимназию, в 1908 году — Императорский женский педагогический институт по двум специальностям: средневековая история и французская средневековая литература. Одновременно слушала лекции в Петербургском университете по испанской литературе и старофранцузскому языку, после чего непродолжительное время училась в Сорбонне, где познакомилась с Н. Гумилёвым.

Первые публикацииПравить

По возвращении в Петербург преподавала русскую словесность в Петровской женской гимназии, печатала в теософских журналах переводы из испанской поэзии (Святая Тереса и др.), посещала вечера на «башне» Вяч. Иванова, где завязалась её близкая дружба с М. Волошиным.

«Черубина де Габриак»Править

Лето 1909 года Е. Дмитриева провела в Коктебеле, на даче у Волошина, где родилась совместная идея литературной мистификации. Автором идеи была сама Дмитриева, её горячо поддержал Волошин. Дмитриева придумала себе звучный псевдоним и литературную маску таинственной красавицы-католички.

Легенда ЧерубиныПравить

«Черубина де Габриак» — восемнадцатилетняя красавица, ревностная католичка, которая получила строгое воспитание в монастыре. За каждым ее шагом день и ночь следят строгий отец и ее исповедник, монах-иезуит, поэтому она не может общаться напрямую, а только через переписку. Постоянно намекала на то, что, скорее всего, уйдёт в монахини и замолчит.[1]

В дальнейшем образ пополнился колоритными деталями: Черубина - графиня, отец её — испанец, мать русская.

МистификацияПравить

1 сентября 1909 года издателю журнала «Аполлон» Сергею Маковскому были присланы стихи, подписанные псевдонимом «Черубина де Габриак».

Она отправила ему несколько писем со своими стихами. Написаны они были изящным почерком на бумаге, пропитанной духами. Листки были проложены бутонами засушенных цветов. Обратного адреса поэтесса не оставила.[2]

В дальнейшем она несколько раз звонила Маковскому по телефону. Очарованный её голосом издатель поверил в легенду и опубликовал стихи во втором номере журнала за 1909 год (цикл из 25 стихотворений). В том же номере публикуется статья Волошина «Гороскоп Черубины де Габриак»:

Это подкидыш в русской поэзии. Ивовая корзина была неизвестно кем оставлена в портике Аполлона. Младенец запеленут в белье из тонкого батиста с вышитыми гладью гербами, на которых толеданский девиз «Sin miedo»[3]. У его изголовья положена веточка вереска, посвященного Сатурну, и пучок «capillaries», называемых «Венерины слезки». Прилагалась записка на французском языке: «Cherubine de Gabriack. Nee. 1877. Catholique» (Черубина де Габриак. Родилась в 1877 году, Католического вероисповедания).

Стихи вызвали интерес и получили высокую оценку И. Анненского и Вячеслава Ива́нова.

Волошин посвятил Е. Дмитриевой венок сонетов «Corona Astralis».[4]

В номере 10 за 1910 год опубликован второй цикл Черубины — 13 стихотворений.

Вопрос об авторствеПравить

Существует мнение, что стихи Черубины писала не Дмитриева, а Волошин. Сам он это отрицал, отводя себе только роль критика: «но писала только Лиля»[5] Марина Цветаева также полагала, что стихи писала сама Дмитриева.

РазоблачениеПравить

Разоблачение Черубины состоялось в конце 1909 года: правду узнал М. Кузмин, выведавший номер телефона Дмитриевой.

Маковский долго не мог поверить, что его разыграли. Но всё же 11 ноября 1909 года сделал звонок по телефону, на который ответил тот самый голос «католички». Они условились о встрече, которая состоялась 16 ноября и крайне разочаровала Маковского. Он описал её так:

Дверь медленно, как мне показалось, очень медленно растворилась, и в комнату вошла, сильно прихрамывая, невысокая, довольно полная темноволосая женщина с крупной головой, вздутым чрезмерно лбом и каким-то поистине страшным ртом, из которого высовывались клыкообразные зубы. Она была на редкость некрасива. Или это представилось мне так, по сравнению с тем образом красоты, что я выносил за эти месяцы? Стало почти страшно. Сон чудесный канул вдруг в вечность, вступала в свои права неумолимая, чудовищная, стыдная действительность. И сделалось до слез противно и вместе с тем жаль было до слез ее, Черубину…

В конце 1910 года в «Аполлоне» появилась ещё одна подборка стихов Черубины, с заключительным стихотворением «Встреча», подписанным подлинным именем поэтессы.

После разоблачения культ Черубины исчез. Скандал, разразившийся вокруг ее имени, заглушил впечатление от ее стихов. Критика, посыпавшаяся со всех сторон, ранила Дмитриеву.

После разрыва с Гумилёвым и Волошиным и скандальной дуэли между двумя поэтами, состоявшейся 2 ноября 1909 года, Дмитриева надолго замолчала.[6]

АнтропософияПравить

В 1911 году она вышла замуж за инженера-мелиоратора Всеволода Николаевича Васильева и приняла его фамилию. После замужества уехала с ним в Туркестан, много путешествовала, в том числе по Германии, Швейцарии, Финляндии, Грузии, — в основном по делам «Антропософского общества». Антропософия стала главным её занятием на все последующие годы и, видимо, источником нового вдохновения. С 1915 года вернулась к поэзии: в новых стихотворениях понемногу исчезло её прежнее «эмалевое гладкостилье», а на смену пришло обострённое чувство ритма, оригинальные образы, ощущение некоей таинственной, но несомненной духовной основы новых образов и интонаций. Многие стихотворения — религиозные, но уже не католические стилизации, а искренние стихи, отражающие поиск пути для собственной души поэта, стремящейся к покаянию и очищению.

ТеатрПравить

В 1921 году поэтессу вместе с мужем арестовали и выслали из Петрограда («потому что мы дворяне», как писала она одному из своих корреспондентов тех лет). Она оказалась в Екатеринодаре, где руководила объединением молодых поэтов и познакомилась с С. Маршаком. Совместно с ним она работала над детскими пьесами (сборник пьес был переиздан четырежды).

Спустя десятилетия С. Маршак вспоминал:

…в коллективе театра были такие работники, как Дмитрий Орлов (впоследствии народный артист РСФСР, актёр Театра Мейерхольда, а потом МХАТа), как старейший советский композитор В. А. Золотарев и другие. Пьесы для театра писали по преимуществу двое — я и поэтесса Е. И. Васильева-Дмитриева. Это и было началом моей поэзии для детей…[7]

ПереводыПравить

В июне 1922 года вернулась в Петроград, работала в литературной части Петроградского театра юного зрителя, занималась переводами с испанского и старофранцузского (главная переводческая работа — выполненная в 1923 году и посмертно опубликованная в 1934 году А. А. Смирновым старофранцузская повесть в стихах «Мул без узды» Пайена из Мезьера), написала повесть для детей о Миклухо-Маклае «Человек с Луны». Оставив работу в ТЮЗе, она закончила библиотечные курсы и служила в Библиотеке Академии наук.

Ссылка в Ташкент, «Исповедь» и «стихи Ли Сян Цзы»Править

Осенью 1926 года года Дмитриева написала «Исповедь» — книгу, описывающую историю Черубины.

В том же году начались репрессии по отношению к русским антропософам.

В 1927 в доме Дмитриевой был проведён обыск, во время которого были изъяты все её книги и архив, а саму поэтессу выслали в Ташкент на три года. В ссылке она продолжила писать стихи, постоянными темами которых стали мистические переживания, одиночество, любовь, обречённость, тоска по родному Петербургу.

В 1927 году по предложению близкого друга последних лет, китаиста и переводчика Ю. Щуцкого, она создала ещё одну литературную мистификацию — цикл семистиший «Домик под грушевым деревом», написанных от имени «философа Ли Сян Цзы», сосланного на чужбину «за веру в бессмертие человеческого духа».

Скончалась от рака печени в ташкентской больнице им. Полторацкого, не дожив до конца ссылки. Была похоронена на Боткинском кладбище в Ташкенте. В настоящее время местоположение могилы Елизаветы Дмитриевой неизвестно.

Издания сочинений Ч. де ГабриакПравить

  • Маршак С. Я., Е. И. Васильева. Театр для детей. Краснодар, 1922.
  • Грякалова, Н. Ю. Стихотворения Е. И. Васильевой, посвященные Ю. К. Щуцкому // Русская литература, 1988, 4, 200—205.
  • Елис. Васильева. «Две вещи в мире для меня всегда были самыми святыми: стихи и любовь» // «Новый мир», 1988, 12, 168—170 (публикация Вл. Глоцера).
  • [Стихотворения] // Возвращение. Вып.1. М.: Советский писатель, 1991, с.179-188.
  • Черубина де Габриак. Исповедь / Сост. Купченко В. П., Ланда М. С., Репина И. А. — М.: Аграф, 1999. — 384 с. (Символы времени). — ISBN 5-7784-0040-3 (издание включает стихи, переводы, пьесы, автобиографические и мемуарные материалы)
  • См. также указ. издание под ред. Т. Н. Жуковской, Е. А. Калло (1999), с. 461—554.
  • Из мира уйти неразгаданной: Жизнеописание; Письма 1908—1928 годов; Письма Б. А. Лемана к М. А. Волошину/ Сост., подг. текстов, примеч. Владимира Купченко и Розы Хрулевой. Феодосия; М.: Изд. дом «Коктебель», 2009

ПримечанияПравить

  1. В письмах Маковскому Черубина неоднократно сообщала о своем решении уйти в монастырь и «выйти замуж за одного еврея», то есть стать Христовой невестой.
  2. М. Соколова. Томная Черубина. Как поэтесса Дмитриева создала таинственную де Габриак.
  3. «Без страха» (исп.)
  4. Ей же были посвящены и единичные стихотворения: «К этим гулким морским берегам…» (1909), «Теперь я мертв…» (1910), «Судьба замедлила сурово…» (1910), «Себя покорно предавая сжечь…» (1910), «С тех пор как тяжкий жернов сле- пой судьбы…» (1910), «Пурпурный лист на дне бассейна…» (1910), «В неверный час тебя я встретил…» (1910), «Я, полуднем объятый…» (1910), «Ты живешь в молчаньи темных комнат…» (1910). Эти стихотво- рения, за исключением первых двух3, открывают вторую поэтическую книгу Волошина «Selva oscura. Лирика 1910—1914» и входят в раздел «Блуждания» (за исключением последнего стихотворения, которое помещено в разделе «Облики»).
  5. История Черубины // Воспоминания о Максимилиане Волошине.
  6. Эту историю в литературной обработке можно прочесть в книге Муравьева Н. Майя. — М.: «Захаров», 2005. — 272 с. — ISBN 5-8159-0549-6.; см. также книгу Л. Агеевой (2006)
  7. Маршак С. О себе. Ялта, 1963. Автобиография-предисловие С. Я. Маршака для сборника избранных стихов в серии «Библиотека советской поэзии» (М. 1964).] \\ Маршак С. Собрание сочинений: В 8 т. Т. 1. — М.: Художественная литература, 1968. — С. 5-15. Впервые в книге: Избранное, «Художественная литература», М., 1964.

ЛитератураПравить

СсылкиПравить