Открыть главное меню

Князь Я́ков Фёдорович Долгору́ков (1639[уточнить] — 8 ноября 1720) — боярин, приказной судья, с 1700 года — генерал-комиссар, затем — генерал-кригскомиссар, с 1711 года — генерал-пленипотенциар-кригс-комиссар.

Яков Фёдорович Долгоруков
Dolgorukov Yakov Fyodorovich.jpg
Дата рождения 1639
Дата смерти 1720
Звание генерал
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

БиографияПравить

Происходил из княжеского рода Долгоруковых. Старший сын окольничего князя Фёдора Фёдоровича Долгорукова. Получил очень хорошее для своего времени образование, под руководством наставника из поляков, и свободно владел латинским языком.

В 1682 году, во время стрелецкого бунта, он открыто принял сторону царевича Петра Алексеевича, который сделал его своим комнатным стольником. Царевна Софья, опасаясь его влияния на брата, отправила Долгорукова, в 1687 году, послом во Францию и Испанию, просить эти государства о помощи в предстоявшей войне с Османской империей. Посольство не имело успеха.

В 1689 году, в разгар распри Петра с Софьей, Долгоруков одним из первых явился к Петру в Троице-Сергиеву лавру, за что, по низвержении Софьи, был назначен судьей Московского приказа.

В 1695 и 1696 годах он находился в обоих Азовских походах и возведён в звание ближнего боярина. Уезжая за границу в 1697 году, Пётр I возложил на Долгорукова охрану южной границы и наблюдение за Малороссией.

Указом Петра I от 18 (28) февраля 1700 года Иноземский и Рейтарский приказы были объединены в «особый приказ» боярина Якова Фёдоровича Долгорукова, при этом предписывалось «писать его боярина во всяких письмах, которые о полковых делах, генерал-комиссаром»[1]. В 1701 году этот приказ был переименован в приказ Военных дел.

В 1700 году, в битве под Нарвой, Долгоруков был взят в плен и более десяти лет томился в неволе, большую часть времени в Стокгольме, где был ответственным за получение и распределения денег среди русских пленных. Занимая деньги на свое имя, помогал нуждавшимся. В 1711 в ожидании возможного размена на фельдмаршала Реншильда был направлен в Якобштадт. Размен задерживался, и Долгоруков был отправлен в Умео на шхуне, где на 44 русских пленных приходилось только 20 шведов. Долгоруков вместе с товарищами обезоружил шведов и за две недели плавания добрался до Ревеля, находившeгося тогда уже во власти русских войск.[2][3]

В указе Петра I от 15 (26) октября 1707 года Долгоруков именовался уже генерал-кригскомиссаром[4], а в указе от 18 (29) августа 1711 года — генерал-пленипотенциар-кригс-комиссаром[5]. Последнюю должность Долгоруков занимал по 1716 год, кроме него эту должность не занимал никто.

Пётр I назначил Долгорукова сенатором. В течение своего плена в Швеции Долгоруков имел возможность близко ознакомиться с шведскими порядками и государственным строем и потому стал весьма полезным советником Петра, особенно при устройстве коллегиального управления.

В 1717 году Пётр I приказал Долгорукову председательствовать в Ревизион-коллегии. Здесь Долгоруков явился строгим и неподкупным контролёром доходов и расходов казны, неизменно руководясь правилом, высказанным при решении одного дела в Сенате: «Царю правда лучший слуга. Служить — так не картавить; картавить — так не служить».

В 1720 году у Долгорукова открылась водяная болезнь, обнаружившаяся опухолью груди. Невзирая на все старания врачей и самого императора, он скончался.

Семейная жизньПравить

Долгоруков был дважды женат. Его первой женой была Ульяна Ивановна Наумова. Их дочь Анна (1682—1746), была замужем за Алексеем Петровичем Шереметевым (ум. 1723). Вторично женился в 1712 году на княжне Арине (Ирине) Михайловне Черкасской, старшей дочери князя М. Я. Черкасского и сестре канцлера князя Алексея Черкасского. Их дочь Екатерина, крестница императрицы Екатерины I, умерла в детстве.

Историографические легендыПравить

Имя Долгорукова перешло в потомство и сделалось популярным благодаря устным преданиям, свидетельствующим о его прямодушии и неподкупности.

П. К. Щебальский рассказывает, как «в Петербурге оказался однажды недостаток в муке, и городу угрожал голод, в Сенате состоялся по этому случаю указ — собрать по четверику ржи с крестьян ближайших к Петербургу местностей, и указ этот был одобрен царем. Долгорукий не присутствовал в Сенате в этот день, а когда ему предложили подписать протокол, он запечатал его и тем приостановил его исполнение. Съехались сенаторы, прибыл царь и узнают, что Яков Федорович запечатал одобренный сенатом и царем указ. Шлют за ним… находят его в церкви, требуют в Сенат… Три раза царь посылал за ним, но он явился в сенат только после окончания литургии. Царь, говорят, бросился на него с поднятой рукой, но Долгорукий спокойно… сказал: „Вот грудь моя“. Затем он объяснил, что, не обременяя поборами разоренных уже крестьян, можно до прибытия транспортов с хлебом позаимствовать из богатых житниц Меншикова и других вельмож, не исключая и его самого. Выслушав это, царь обнял его и исполнил по его совету».

 
Ирина Долгорукова, 2-я жена

Долгорукий часто спорил с Петром и однажды во время такого спора царь схватился за кортик, но Долгорукий остановил его руку и сказал: «Постой, государь! Честь твоя дороже мне моей жизни. Если тебе голова моя нужна, то не действуй руками, а вели палачу отсечь мне голову на площади; тогда ещё подумают, что я казнен за какое-нибудь важное преступление; судить же меня с тобой будет один Бог».

По преданию, во время последней болезни Долгорукова царь лично прописывал ему рецепты.

Место погребенияПравить

По одной из версий, был похоронен на кладбище при Андреевской церкви, что опровергается крепостным журналом.

Князь П. В. Долгоруков думал, что Яков Фёдорович был похоронен в Александро-Невской лавре.

Отображение в литературеПравить

Гражданские доблести Я. Ф. Долгорукого были широко популяризированы в «Деяниях Петра Великого» И. И. Голикова, в «Вельможе» Державина, в оде «Гражданское мужество» Рылеева, в "Послании к Н. С. Мордвинову и в «Стансах» Пушкина.

ПримечанияПравить

  1. Пётр I. Об уничтожении Иноземского и Рейтарского приказов, и о поручении иноземцев новокрещенных и рейтар в ведомство боярину князю Долгорукому // Полное собрание законов Российской империи, с 1649 года. — СПб.: Типография II отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии, 1830. — Т. IV, 1700—1712, № 1766. — С. 14—15.
  2. Шебалдина Г.В. Заложники Петра I и Карла XII. Повседневный быт пленных во время Северной войны. 2014. (Гл. 12 «Материальное положение»; Гл. 15, «Побеги»)
  3. Устрялов Н.Г. История царствования Петра Великого. Т. IV, ч. I. - С. 62-67.
  4. Пётр I. О писании всяких подрядных записей… // Полное собрание законов Российской империи, с 1649 года. — СПб.: Типография II отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии, 1830. — Т. IV, 1700—1712, № 2160. — С. 388—390.
  5. Петр I. 18 августа 1711. Об исполнении требований, могущих последовать от князя Долгорукова… // Бумаги императора Петра I / Изданы академиком А. Бычковым. — СПб.: Типография II отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии, 1873. — С. 202.

СсылкиПравить