Открыть главное меню

Договор о ненападении между Германией и Эстонией

Договор о ненападении между Германским рейхом и Эстонией был подписан 7 июня 1939 года в Берлине министром иностранных дел Эстонии К. Сельтером и министром иностранных дел Германии И. фон Риббентропом. Договор был очень краток (содержал всего две статьи) — в нём стороны брали на себя обязательство не применять силу друг против друга ни при каких обстоятельствах. Срок договора составлял десять лет, с автоматическим возобновлением на новый десятилетний период, с одной лишь оговоркой, что договор потеряет силу в случае прекращения действия Договора о ненападении между Германией и Латвией, заключённого в тот же день.

Договор о ненападении между Германией и Эстонией
Тип договора Пакт о ненападении
Дата подписания 7 июня 1939 года
 • место Берлин
Подписали Иоахим фон Риббентроп
Карл Сельтер
Стороны Третий рейх
Эстонская Республика
Подписание германо-эстонского и германо-латвийского договоров о ненападении. Сидят (слева направо): В. Мунтерс, И. фон Риббентроп, К. Сельтер.

В договоре имелась секретная клаузула, согласно которой Эстония обязывалась принять «с согласия Германии все необходимые меры военной безопасности по отношению к Советской России»[1].

ПредысторияПравить

С 1923 года Латвия и Эстония состояли в военно-стратегическом союзе, к которому не присоединили Литву ввиду того, что у неё имелись нерешенные пограничные вопросы с соседями: Польша аннексировала у Литвы Виленский край, а Литва у Германии Мемель и его окрестности. Таким образом до 1938 года Литва являлась белым пятном в так называемом санитарном кордоне, выстраиваемом Германией против СССР.

Литва наладила неплохие отношения с СССР и старалась выстроить отношения с третьими силами[1].

В 1938 году поляки принудили Литву установить дипломатические отношения, а после Мюнхенского сговора вокруг Чехословакии немцы захватывают и Мемельский край. За помощью к СССР Литва обратиться не могла: у стран в то время не было общей границы. В этой ситуации Латвия и Эстония выдвинули доктрину абсолютного нейтралитета. При этом Германия использовала для давления экономические рычаги, так как Прибалтика была очень заинтересована в торговле с нею.

За доктриной нейтралитета для Эстонии скрывалась вполне определённая антипатия именно к СССР, на которую указал в своем донесении к и. о. главы МИД Латвии А. Берзиньшу посланник Латвии в Эстонии В. Шуманис (21 января 1939): «Эстония считает Россию врагом № 1; после того идет Германия. В Латвии, как известно, чаще всего встречается противоположное мнение. Разница взглядов здесь, кажется, достаточно нормальна и понятна, если принимать во внимание наше географическое положение… Министр Сельтер мне многократно в пессимистическом настроении рисовал ту судьбу Эстонии, которая наступила бы, если бы в войне между Россией и Германией Эстония попала бы под власть России. Переход немецкой армии через Эйдкуны вызвал бы движение русской армии через Нарву. Литва и Латвия тогда могли бы попасть под немецкую оккупацию, тогда как Эстония под русскую. Министр Сельтер из этого делает мрачные заключения и находит наше положение лучшим. От Германии, какая бы она ни была, нельзя ожидать таких дикостей, как от России. Достаточно пленить, уничтожить или выслать десять тысяч эстонских интеллигентов, чтобы эстонский народ в скором времени вообще исчез»[2].

В марте 1939 года после немецкого ультиматума по поводу Мемеля и аннексии Германией Мемельланда был заключён договор о ненападении с Литвой.

Комментируя обострение международной обстановки, посланник Латвии В.Шуманис снова подтверждает, что для эстонской элиты и государственного аппарата врагом номер один является Россия, тогда как в народе «по-прежнему наибольшим врагом считают немцев»: «Такое настроение в критический момент может привести к тому, что в народе не хватит достаточной силы духа, чтобы взяться за оружие против русских».[2]

22 апреля 1939 года представительные прибалтийские делегации с участием высшего генералитета выехали на юбилей Гитлера, тогда и началась проработка пактов о ненападении, ранее оговоренных с Польшей и Великобританией. В стадии подготовки был договор с Данией, а пакт Молотова-Риббентропа был последним в череде подобных пактов. Целью Германии было создать в Прибалтике плацдарм для нападения на Советский Союз и превратить её в буфер для вмешательства СССР в случае вторжения Германии в Польшу[2]. Германия также хотела помешать влиянию западных держав (Великобритании и Франции) и СССР на прибалтийские государства. СССР стремился этого не допустить.

Германия предложила заключить договоры о ненападении Эстонии, Латвии, Финляндии, Дании, Норвегии и Швеции 28 апреля 1939 года. Швеция, Норвегия и Финляндия отказались. Проекты договоров были готовы в начале мая, но подписание было отложено дважды, так как Латвия запрашивала уточнения.

Великобритания и Франция затягивали переговоры с СССР, который требовал от них выдать гарантии прибалтийским государствам на случай агрессии против них. Свое согласие выдать такие гарантии эти страны подтвердили лишь 1 июля, когда договоры о ненападении с Латвией и Эстонией уже были подписаны. Однако в форму договоров это так и не было оформлено, так как Великобритании и Франции не удалось добиться от Польши согласия обеспечить коридор для прохода советских войск в случае нападения Германии[3].

Заключение договораПравить

Эстонский исследователь Магнус Ильмярв считает, что «к 1939 г. в условиях международного кризиса в Европе Латвия и Литва, следуя за эстонским примером поиска убежища под прикрытием риторики нейтралитета, также стали придерживаться внешнеполитической ориентации, которая в наименьшей степени служила национальным интересам этих стран. Мотивируя это страхом ликвидации частной собственности большевистским Советским Союзом, правительства Эстонии, Латвии и Литвы возложили все свои надежды на нацистскую Германию, как наиболее мощного оппонента большевизма».[2]

Согласно договору, Латвия и Эстония формально сохраняли нейтралитет, однако фактически становились зависимыми от Германии, признавая, что «опасность нападения существовала только со стороны Советской России и что здравомыслящая реализация их политики нейтралитета требует развертывания всех оборонительных сил против этой опасности», указывает историк Владимир Симиндей. Германия обязывалась оказывать помощь союзникам «в той мере, насколько они сами не в состоянии это сделать», что по сути является скрытым военным протекторатом.[1]

На следующий день после подписания договора посланники Латвии и Эстонии были приняты Гитлером и обсудили сотрудничество в экономической сфере.

Официально договор был преподнесен как шаг к защите Эстонии от Германии, после чего следует налаживать отношения с СССР. Советский Союз заключение договоров в Латвией и Эстонией крайне встревожило, тем более, что своим появлением в Мемеле Гитлер показал, что может ввести свои войска и в другие страны Прибалтики.

Для Германии цель договора состояла в том, чтобы помешать влиянию западных держав (Великобритании и Франции) и СССР на прибалтийские государства[4] (договор о ненападении с Литвой был уже заключён в марте 1939 года после немецкого ультиматума по поводу Клайпеды и аннексии Германией Клайпедского края). Прибалтийские государства должны были послужить препятствием для вмешательства СССР в случае вторжения Германии в Польшу[4].

Германия предложила заключить договоры о ненападении Эстонии, Латвии, Финляндии, Дании, Норвегии и Швеции 28 апреля 1939 года.[5] Швеция, Норвегия и Финляндия отказались.

Высокопоставленные немецкие военные (Франц Гальдер и Вильгельм Канарис) посетили балтийские страны и вели там переговоры о военном сотрудничестве. По сообщению германского посланника в Таллине, начальник штаба эстонской армии Николай Реэк заявлял ему, что Эстония может содействовать Германии в установлении контроля над Балтийским морем, в том числе в минировании Финского залива против советских военных кораблей[3].

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

  1. 1 2 Павел Котляр. «Прием радушный»: как Прибалтика присягнула Гитлеру. Газета.ру. Газета.Ru (7 июня 2019). Дата обращения 15 июня 2019.
  2. 1 2 3 Кабанов Николай Николаевич, Симиндей Владимир Владимирович. ЗАКЛЮЧАЯ «ПАКТ МУНТЕРСА — РИББЕНТРОПА»: АРХИВНЫЕ НАХОДКИ ПО ПРОБЛЕМАТИКЕ ГЕРМАНСКО- ПРИБАЛТИЙСКИХ ОТНОШЕНИЙ В 1939 г. // Журнал российских и восточноевропейских исторических исследований. — 2017. — Вып. 1 (8). — ISSN 2409-1413.
  3. 1 2 [http://www.istorya.ru/book/ww2/index.php ИСТОРИЯ второй мировой войны (1939 -1945) В 12 томах] / А. А. ГРЕЧКО (председатель главной редакционной комиссии). — Научное издание. — Москва: Военное издательство Минобороны СССР, 1973. — В 12 томах с.
  4. 1 2 Crampton, R. J. Eastern Europe in the Twentieth Century and After. — Routledge, 1997. — P. 105.
  5. The Baltic and the Outbreak of the Second World War / John Hiden, Thomas Lane. — Cambridge University Press, 2003. — P. 60. — ISBN 0521531209.

ИсточникиПравить