Открыть главное меню

«Дочь Советской Киргизии» — картина советского художника Семёна Чуйкова. Является заключительной картиной цикла художника «Киргизская колхозная сюита» (1939—1948), отражающего изменения в жизни республики, произошедшие в 30-е — 40-е годы XX века. Картина, по мнению искусствоведов, играет важнейшую роль в этом цикле[1]. Полотно находится в коллекции Третьяковской галереи[2].

Дочь Советской Киргизии.jpg
Семён Чуйков
Дочь Советской Киргизии. 1948
Холст, масло. 120 × 95,5 см
Государственная Третьяковская галерея, Москва

Картина неоднократно представляла советское изобразительное искусство на крупных выставках за пределами СССР и России. На Всемирной выставке в 1958 году в Брюсселе «Дочь Советской Киргизии» (вместе с другой картиной художника — «Дочь чабана») получила золотую медаль[3].

Содержание

История создания и судьба картиныПравить

Картина была написана в 1948 году. Она является завершающим полотном в цикле «Киргизская колхозная сюита», который был начат в 1939 году[4]. Как отмечают современные историки изобразительного искусства, многие картины этого цикла носили вполне бытовые названия — «Утро», «Полдень», «Вечер», были зарисовками из повседневной жизни киргизских сёл, а «к практике колхозного производства имели не большее отношение, нежели вангоговскиеКрасные виноградники в Арле“ или васнецовские жнецы»[5].

Оригинал в настоящее время находится в коллекции Государственной Третьяковской галереи в Москве. Техника исполнения картины — масляная живопись по холсту. Размер — 120 на 95,5 сантиметров[6]. Слева внизу находится подпись художника и дата создания полотна — «С. Чуйков 1948». Картина была приобретена Третьяковской галереей у самого художника в 1949 году[2].

Чуйков создавал картину на натуре в пригороде Фрунзе[7], завершающий этап работы проходил в мастерской художника, где ныне находится его музей-квартира (портрет углём Аимжамал Огобаевой, послужившей моделью для картины, находится в экспозиции музея-квартиры)[8]. Художник поставил перед собой цель изобразить собирательный образ человека нового общества. Считается, что он не создал в этот раз большого числа набросков к полотну в виде эскизов и этюдов, хотя именно тщательная, кропотливая работа над этюдами, эскизами, композицией была особенностью творческого метода Чуйкова[9]. Подготовительными работами к данной картине, по мнению искусствоведов, художник считал созданные в разные годы полотна, на которых изображены киргизские девочки-подростки: «Девочка с хлопком» (1936), «Девочка с подсолнухом» (1939), «Девочка с книгой» (1946)[1]. Искусствоведы отмечают, что это одна из характерных черт творчества Чуйкова — переносить отдельный образ из картины в картину, при этом оттачивать его, шлифовать и делать многограннее, придавать ему полноту и завершенность[10]. Один из немногочисленных известных этюдов к картине находится в собрании Пермской государственной художественной галереи[11]. Сам Чуйков очень любил картину «Дочь Советской Киргизии»[10]. Татьяна Попова, заведующая отделом живописи Музея изобразительного искусства имени Г. Айтиева, считает, что она являлась для художника символом обновлённой жизни киргизского народа. В этой картине Чуйков представил своё понимание нового героя, нового человека своей Родины[7], олицетворение Советской Киргизии[12].

  Внешние изображения
  «Дочь Советской Киргизии» из Национального музея искусств имени Гапара Айтиева, 1950 год (авторское повторение)

Для Национального музея искусств имени Гапара Айтиева во Фрунзе (ныне — Бишкеке) художник сделал авторскую копию в 1950 году (её размеры также 120 на 95,5 сантиметров[13]). В настоящее время эта картина экспонируется в зале Семёна Чуйкова в данном музее[7].

В декабре 2006 года газета «Коммерсантъ» сообщила ещё об одном авторском варианте картины, который был выставлен на аукцион под названием «Полвека советского искусства», состоявшийся в Москве. «Коммерсантъ» писал, что при установленной до начала торгов цене в 16—20 тысяч долларов после длительного соперничества между покупателем, присутствовавшим в зале, и его противником, общавшимся с работниками аукциона по телефону, цена поднялась до 85 тысяч долларов[7].

Признание и наградыПравить

«Киргизской колхозной сюите» была посвящена персональная выставка С. Чуйкова в Москве (1948). Цикл (в Постановлении Совета Министров СССР «O присуждении Сталинских премий за выдающиеся работы в области искусства и литературы за 1948 год» он именовался «Серия картин о колхозах Киргизии»), в состав которого входила картина, был удостоен Сталинской премии второй степени за 1948 год (50 000 рублей)[14][15].

Картина неоднократно представляла советскую живопись на зарубежных выставках. Полотно, в частности, было представлено в Германской Демократической Республике (в городах Берлин и Дрезден) на выставке шести академиков Академии художеств СССРАлександра Дейнеки, Николая Томского, Алексея Пахомова, Георгия Верейского, Гелия Коржева и Семёна Чуйкова[16]. В январе 1965 года немецкая газета «Зэхсише цайтунг» (нем.) писала: «Чуйков исключительно живописец… он живо передает красоту своей родины, чувства и мысли изображаемых людей… Его люди полны покоя, их обаяние непосредственности так верно схвачено и воспроизведено, что, например, картина „Дочь Советской Киргизии“ стала олицетворением советской молодежи и её жизнеутверждения»[17].

На Всемирной выставке в 1958 году в Брюсселе две представленные картины художника «Дочь Советской Киргизии» и «Дочь чабана» удостоились золотой медали[3]. Искусствоведы отмечали, что в картине «Дочь Советской Киргизии» синтезируются общественно-значимые черты модели, а в «Дочери чабана» Чуйков «сочетает с глубоким обобщением непосредственно эмоциональное впечатление от натуры»[9].

Модель художникаПравить

Моделью для художника стала киргизская девочка из села Орто-Сай, которую звали Аимжамал Огобаева (киргизский искусствовед Д. Т. Уметалиева считала, что художник не стремился к портретному сходству и значительно отступил от подлинного облика девочки[18]). Близкий родственник Аимжамал, Талант Огобаев, который сам впоследствии стал художником, писал позже, что когда Чуйков создавал свою картину, девочке было 13 или 14 лет. Художник подружился с Аимжамал и предлагал взять её с собой в Москву для получения хорошего образования. Мать девочки выступила против этого и не позволила ей уехать. Талант Огобаев считал, что это было неправильное решение, так как девочка упустила редкую возможность круто изменить свою судьбу[7].

Аимжамал вышла замуж за своего односельчанина Камчыбека Огобаева и взяла его фамилию. Во время Второй мировой войны Камчыбек Огобаев принимал участие в военных действиях против Японии в качестве кавалериста. После окончания войны и демобилизации он работал егерем в Иссык-Атинском заповеднике. Позже Камчыбек Огобаев работал сторожем при колхозном табуне. Аимжамал Огобаева посвятила себя семье, занималась домашним хозяйством и воспитывала детей. У неё было четверо детей, одна из дочерей достаточно рано скончалась, но остальные трое её детей прожили долгую жизнь. Сама Аимжамал умерла в возрасте около семидесяти лет. Дружеские отношения с ней Чуйков сохранил до конца жизни. Он часто даже называл её «своей дочкой»[7].

Художественные особенности и замысел художникаПравить

 
Почтовая марка СССР 1974 года из серии «Советская живопись».

Современный киргизский искусствовед пишет о картине:

«Когда я впервые увидела картину „Дочь Советской Киргизии“, то подчеркнула про себя удивительное сходство между мной и изображенной девочкой: те же румяные круглые щеки, высокий лоб, смуглая кожа, тёмные волосы, также заплетённые в густые косы. Разве что косынку я не носила. Впоследствии, как оказалось, многие кыргызские девочки считали так же, что „Дочь Советской Киргизии“ срисовали с них. Мне стало даже немного обидно. Но в этом, наверное, и кроется разгадка той магнетической притягательности, которую ощущаешь на себе, рассматривая картины Чуйкова. Все они родные — в них звучит мотив колыбельной, которую поют нам мамы, детских песен, стихов о бескрайней красоте наших земель и людей»

Актанова, Дениз. Дочь Советской Киргизии[1]

.

Чуйков изображал простых людей, их искренность и непосредственность. Он избегал места, обожаемые и почитаемые туристами. Много раз приезжая на Иссык-Куль, он никогда не рисовал озеро[1]. Монументальность картины создаётся за счёт того, что девочка идёт почти рядом со зрителем, который видит её отчетливо и очень близко. Она идет смелыми и быстрыми шагами на фоне неба, создаётся впечатление, что она стремительно проходит мимо зрителя. Её целеустремленность передается не жестами, а взглядом. Девочка, с точки зрения искусствоведов, не отличается исключительной красотой в восточном или европейском понимании, но покоряет зрителей сдержанностью, внутренней уверенностью, сильным характером[10]. Немного опущенная вниз линия горизонта даёт возможность художнику показать фигуру девочки с книжками в руке почти целиком на фоне неба и цепочки гор. Зритель смотрит на картину несколько снизу[7].

Советские искусствоведы делали акцент именно на самостоятельности и энергии девочки, разительно отличающихся от положения женщины в дореволюционной Киргизии: «Всё в её облике — в спокойной позе, в неторопливом шаге, в ясном, залитом смуглым румянцем лице — говорит о том, что она чувствует себя хозяйкой этого приволья. Уверенно смотрит вперёд дочь Советской Киргизии, чей народ до революции был забитым, отсталым и угнетенным»[19]. Картина раскрывает новый советский облик киргизской девушки и самой Советской Киргизии[20][21]. Искусствоведы отмечали, что такое ощущение создаётся композицией картины (низкая линия горизонта) и сочетанием красок (яркий оранжевый платок, голубая бархатная курточка, смуглый цвет лица, обожжённого южным солнцем)[22]. Картина рекомендовалась как наглядное пособие в курсе истории в средней школе для того, чтобы «раскрыть огромные изменения в жизни ранее угнетённых народов России»[19]. Проводилась параллель между девочкой с картины Чуйкова и женскими персонажами Чингиза Айтматова[23]. Л. А. Большакова подчёркивает раскрытую художником тесную связь человека с землёй, вскормившей его, яркий декоративный цвет, объединяющий пейзаж и костюм девочки в единое колористическое целое, законченность и ёмкость содержания картины, поэтическое чувство, заложенное в картину[24].

Современные искусствоведы отмечают, что «Дочь Советской Киргизии» активно репродуцировалась в печатных изданиях, подкрепляя идеологически выдержанные фразы об «интернациональном подвиге русского художника, посвятившего свой талант жизни киргизского народа», однако сама картина не допускает домыслов об официальном ангажированности или политической конъюнктуре[25]. В журнале «Курак» искусствовед Сарман Акылбеков отмечал глубокое проникновение художника в киргизский национальный характер и его талант сценографа: «Красный платок „Дочери Советской Киргизии“ и голубое небо над ней не только созвучны кыргызской традиции сочетания цветов в декоративном искусстве: художник словно режиссёр-постановщик, пользуясь естественным солнечным светом, создал изумительную мизансцену, в которой пластичная фигурка идущей с книгами одухотворённой девочки является средоточием мысли художника о прекрасном будущем нации»[26]. Авторы книги «Семён Афанасьевич Чуйков и его эпоха. 1902—1980», вышедшей в 2007 году, подчёркивают реализм картины: «нет никакой тенденции и натяжек. Девочка-киргизка встала рано утром, умылась, взяла книгу и идёт учиться, и именно это сочетание чистоты, простоты и величия стало символом новой жизни, в новой стране. Это было правдой в жизни — стало правдой и в искусстве»[27].

Авторы коллективной монографии «Искусство вне границ: художественный обмен в коммунистической Европе», вышедшей в 2016 году в Лейпциге, отмечают, что композиция картины построена так, что фигура героини как будто выталкивается в небо, она становится монументом иллюзорной свободы и напоминанием об уничтоженном прошлом. При этом, фигура девочки на полотне им представляется несколько неопределенной и неустойчивой, поскольку она подчёркнуто одинока на фоне степи, слишком аккуратна и слишком горда своим статусом. С точки зрения авторов монографии, картина демонстрирует не столько стремительное движение Советской Киргизии по пути прогресса, сколько проникновение в сознание молодого поколения киргизов новой социалистической идеологии[28].

Картина «Дочь Советской Киргизии» в культуреПравить

В современных официальных средствах массовой информации Киргизии встречаются утверждения, что картина «Дочь Советской Киргизии» является самым знаменитым произведением в кыргызском изобразительном искусстве[7]. В апреле 1950 года репродукция картины была помещена на последней странице журнала «Огонёк», вышедшего тиражом 381 000 экземпляров[29]. Она стала основой для почтовой марки, выпущенной в 1974 году в серии «Советская живопись» (№ 4341, многоцветная офсетная печать с лакированием, мелованная бумага, гребенчатая перфорация, зубцовка: 12 на 12 ½, оформление художника И. Мартынова, номинал — 20 копеек). Марки поступали в продажу листами по 18 марок и 2 купона (4 х 5) и (5 х 4). Купоны расположены на первом и последнем местах в блоке[30][31].

В Русском музее в 2015 году состоялась выставка полотен немецкого неоэкспрессиониста Георга Базелица из венской галереи Альбертина. Он продемонстрировал «Русские картины», цикл, начатый в конце 1990-х годов. Полотна этого цикла являются экспрессионистским откликом художника на самые известные картины советского социалистического реализма. Наряду с переосмыслением картин «Ленин в Смольном» Исаака Бродского, «На старом уральском заводе» Бориса Иогансона, «Опять двойка» Фёдора Решетникова, художник создал и картину по мотивам полотна «Дочь советской Киргизии»[32].

Киргизские и мировые СМИ в 2014 году сообщали, что в Бишкеке состоялась презентация арт-композиции, выполненной на стене здания гимназии № 12. Торец здания теперь украшает осовремененная версия картины Семёна Чуйкова «Дочь Советской Киргизии». Над изображением работали Сергей Келлер, Дмитрий Петровский и Евгений Макшаков[33][34].

ПримечанияПравить

  1. 1 2 3 4 Актанова, 2013, с. 79.
  2. 1 2 Полищук Э. А. С. Чуйков: из собрания Государственной Третьяковской галереи. — М: Изобразительное искусство, 1986. — С. 46. — 48 с.
  3. 1 2 Дядюченко, 2003, с. 71.
  4. Волосовых, 1957, с. 16.
  5. Дядюченко, 2003, с. 85.
  6. Садыков Т. С., Прыткова Л. А. Художники советской Киргизии. — Кыргызстан, 1982. — С. 197. — 272 с.
  7. 1 2 3 4 5 6 7 8 АКИpress.
  8. Дядюченко, 2003, с. 126.
  9. 1 2 Дядюченко, 2003, с. 83.
  10. 1 2 3 Актанова, 2013, с. 80.
  11. Чуйков С. А., Сопоцинский О. И. Избранные произведения. — М: Издательство Академии художеств СССР, 1963. — С. 19. — 23 с.
  12. Волосовых, 1957, с. 17.
  13. Эпоха, 2007, с. 140.
  14. Дядюченко, 2003, с. 85, 115.
  15. Постановлении Совета Министров СССР «О присуждении Сталинских премий за выдающиеся работы в области искусства и литературы за 1948 год» // Правда : Газета. — 1949. — 10 Апрель.
  16. Дядюченко, 2003, с. 39.
  17. Дядюченко, 2003, с. 39—40.
  18. Уметалиева, 1978, с. 50.
  19. 1 2 Аппарович Н. И. Герасимова Г. Г. Наглядные пособия по истории СССР. VIII класс. — М: Просвещение, 1965. — С. 15. — 175 с.
  20. Жидкова, 1972, с. 28.
  21. Чуйков, 1972, с. 2.
  22. Всеобщая история искусств под общей редакцией Б. В. Веймарна и Ю. Д. Колпинского. — М: Искусство, 1966. — Т. 6. Книга 2. Искусство XX века. — С. 123. — 848 с.
  23. Ибраимов О. И. Когда падают горы // GLOBAL-Turk. International Turkic Academy : Сборник. — 2015. — Т. III—IV. — С. 18.
  24. Большакова Л. А. Государственная Третьяковская галерея. — М: Изобразительное искусство, 1976. — С. 120. — 159 с. — 100 000 экз.
  25. Дядюченко, 2003, с. 12.
  26. Дядюченко, 2003, с. 124.
  27. Эпоха, 2007, с. 67.
  28. Bazin, Jerome; Glatigny, Pascal Dubourg; Piotrowski, Piotr. Art beyond Borders: Artistic Exchange in Communist Europe (1945–1989). — Leipzig: Central European University Press, 2016. — Т. 3. — С. 466. — 530 с. — (Leipzig studies on the history and culture of East-Central Europe). — ISBN 9-789-6338-6083-0.
  29. Семён Чуйков. Дочь Советской Киргизии // Огонёк : Журнал. — 1950. — 16 Апрель (№ 16 (1193)).
  30. «Дочь советской Киргизии» из серии Советская живопись. Stamps. Трастовый портал для филателистов. Дата обращения 24 августа 2017.
  31. Почтовые марки СССР 1974 года. Каталог почтовых марок России и СССР. Дата обращения 24 августа 2017.
  32. Толстова, Татьяна. Русские картины с немецкими вопросами // Коммерсантъ : Газета. — 2015. — 17 Июля.
  33. Rickleton, Chris. La fillette kirghize emblème de l’ère soviétique aura son iPad (фр.). Le Nouvel Observateur (29 août 2014). Дата обращения 24 августа 2017.
  34. Презентация композиции «Дочь Советской Киргизии». Видео. Радио Азаттык (Октябрь 23, 2014). Дата обращения 24 августа 2017.

ЛитератураПравить