Открыть главное меню

Договор Новгорода с Готским берегом и немецкими городами

Договор Новгорода с Го́тским берегом и немецкими городамимеждународный договор между Великим Новгородом (Новгородской республикой), Готландом и немецкими городами о мире, посольских и торговых отношениях и суде, заключённый в 1191 или 1192 годах или шире — в 1189—1199 годах при князе Ярославе Владимировиче. Удостоверен договорной грамотой, древнейшей из сохранившихся договорных грамот русских городов с северными и западными странами[2].

Договор Новгорода с Готским берегом и немецкими городами
др.-рус. «Се язъ князь Ярославъ Володимѣричь, сгадавъ… съ всѣми новгородъци, потвердихомъ мира старого… съ всѣми нѣмьцкыми сыны, и съ гты, и съ всемь латиньскымь языкомь»[1]
Создан приблизительно 1191—1192 годы, шире — 1189—1199 годы
Язык оригинала древнерусский
Место хранения Рижский государственный городской архив (имеющийся список договора)[1]
Заверители князь Ярослав Владимирович, посадник Мирошка, тысяцкий Яков, посол Арбуд
Цель создания урегулирование международно-правовых отношений

Содержание

Текстология и кодикологияПравить

Оригинал договорной грамоты не сохранился. Известна в одном списке на пергамене: переписана вслед за текстом более поздней Договорной грамоты Новгорода (Александра Невского) с Готским берегом, Любеком и немецкими городами 1259—1260 годов на том же листе пергамена и тем же почерком[3]. Комплекс из обоих актов утверждён печатями. К верхнему полю листа прикреплены серебряные позолоченные печати князя Ярослава Ярославича, новгородского архиепископа Далмата и «всего Новгорода», к нижнему — привешены такие же, но свинцовые. А. Л. Хорошкевич и Е. А. Рыбина предполагали, что имеющийся экземпляр Договора Александра Невского также представляет собой не оригинал, а список. Исходя из наличия печати архиепископа Далмата, занимавшего владычный престол до 1273 года, двойной документ создан не позднее этого года. Известный список хранился в Рижском архиве[4] и был найден в середине XIX века[5].

ДатировкаПравить

Документ лишён дат. Исследователи предлагают различные датировки договорной грамоты[4][5].

Под 6696 (1188) годом Новгородская первая летопись сообщает: «В то же лѣто рубоша новгородьце Варязи на Гътѣхъ, Немьце в Хоружьку и въ Новотържьце; а на весну не пустиша из Новагорода своихъ ни одиного мужа за море, ни съла въдаша Варягомъ, нъ пустиша я без мира»[6]. Суть конфликта не вполне ясна. Новгородцы были заключены в тюрьму («рубоша» — посадили в поруб) варягами на Готланде и немцами в Хоружке и Новоторжце (локализация двух последних мест спорна), что вызвало ответные действия Новгорода[5]. Л. К. Гётц в фундаментальном труде о русско-немецких договорах средневековья писал, что данный договор был заключён в 1189 году после описанного конфликта, происшедшего между русскими и немцами в 1188 году[7][5]. Об этом писал также А. А. Зимин[2].

И. И. Срезневский, Э. Боннель и В. Бук считали, что договор был заключён перед изгнанием Ярослава из Новгорода в 1199 году, но ратифицирован только в 1201 году, поскольку, по сообщению Новгородской первой летописи, именно в этот год варягам был дан мир[8][9][10].

Преамбула грамоты выглядит следующим образом:

 Се язъ князь Ярославъ Володимѣричь, сгадавъ с посадникомь с Мирошкою, и с тысяцкымъ Яковомь, и съ всѣми новгородъци, потвердихомъ мира старого с посломь Арбудомь, и съ всѣми нѣмьцкыми сыны, и съ гты, и съ всемь латиньскымь языкомь. Послалъ есмь посла своего Григу на сеи правдѣ[1]. 

Мирошка (Мирослав) Нездинич впервые получил новгородское посадничество в 1189 году. Князь Ярослав Владимирович (сын Владимира Мстиславича) окончательно покинул Новгород в 1199 году. На этом основании составители издания 1949 года датировали грамоту периодом между 1189 и 1199 годами[1].

Е. А. Рыбина и В. Л. Янин, основываясь на упоминании князя, посадника и тысяцкого, относили договор к 1191—1192 годам[11][5][12]. Рыбина в качестве хронологических привязок рассматривает также конфликт 1188 года и устройство в Новгороде Немецкого двора с церковью святого Петра, которое она датирует 1192 годом[5].

ИсторияПравить

Начало торговым отношениям Новгорода с западными соседями было положено его торговлей с островом Готланд, который в X—XII веках являлся центром торговли в балтийском регионе. В начале XII века готские купцы основали в Новгороде первую иноземную факторию — Готский двор с церковью святого Олафа[5][11].

Согласно преамбуле, договорная грамота является подтверждением (возобновлением) существовавшего ранее соглашения («потвердихомъ мира старого»). Содержание, время и обстоятельства заключения этого предыдущего соглашения неизвестны. Торговые связи Новгорода с островом Готланд известны по другим источникам уже с начала XII века[2]. По предположению Е. А. Рыбиной, первый договор с Готландом был заключен в период его господства на Балтийском море ещё в первой половине XII века[5].

Во второй половине XII столетия на Готланде появились немецкие купцы, переселившиеся из Любека и других немецких городов на Балтийском побережье. Постепенно немцы вытеснили готландцев и заняли ведущее положение в балтийской торговле. Новгородцы, которые в XII веке совершали регулярные поездки на Готланд, вступили в торговые контакты с немецкими купцами. В свою очередь немецкие купцы начали посещать Новгород и по примеру готландцев устроили там свой гостиный двор — Немецкий двор с церковью святого Петра[11]. Рыбина считает, что события 1188—1189 годов ненадолго прервали торговые связи между Новгородом и Готландом, однако заинтересованность сторон в продолжении торговли потребовала скорого урегулирования конфликта, что выразилось в заключении рассматриваемого торгового договора. Заключение договора послужило основой для устройства Немецкого двора. Последнее событие учёная относит к 1192 году[11][5].

СодержаниеПравить

Договор устанавливал взаимное право свободной торговли. В целях урегулирования международных правовых отношений в договор включены нормы о привлечении к ответственности иностранцев за совершённые ими уголовные преступления. Договор отражает развитие на Руси норм посольского права. Нормы договора основаны, прежде всего, на нормах Русской Правды, что свидетельствует о влиянии русского права на международное право XII века[2]. В договоре выделяются ст. 4—8 (по нумерации Л. К. Гётца), восходящие к новгородско-варяжскому договору, по мнению В. Т. Пашуто, заключенному в 1016 году[13], а также ст. 10, созданная около 1043 года[4].

Согласно договору, спорные дела, возникавшие в торговых делах немцев в Новгороде или новгородцев «в немцах», не должны быть поводом для конфискации товаров или прекращения торговли («рубежа не творити, на другое лѣто жаловати»). Разрешалось предъявлять иск только виновным купцам, а не наказывать всех немецких или новгородских купцов в случае нарушения ими правил торговли: «Нѣмчина не сажати в погребъ Новѣгородѣ, ни новгородца в Нѣмцьхъ, нъ емати свое у виновата». Данные правила впоследствии неоднократно повторялись в торговых договорах. Однако на практике эти нормы соблюдались редко, о чем свидетельствует вся история новгородско-ганзейских торговых отношений. В других статьях договора немцам и новгородцам гарантировался безопасный путь, обусловливалось разрешение спорных дел вне Новгорода, назначался штраф в 10 гривен серебра за убийство купца[5].

ЗначениеПравить

Новгородско-балтийские отношения данного периода слабо документированы, поэтому договорная грамота имеет большую историческую ценность. По мнению А. Л. Хорошкевич, договор подвёл итоги двухсотлетним новгородско-скандинавским отношениям, столетним или полувековым новгородско-немецким и заложил основу дальнейших торговых связей на востоке Балтики[4]. Согласно Е. А. Рыбиной, договор обеспечивал разрешение возможных будущих конфликтов и заложил основные принципы взаимоотношений Новгорода с западными торговыми партнерами. В частности, данный договор послужил основой для урегулирования конфликта 1259 года, что нашло отражение в заключении следующего торгового договора от имени князя Александра Невского[5].

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

  1. 1 2 3 4 28. 1189—1199 гг. — Договорная грамота Новгорода с Готским берегом и немецкими городами о мире, о посольских и торговых отношениях и о суде // Грамоты Великого Новгорода и Пскова / Институт истории АН СССР, Ленинградское отделение; подгот. к печати В. Г. Вейман и др.; под ред. С. Н. Валка. М.; Л.: Издательство АН СССР, 1949. Там же полный текст договора.
  2. 1 2 3 4 Памятники русского права М.: Госюриздат, 1953. Вып. 2: Памятники права феодально-раздробленной Руси XII—XV вв. / под ред. С. В. Юшкова; сост. А. А. Зимин. С. 124—132. Там же полный текст договора.
  3. 29. 1262—1263 гг. — Договорная грамота Новгорода с Готским берегом, Любеком и немецкими городами о мире и торговле // Грамоты Великого Новгорода и Пскова / Институт истории АН СССР, Ленинградское отделение; подгот. к печати В. Г. Вейман и др.; под ред. С. Н. Валка. М.; Л.: Издательство АН СССР, 1949.
  4. 1 2 3 4 Хорошкевич А. Л. О происхождении текста древнейших новгородско-готландско-немецких договоров конца XII и середины XIII в. // Новгородский исторический сборник. СПб., 1997. Вып. 6 (16).
  5. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 Рыбина Е. A. О двух древнейших торговых договорах Новгорода // Новгородский исторический сборник. Л., 1989. № 3 (13).
  6. Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов / АН СССР, Институт истории; отв. ред. М. Н. Тихомиров; под ред. и с предисл. А. Н. Насонова. М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1950. С. 39.
  7. Goetz L. K. Deutsch-russische Handelsverträge des Mittelalters. Hamburg, 1916. S. 63—64.
  8. Срезневский И. И. // Известия Академии Наук по Отделению русского языка и словесности. СПб., 1857. Т. 7. С. 165.
  9. Bonnel E. Russisch-livländische Chronographie von der Mitte des neunten Jahrhundert bis zum Jahre 1410. SPb., 1862. Commentar. S. 48.
  10. Buck W. Der deutsche Kaufmann in Nowgorod bis zur Mitte des XIV. Jahrhunderts. Berlin, 1891. S. 21.
  11. 1 2 3 4 Рыбина Е. A. Иноземные дворы в Новгороде XII—XVII вв. М., 1986. С. 15—19.
  12. Янин В. Л., Зализняк А. А. Комментарии и словоуказатель к берестяным грамотам: (Из раскопок 1951—1983 гг.) // Новгородские грамоты на бересте (Из раскопок 1977—1983 гг.). М., 1986. С. 168—174.
  13. Пашуто В. Т., Новосельцев А. П. Внешняя торговля древней Руси // История СССР. 1967. № 3.

ИзданияПравить

  • Грамоты, касающиеся до сношений северо-западной России с Ригою и Ганзейскими городами в XII, XIII и XIV веке / Найдены в Рижском архиве К. Э. Напиерским и изданы Археографическою комиссиею. — СПб., 1857. — № 1-b (с литографированным воспроизведением) — первая публикация.
  • Русско-ливонские акты, собранные К. Е. Напьерским. Изданы Археографическою комиссиею. — СПб., 1868. — № 1.
  • Hansisches Urkundenbuch / hrsg. vom Verein für Hansische Geschichte. Halle (Saale), 1876. Bd 1. № 50.
  • Владимирский-Буданов М. Ф. Христоматия по истории русского права. — СПб. ; Киев, 1899; 6-е изд. — СПб.; Киев, 1908. — Вып. 1.
  • Памятники истории Великого Новгорода / Под ред. С. В. Бахрушина. — М., 1909.
  • Памятники истории Великого Новгорода и Пскова / Подготовил к печати Г. Е. Кочин. — Л. ; М., 1935.
  • Грамоты Великого Новгорода и Пскова / Институт истории АН СССР, Ленинградское отделение ; подгот. к печати В. Г. Вейман и др. ; под ред. С. Н. Валка. — М. ; Л. : Издательство АН СССР, 1949. — С. 55—56.

ЛитератураПравить