Древние тюрки

Древние тюрки — исторический народ в Центральной Азии, гегемон Тюркского каганата. Образовался в результате смешения местного алтайского населения с пришлым родом Ашина[1]. Тюркский этнос формировался в среде смешанных европеоидно-монголоидных форм, поэтому при своем расселении на запад он нёс как монголоидные признаки, так и брахикранный европеидный комплекс[2].

ТерминологияПравить

Для достижения терминологического отличия древних тюрок от современных тюркоязычных народов исследователи применяли и применяют самые разнообразные термины. Так, БРЭ говорит о собственно тюрках[1].

Л. Н. Гумилёв ввёл термин тюркю́ты (от тюрк. — тюрк и монг. -ют — монгольский суффикс множественного числа).

Китайцы называли древних тюрков кит. 突厥 (кит. tūjué), потому некоторые русскоязычные исследователи называют народ тюрками-тюгю[3] или тугюН. Я. Бичурина тукюе).

Другая группа названий происходит от интерпретаций словосочетания «кёк тюрк» (kök türk), встречающегося в Кошо-Цайдамских надписях[4]. Некоторые исследователи прибегают к буквальному переводу «голубые тюрки», «небесные тюрки», понимая словосочетание как самоназвание древних тюрок, другие критикуют эту идею, указывая, что кёк-тюрки в надписях явно противопоставлены правителям. Предлагались также интерпретации «гёки и тюрки» в смысле «Ашина и тюрки», «восточные» и «свободные» тюрки[4], «коренные кочевники»[5].

Современные археологи для обозначения тюркоязычного населения северной окраины каганата, сложившегося в результате аккультурации, используют также термин алтае-телеские тюрки[6]. С алтае-телескими тюрками, сохранявшими идентичность до X века[6], связывают курайскую культуру, ранний этап которой связан с переселением тюрков на Алтай в 460-х годах[7].

В средневековой книжной традицииПравить

Первое известное упоминание этнонима türk (др.-тюрк:      Türük[8][9] или 𐰜𐰇𐰛 𐱅𐰇𐰼𐰰 Kök Türük[8][9] или 𐱅𐰇𐰼𐰛 Türük[10], кит. 突厥, старотибетский: duruggu/durgu[11][12], пиньинь: Tūjué, ср.-кит.: tʰuot-küot, ср.-греч. Τούρκοις) относится к тюркам VI века. Первое упоминание этнонима тюрк встречается в китайских летописях и относится к 542[13]. В европейских хрониках о тюрках впервые сообщают византийские историки Менандр и Феофан, когда тюркский каган Сильзибул в 568 году отправил посольство к Юстину II[14]. В письме Бага-Ышбара хана к китайскому императору Вэнь-ди Бага-Ышбар описывается как «великий хан тюрков»[15].

В разных источниках термин использовался в следующих формах: в согдийских — twrk, среднеперсидских — turk, арабских — trk (мн. ч. atrâk), сирийских — turkaye, греческих — τoύpκoç, санскритских — turuška, тибетских — drug, drugu, хотанских — ttûrka, tturki[16].

В византийских источниках тюркские племена называются скифами (Σκύθαι)[17][18]. В пехлевийских источниках под турами понимаются тюркские племена[19].

Памятники, написанные древнетюркским письмом в основном эпиграфические, небольшое число рукописей, сохранились в Восточном Туркестане). Тюркским поэтом был Йоллыг тегин (конец VII-начало VIIIв.), который был автором памятных надписей в честь тюркских каганов Кюль-тегина, Бильге-кагана, Кутлуг Ильтерес-кагана. В надписях отразились культурный уровень тюрок, их литература, исторические знания. В начале VIII века идеи объединяющего тюркизма прозвучали[источник не указан 22 дня] в надписи Бильге кагана:

"Рожденный Небом, сам подобный Небу, я,

Бильге-каган, теперь над тюрками воссел —

Так слову моему внимайте до конца Вы, сыновья мои и младшая родня,

Народы, племена крепящие свой эль,

Вы, беки, и апа, что справа от меня,

Тарканы и чины, что слева от меня

Народ токуз — огуз, роды и беки, все

Прислушайтесь к тому, что я вам говорю,

И, что скажу я вам, запомните навек![20]

О древних тюрках и правящей династии АшинаПравить

 
Изваяние принца Кюль-тегина с короной и изображением птицы Хумо

По древним китайским источникам, тюрки-тугю (кит. tūjué) происходят от гуннов[21][22].

По мнению венгерского профессора М. Добровича, Ашина были династией[23]. По мнению академика Ю. Бурякова, Ашина представляло собой род, управлявший Тюркским каганатом и некоторыми областями Средней Азии, в частности Чачем (Ташкентский оазис)[24].

На Алтае вокруг племени Ашина сложился союз местных племен, принявших название «тюрк»[25]. В период своего существования в горах Монгольского Алтая тюрки-тугю оказались под властью жуань-жуаней и находились в зависимости от них до середины VI в.[26]

Термин "вечный эль тюркского народа" впервые появляется в памятниках древнетюркской (орхонской) письменности VII—VIII вв. Эль рисуется военно-политическим организмом, объединяющим под деспотическим руководством каганов из аристократического рода Ашина различные группировки "собственно тюрок" (турк будун — "тюркский народ") и иные подвластные каганату племена[27].

По мнению доктора исторических наук Овчинниковой, "народ тугю возник в конце V века в условиях лесостепного ландшафта, характерного для Алтая и его предгорий"[28].

В китайской летописи Таншу о происхождении рода Ашина говорится следующее. Среди племён, побеждённых тобасцами при покорении ими северного Китая, находились «пятьсот семейств» Ашина. Эти «пятьсот семейств» возникли «из смешения разных родов», обитавших в западной части Шэньси. Когда в 439 г. тобасцы победили хуннов и присоединили Хэси к империи Вэй, то князь «Ашина с пятьюстами семействами бежал к жужаньцам и, поселившись по южную сторону Алтайских гор, добывал железо для жужаньцев»[28]. Текст повествует о происхождении не всего народа древних тюрок, а только их правящего клана.

Еще до открытия древнетюркских надписей, первый русский синолог Н. Я. Бичурин (1777—1853), основываясь на древних китайских хрониках, заметил, что народ именуемый в китайских хрониках как «тукюе» 突厥 являлся монгольским и был известен под народным названием дулга:

Дом Тугю, по-монгольски называется, как ниже увидим, Дулга [Тукюе]. Ориенталисты западной Европы пренебрегли уверением китайской истории, а обратили внимание на созвучность тугю с тюрки, и приняли в основание, что монголы, известные под народным названием дулга, были тюрки; а как предки дулгаского Дома происходили из Дома хуннов, то и хунны были народ тюркского же племени. Сие-то смешение монголов с тюрками повело ученых западной Европы к превратным понятиям о народах монгольского племени, обитавших в Средней Азии в древние времена[29].

Как полагает представитель организации «Кук буре»(«Голубой волк»)[30] А. С. Сальманов, «с мнением о монгольском происхождении, или точнее с монголоязычностью, этнического ядра тюрков-тукю можно согласиться»[31].

Происхождение и погребальный обрядПравить

 
Живопись на стенах могилы тюрка

Этнические корни древних тюрок спорны. Согласно византиеведу С. Б. Сорочану и М. И. Артамонову, по физическому типу древние тюрки были монголоидами[32][33].

Древние тюрки как этнос формировались в районе Алтая. До прихода рода Ашина основное население Алтая составляли телеские племена. Памятники первой половины I тысячелетия н. э. на Горном Алтае исследованы хуже, чем во всех остальных районах Южной Сибири. Такие памятники как Катанда I, Берель, Кокса и Яконур были объединены А.А. Гавриловой под названием берельского типа и датированы IV—V вв. н. э.[34] Главной особенностью берельских погребений является устойчивый обряд захоронения с конем и преимущественно восточная (широтная) ориентировка погребенных. Наиболее ярко это фиксируется в могильнике Кудыргэ, датировка которого варьирует в прeделах V—VI вв. или VI—VII вв.[35] Исследователи делят развитие культуры алтае – телеских тюрок на 4 этапа: кудыргинский (VI—VII вв.), катандинский (VII—VIII вв.), туэктинский (VIII—IX вв.), кара-чогинский (IX—Х вв.)[36]. Антропологические материалы из раннескифских могильников Алтая показывают, что здесь были захоронены люди разнообразного расового типа: это монголоиды, брахикранные европеоиды, представители восточноазиатской (дальневосточной) расы в составе тихоокеанской ветви монголоидов, обнаруживающие наибольшее сходство с чертами северных китайцев, а также метисный — европеоидный тип с монголоидной примесью[37].

Территория распространения погребений с конём входит в предполагаемый ареал расселения телеских племён. Это было тюркоязычное население алтайского происхождения, входившее в состав конфедерации теле, обладавшее культурой древнетюркского типа[38].

Версия Л. Н. ГумилёваПравить

Согласно Л. Н. Гумилёву, тюркюты включали в свой состав как прототюрков, так и протомонголов. Л. Н. Гумилёв писал, что "500 семейств» Ашина, будущие монголоязычные «вельможи», пришли в V в. из Ордоса и поселились на южных склонах Алтая, где уже обитало тюркоязычное население. Оба этнических компонента слились воедино[39]. Также согласно Л. Н. Гумилёву

Слияние монголоязычных пришельцев с тюркоязычным местным населением оказалось настолько полным, что через сто лет, к 546 г., они представляли ту целостность, которую принято называть древнетюркской народностью или тюркютами

[40]. Об этногенетических связях между протомонгольскими (сяньбийскими) тогонами и тугю также пишет в своей работе Абаев Н. В.[41]

По версии Л. Н. Гумилёва, какого бы происхождения ни были те «пятьсот семейств», которые объединились под именем Ашина, между собою они объяснялись по монгольски до тех пор, пока они не оказались на Алтае. Он полагал, что к середине VI в. и члены рода Ашина и их спутники были совершенно отюречены. Слияние 500 семейств Ашина с местным населением оказалось настолько полным, что к 546 году они представляли ту целостность, которую принято называть древнетюркской народностью или тюркютами[40].

Термин «тюрк» несколько раз менял значение. Изначально так называлась орда, сплотившаяся вокруг Ашина. Позже тюрками в арабских источниках называли всех кочевников Средней и Центральной Азии без учёта языка[42]. П. Пеллио использует форму «тюркют», в котором «ют» представляет собой монгольский суффикс множественного числа. Как полагает Л. Н. Гумилёв, оформление монгольским множественным числом политических терминов в древнетюркском языке говорит об их привнесении в тюркскую языковую среду извне[40].

ПотомкиПравить

Л. Н. Гумилёв, основываясь на этнографических исследованиях Б. X. Кармышевой, называет племя тюрков, ныне входящих в состав узбеков, прямыми потомками тюркютов в Средней Азии[43].

ЭкономикаПравить

 
Фигурки тюркской кавалерии, Монголия.

В средневековой арабской литературе сохранились довольно многочисленные свидетельства о том, что среди древних тюрков были жители как степей, так и городов и крепостей. Они занимались скотоводством и земледелием, в том числе орошаемым: хлебопашеством, рыболовством, ремеслами, разводили сады, огороды и виноградники. В словаре тюркского языка Махмуда ал-Кашгари (XI в.) содержится много слов тюркского происхождения, охватывающих практически все основные понятия земледельческого производства и виды продукции[44].

У древних тюрков имелась высокоразвитая железная металлургия. Жили они в войлочных юртах или деревянных наземных жилищах, построенных по пазовой технике или в виде срубов[1].

Тюрки, переселившиеся в оазисы Средней Азии адаптировались к местной среде и выпускали свои монеты. Так, тюркские правители Ташкентского оазиса — Чача в VII — начале VIII в. чеканили свои монеты. Л.С. Баратова выделяет следующие типы монет тюрков: с надписью «господина хакана деньга», «тудун Сатачар», с надписью в правитель Турк (VII в)[45].

Тюркские правители Ферганы выпускали монет следующих типов: с надписью «тутук Алпу хакан» или «Тутмыш Алпу-хакан»; с надписью «хакан»[46].

О. И. Смирнова считала, что тюркскими правителями Бухарского оазиса в середине VIII в. была выпущена группа тюрко-согдийских монет с надписью «владыки хакана деньга»[47].

КультураПравить

 
Балбал
 
«Бугутская стела» VI в. на черепахе — древнейший дошедший до нас памятник Тюркского каганата. Сейчас установлен перед цэцэрлэгским монастырём
 
Тюрки в живописи Афрасиаба, Самарканд середина VIIв.
 
Стела монумента Бильге-кагану с надписями в музее «Орхон»

Имела место погребально-поминальная обрядность, в том числе захоронение в сопровождении коня (китайские источники сообщают о сожжении мёртвых, что, вероятно, относилось к знати), поминальные оградки с портретными каменными бабами и балбалами. С VII века влияние китайской культуры приводит к постройке мавзолеев, например, Шаран-Дов и Майхан-Ул в современной Монголии и погребальных комплексов (памятник Бильге-кагану, стела Кюль-Тегина)[1].

Религией древних тюрок было тенгрианство, они использовали древнетюркское руническое письмо[1].

В 2000—2001 годах при раскопках комплекса памятников Бильге кагану были сделаны сенсационные открытия для тюркской археологии: был найден клад, содержащий золотую корону Бильге кагана, серебряные посуды, вещи и другие ценности (всего 2800)[48].

На территории современной Монголии существовал столичный древнетюркский город Каракум-балык (682 год)[49].

Как указывает С. Г. Кляшторный, в орхонских рунических памятников упоминаются чётко лишь три божества — Тенгри, Умай и Ыдук Йер-Су. Историк И. В. Стеблева предложила расположить древнетюркские божества по «уровням» — высший — Тенгри, затем Умай, третий уровень — Йер-Су, и, наконец, культ предков[50]. Как пишет С. Г. Кляшторный, доказательно тут только помещение Тенгри во главе пантеона[51].

Сегодня много исследователей склоняются к тому, что воззрения ранних тюрков были трихотомическими, то есть делили макрокосм на Нижний, Верхний и Средний миры[52]. В енисейских текстах упомянут Эрклиг-хан[53][54]: «Нас было четверо, нас разлучил Эрклиг (повелитель подземного мира), о горе!».

Одним из признаком культуры тюрок были балбалы — небольшые иногда обработанные каменные столбы. В Тюркском каганате балбалы устанавливались перед каменным изваянием с изображением лица человека. Число балбалов подчеркивало значимость и авторитет умершего. У Бильге-кагана и Кюль-Тегина ряды балбалов достигали 2—3 км. На балбалах иногда указывались имена побеждённых вождей[55].

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

  1. 1 2 3 4 5 БРЭ, 2016.
  2. Алексеев В. П., Гохман И. И. Антропология азиатской части СССР. — М., 1984, С. 94.
  3. Поздняков Д. В. Формирование древнетюркского населения Горного Алтая по данным антропологии // Археология, этнография и антропология Евразии 3 (2001): 142.
  4. 1 2 Тишин, 2014, с. 79.
  5. Тишин, 2014, с. 80.
  6. 1 2 Савинов Д. Г. Формирование и развитие раннесредневековых археологических культур Южной Сибири. // Автореф. дисс. ... д-ра истор. наук: 07.00.06 — археология. Новосибирск: 1987.
  7. Савинов Д. Г. Народы Южной Сибири в древнетюркскую эпоху. Л., 1984, С. 136—137.
  8. 1 2 Kultegin’s Memorial Complex, TÜRIK BITIG Khöshöö Tsaidam Monuments
  9. 1 2 Bilge Kagan’s Memorial Complex, TÜRIK BITIG Khöshöö Tsaidam Monuments
  10. Tonyukuk’s Memorial Complex, TÜRIK BITIG Bain Tsokto Monument
  11. Tarihte Türk devletleri, Volume 1. Ankara Üniversitesi Basımevi, 1987. page 1.
  12. Moše Weinfeld. Social Justice in Ancient Israel and in the Ancient Near East. 1995. page 66: «For the concept of durgu | duruggu and its connection to piY (in its meaning „origin“), see H. Tadmor, (above n. 25), p. 28, n.»
  13. Акишев К. История Казахстана, 1996 (1-том). С.296
  14. В начале четвертого года царствования Юстина в Византию прибыло посольство от турок. (Менандр. Отрывок 18)
  15. 新亞研究所 – 典籍資料庫. Дата обращения 18 марта 2015. Архивировано 21 февраля 2014 года.
  16. Golden P. An introduction to the history of the Turkic peoples: Ethnogenesis and state-formation in medieval and early modern Eurasia and the Middle East, Wiesbaden: O. Harrassowitz: 1992, P. 117.
  17. G. Moravcsik, Byzantinoturcica II, P. 236-39.
  18. Византийские историки Дексипп, Эвнапий, Олимпиодор, Малх, Петр Патриций, Менандр, Кандид, Ноннос и Феофан Византиец.
  19. Авеста в русских переводах. — Санкт-Петербург, 1997. — С. 457. — ISBN 5-88812-039-1.
  20. http://greylib.align.ru/540/bolshaya-nadpis-v-chest-kyul-tegina.html
  21. Бичурин Н.Я. Собрание сведений о народах Средней Азии. — Москва-Ленинград:: Академия наук СССР, 1950. — С. 220.
  22. Савинов Д.Г. Народы Южной Сибири в древнетюркскую эпоху.
  23. Добрович М. К вопрому о личности героя памятника Кули-чору // Центральная Азия от Ахеменидов до Тимуридов: археология, история,этнология, культура. Спб, 2005, С. 86—89.
  24. Буряков Ю. К истории раннесредневекового Чача // O’zbekiston tariхi, №3, 2002,с.12
  25. http://www.nsc.ru/HBC/hbc.phtml?11+389+1
  26. Савинов Д. Г. Народы Южной Сибири в древнетюркскую эпоху. — Л.: Изд-во ЛГУ, 1984. — С. 32.
  27. Советская этнография, 1968, №1, С.100
  28. 1 2 Овчинникова Б. Б. Тюркоязычные народы на просторах евразийских степей в эпоху Средневековья // Известия УрГУ, № 16, 2000, С. 101.
  29. Бичурин Н. Я. Собрание сведении о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена. — Москва-Ленинград: Академия наук СССР, 1950. — С. 220.
  30. http://zampolit.com/dossier/salmanov-azat-salavatovich/
  31. Сальманов А. З. Башкирское племенное объединение табын: вопросы формирования / А. В. Псянчин. — Уфа, 2017. — С. 42. — 290 с.
  32. Артамонов М. И. История хазар // Л.: Изд-во Гос. Эрмитажа, 1962. — С. 155.
  33. Сорочан С. Б. Византийский Херсон: вторая половина VI-первая половина Х вв. : очерки истории и культуры, Часть 2. — С. 1248.
  34. Гаврилова А. А. Могильник Кудыргэ как источник по истории алтайских племен. М.-Л., 1965, С. 54—57.
  35. Гаврилова А. А. Могильник Кудыргэ как источник по истории алтайских племен. М.-Л., 1965, С. 28.
  36. http://kronk.spb.ru/library/savinov-dg-1987.htm
  37. Трифонов Ю. И. Кочевнические элементы в материальной культуре оседлого населения Южного Казахстана в период раннего средневековья // Конф. «Взаимодействие кочевых культур и древних цивилизаций»: Тез. док. А-Ата, 1987, С. 136—137.
  38. http://kronk.spb.ru/library/savinov-dg-1987.htm
  39. Гумилёв Л. Н. Глава VII. Религия тюркютов. Древние тюрки.
  40. 1 2 3 Гумилёв Л. Н. Древние тюрки. II. Предки.
  41. Абаев Н. В. Цивилизационная геополитика и этнокультурные традиции народов Центральной Азии и Алтай-Байкальского региона. Дата обращения 15 декабря 2018.
  42. Гумилёв Л. Н. Древние тюрки, Л., Наука, 1967. Раздел — Потомки волчицы.
  43. Гумилёв Л.Н. Древние тюрки. // М.: 1967. 504 с.
  44. Асадов Ф.М. Арабские источники о тюрках в раннее средневековье. — 1993. — ISBN 5—8066—0343-1.
  45. Баратова Л. С. Древнетюркские монеты Средней Азии VI—IХ вв. Автореферат диссертации канд. ист. наук. — Т., 1995, С. 12—15.
  46. Баратова Л. С. Древнетюркские монеты Средней Азии VI—IХ вв. Автореферат диссертации канд. ист. наук. — Т., 1995, С. 12—15.
  47. Смирнова О. И. Сводный каталог согдийских монет. М., 1981., С. 59.
  48. http://bitig.org/?lang=r&mod=1&tid=1
  49. Кызласов Л. Городская цивилизация тюркоязычных народов Южной Сибири в эпоху средневековья // Взаимодействие кочевых культур и древних цивилизаций. Алма-Ата, 1987, С. 177.
  50. Стеблева И. В. К реконструкции древнетюркской религиозно-мифологической системы//Тюркологический сборник. М, 1971.
  51. Кляшторный С. Г. Указ. соч. С. 326.
  52. Полная библиография — С. Г. Кляшторный. Указ. соч. С. 326, также: Об изображении божеств древнетюркского пантеона на памятниках искусства номадов Южной Сибири и Центральной Азии эпохи раннего Средневековья
  53. Рунические памятники Хакасии. Алтын-Кёль I Е 28 строфа 8
  54. См. также: С. Г. Кляшторный. Стелы Золотого озера// Turcologica. Л, 1976
  55. Грач А. Д. Каменные изваяния Западной Тувы. Сб. МАЭ 16 (1955).

ЛитератураПравить

  • Тюрки / И. Л. Кызласов // Телевизионная башня — Улан-Батор. — М. : Большая российская энциклопедия, 2016. — С. 621-622. — (Большая российская энциклопедия : [в 35 т.] / гл. ред. Ю. С. Осипов ; 2004—2017, т. 32). — ISBN 978-5-85270-369-9.
  • Ганиев Р. Т. Восточно-тюркское государство в VI—VIII вв. — Екатеринбург: Издательство Уральского университета, 2006. — С. 152. — ISBN 5-7525-1611-0.
  • Тишин В. В. К интерпретации сочетания kök türk // Проблемы востоковедения. — 2014. — Т. 63, № 1.
  • Гаврилова А. А. Могильник Кудыргэ как источник по истории алтайских племен. М.-Л., 1965.
  • Савинов Д. Г. Формирование и развитие раннесредневековых археологических культур Южной Сибири // Автореф. дисс. ... д-ра истор. наук: 07.00.06 — археология. Новосибирск: 1987.
  • Трифонов Ю. И. Кочевнические элементы в материальной культуре оседлого населения Южного Казахстана в период раннего средневековья. // Конф. «Взаимодействие кочевых культур и древних цивилизаций»: Тез. док. А-Ата, 1987.
  • Кызласов Л. Р. Городская цивилизация тюркоязычных народов Южной Сибири в эпоху средневековья // Взаимодействие кочевых культур и древних цивилизаций. Алма-Ата, 1987.