Открыть главное меню

Ефим Александрович Егоров псевдонимы Е. Е.; Л. С.; Отшельник; Л. Степанов[1] (16 декабря 1861, Оренбург — 12 мая 1935, Сент-Женевьев-де-Буа, похоронен на местном кладбище) — журналист, публицист, секретарь религиозно-философских собраний и журнала «Новый путь», затем сотрудник газеты «Новое время»; с октября 1917 года — в эмиграции.

Ефим Александрович Егоров
Дата рождения 16 декабря 1861(1861-12-16)
Место рождения Оренбург
Дата смерти 12 мая 1935(1935-05-12) (73 года)
Место смерти Сент-Женевьев-де-Буа, Франция
Гражданство  Российская империя
Род деятельности журналист, публицист

Содержание

БиографияПравить

Егорова в качестве секретаря религиозно-философских собраний характеризуют так: «Егоров принадлежал к типу парадоксальных людей, которые в то время довольно часто встречались. По своим общественным убеждениям он был народником, поклонником Горького и Михайловского, что однако не мешало ему занимать место секретаря в религиозно-философских собраниях и сотрудничать в „Новом Времени“, куда он в апреле 1904 г. совсем перешёл из журнала Мережковских на амплуа заведующего отделом иностранной политики. Впрочем, в редакции „Нового Пути“ работа его носила по преимуществу технический характер и не оказывала существенного влияния на идеологическое лицо журнала.»[2].

В 1903—1904 гг. близко общался с В. В. Розановым[3].

В октябре 1911 года вместе со вторым секундантом А. А. Пиленко (также сотрудником Нового времени) пытался передать В. Д. Набокову вызов журналиста Н. В. Снессарева, чья оскорбительная заметка послужила причиной конфликта и вызова главного редактора газеты М. А. Суворина Набоковым на дуэль. Вызов не был принят, так как Набоков счёл Снессарева недуэлеспособным[4].

В феврале-марте 1917 г. участвовал в поездке ведущих русских журналистов в Англию. Кроме Егорова, который представлял «Новое время» в делегацию входили: В. Д. Набоков («Речь»), В. И. Немирович-Данченко («Русское слово»), А. Н. ТолстойРусские ведомости»), К. И. Чуковский («Нива»), А. А. Башмаков («Правительственный вестник»)[5]. Характерно, что Набоков на фотографии, помещенной в его очерке «Из воюющей Англии» (Петроград, 1916), позирует рядом с Егоровым. Это, по-видимому, должно было подчеркнуть, что Набоков и Егоров сохранили, как минимум, профессиональные отношения[4].

Отзывы о нёмПравить

Зиннаида ГиппиусПравить

[Егоров] «двери Собраний сторожил, как настоящий „пес“. Следил за отчетами. <…> С лаврской духовной цензурой Ефим тоже завел дружбу, что было ценно, особенно, когда начался наш журнал Новый Путь»[6]

Рекомендуя Егорова, Тернавцев весело хохотал: «Лучше и не выдумать секретаря. Ловкий пёс! Удивительный! Шестидесятник; ни в Бога, ни в черта не верует!» Какой он там был «шестидесятник» — трудно сказать, но уменье его обращаться с «попами» и дружба с Антонином, тогдашним духовным цензором, были, действительно, полезны. Дружба закадычная; вместе ходили по трактирам, а запрут лаврские ворота — Антонин к Егорову ночевать. Между приятелями было что-то общее. Грубоватость какая-то, диковатость…[7]

вариант

И сразу сдружился с «попами». Особенно с архимандритом Антонином. Вместе шатались они по трактирам,— где Ефим непременно заказывал себе кушанье постное, Антонин же непременно скоромное; вместе забегали к нам; если Антонин «опозднялся» в городе, то у Ефима и заночевывал[8].

Корней ЧуковскийПравить

Пятый [в делегации журналистов] — нововременец Егоров. У него больное ухо, он перевязан какой-то чёрной тряпкой, лицо у него изжёванное, всё в морщинах, платье — небрежное, — тип с картины Маковского[9]

ПримечанияПравить