Открыть главное меню

Древнеегипетская Книга мёртвых

«Книга мёртвых» в Древнем Египте — сборник египетских гимнов и религиозных текстов, помещавшийся в гробницу с целью помочь умершему преодолеть опасности потустороннего мира и обрести благополучие в посмертии[1] (на полях Иалу). Различные копии Книги мёртвых могут содержать от нескольких до двухсот глав различного объёма, начиная от длинных поэтических гимнов и оканчивая однострочными магическими формулами.

Древнеегипетская Книга мёртвых
D21
Z1
Z3W24
Z1
O1
D21
X1
D54
G17O4
D21
G43N5
Z1
The Singer of Amun Nany's Funerary Papyrus MET DT11631.jpg
Погребальный папирус певицы Амона Нани (XXI династия, ок. 1050 год до н.э.), Метрополитен-музей
Автор Тот
Язык оригинала египетский язык

Название «Книга мёртвых» дано египтологом Карлом Рихардом Лепсиусом, но правильнее её было бы назвать «Книгой Воскресения», так как её египетское название дословно переводится как «Главы о выходе к свету дня» (Рау ну пэрэт эм хэру).

Одни из лучших образцов «Книги мёртвых», написанные на свитках папируса, относятся ко времени расцвета культуры при XVIII династии. Наибольшее число папирусов с текстами из Книги мёртвых было найдено в захоронениях города Фивы; именно по этой причине версию Книги мёртвых, получившую распространение в этот период, называют фиванской[источник не указан 59 дней]. Большинство их найдено в фиванских гробницах и принадлежало главным образом жрецам и членам их семей. Эти папирусы богато украшены рисунками со сценами погребения, совершения заупокойного ритуала, посмертного суда, а также другие, связанные с заупокойным культом и представлениями о загробной жизни.

Также существует Саиская версия Книги мёртвых, появившаяся при XXVI династии, когда произошло всеобщее возрождение древних религиозных и погребальных традиций, восстановлены храмы, а старые тексты Книги мёртвых переписаны, переработаны и упорядочены.

Содержание

История «Книги мёртвых»Править

 
Часть Книги мёртвых из Ахмима, изображающий суд Осириса. IV—I вв. до н. э. Египетский музей и собрание папирусов в Берлине

«Книга мёртвых» связана с более ранними сборниками заупокойных текстов — «Текстами саркофагов» (Среднее царство) и «Текстами пирамид» (Древнее царство).

В эпоху Древнего царства существовал обычай чтения вслух заклинаний для умершего фараона, что должно было обеспечить ему загробную жизнь. Позднее подобные тексты стали записывать и в гробницах египетских вельмож. Ко времени Среднего царства собрания заупокойных заклинаний (частью — старых, частью — сочиненных заново по их образцу) записывались уже на поверхности саркофагов и стали доступны каждому, кто мог приобрести такой саркофаг. В Новом царстве и позднее их записывали на папирусных свитках, а иногда на коже. Эти свитки и получили название «Книги мёртвых», несмотря на то, что они сильно различаются по содержанию и расположению текстов.

Этот религиозно-магический сборник производит впечатление хаотического нагромождения молитв, песнопений, славословий и заклинаний, связанных с заупокойным культом. Постепенно в «Книгу мёртвых» проникают элементы морали. На развитие этических воззрений указывают главы 1, 18, 30 и 125.

По своей сути «Книга мёртвых» является религиозным сборником, поэтому имеющиеся в ней элементы нравственности переплетаются с древней магией. Так, в 30-й главе «Книги мёртвых» покойный заклинает своё сердце не свидетельствовать против него на посмертном суде. Эта пёстрая смесь религиозно-магических верований объясняется тем, что «Книга мёртвых» составлялась и редактировалась на протяжении ряда веков. Древние тексты традиционно сохранялись до позднего времени, причём их содержание часто становилось непонятным и даже требовало объяснений, которые, например, были добавлены к 17-й главе «Книги мёртвых».

Суд ОсирисаПравить

 
Тот и Анубис взвешивают сердце покойного (из Папируса Ани)
 
Взвешивание сердца в Книге мёртвых Сесостриса (Венский музей папирусов (англ.))

Особый интерес для исследователей представляет 125-я глава, в которой описывается посмертный суд Осириса над умершим. К главе имеется иллюстрация: Осирис (царь и судья загробного мира) сидит на троне со знаками царской власти (с короной, с жезлом и плетью). Наверху изображены 42 бога (очевидно, боги номов). В центре зала стоят весы, на которых боги Тот и Анубис взвешивают сердце покойного (символ души у древних египтян). На одной чашечке весов находится сердце, то есть совесть усопшего, лёгкая или обременённая грехами, а на другой Правда в виде пера богини Маат или фигурки Маат. Если человек вёл на земле праведный образ жизни, то его сердце и перо весили одинаково, если грешил, то сердце весило больше. Оправданный покойный отправлялся в благодатные поля Иалу, грешника поедало чудовище Амат (лев с головой крокодила).

На суде покойный обращается к Осирису, а затем к каждому из 42 богов, оправдываясь в смертном грехе, которым тот или иной бог ведал. В этой же главе содержится текст оправдательной речи (Исповедь отрицания):

Слава тебе, бог великий, владыка обоюдной правды. Я пришел к тебе, господин мой. Ты привел меня, чтобы созерцать твою красоту. Я знаю тебя, я знаю имя твое, я знаю имена 42 богов, находящихся с тобой в чертоге обоюдной правды, которые живут, подстерегая злых и питаясь их кровью в день отчета перед лицом Благого. Вот я пришел к тебе, владыка правды; я принес правду, я отогнал ложь. Я не творил несправедливого относительно людей. Я не делал зла. Не делал того, что для богов мерзость. Я не убивал. Не уменьшал хлебов в храмах, не убавлял пищи богов, не исторгал заупокойных даров у покойников. Я не уменьшал меры зерна, не убавлял меры длины, не нарушал меры полей, не увеличивал весовых гирь, не подделывал стрелки весов. Я чист, я чист, я чист, я чист.[2]

В этой же главе приводится речь, которая произносится при выходе из «чертога обоюдной правды». Она интересна тем, что в ней покойный говорит:

…нет ко мне обвинения со стороны современного царя… Я явился к вам без греха, без порока, без зла, без свидетеля, против которого я бы сделал что-либо дурное…[2]

Он, как на настоящем судебном процессе, доказывает что обвинение против него необоснованно, что нет свидетелей против него. Что особенно интересно, с этой речью он обращается к 42 богам, которых можно назвать присяжными, которых он «умилостивил тем, что им приятно».[2]

Элементы морали, необходимые для стабильной социальной и экономической жизни, в Древнем Египте первоначально закрепились религией, а только затем законом. По своему описанию суд Осириса очень похож на суд фараона — верховного судьи (аналогично Осирису — владыке обоюдной правды), который являлся председателем верховной судебной коллегии из 30 судей (аналогия с богами на суде Осириса).

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

  1. Н. Н. Швец. Словарь египетской мифологии. — Москва: Центрполиграф, 2008. — С. 74. — 256 с. — ISBN 978-5-9524-3466-0.
  2. 1 2 3 Хрестоматия по истории Древнего мира / под ред. Е. А. Черкасовой. М.: Просвещение, 1991.

ЛитератураПравить