Открыть главное меню

Гайса Хамидуллович Еникеев (вариант имени Айса[1], фамилии — Еникиев[2]; 2 июля 1864 года, Оренбургская губерния — март 1931, Уфа) — учитель, просветитель, этнограф, депутат III[⇨] и IV Государственной думы[⇨] от Казанской и Оренбургской губерний (1907—1917), уделявший особое внимание защите интересов мусульманского населения Российской империи. До избрания на государственный пост являлся директором суконной фабрики в Симбирской губернии и главным распорядителем всех благотворительных и учебно-воспитательных учреждений Казани. Член Временного комитета Государственной думы в период Февральской революции и организатор Первого Всероссийского мусульманского съезда (май 1917)[⇨]. В советское время являлся членом коллегии Комиссариата народного просвещения Вятской губернии и инспектором Башсельхозкредита; стал известен как профессиональный знаток татарского и башкирского фольклора[⇨].

Гайса Хамидуллович
Еникеев
тат. Гайсә Хәмидулла улы Еникеев
Гайса Хамидуллович Еникеев
Г. Х. Еникеев (1913)
Флаг1-й Депутат III Государственной Думы
1 ноября 1907 — 9 июня 1912 года
Монарх Николай II
Флаг1-й Депутат IV Государственной Думы
20 ноября 1912 — 6 октября 1917 года
Монарх Николай II / монархия упразднена
Преемник должность упразднена
Рождение 2 июля 1864(1864-07-02)
Новые Каргалы, Белебеевский уезд, Оренбургская губерния, Российская империя
Смерть март 1931 (66 лет)
Уфа, СССР
Место погребения Магометанское кладбище
Партия мусульманская фракция, сотрудничал с кадетами
Образование учительская семинария
Профессия учитель
Вероисповедание ислам
Автограф Гайса Хамидуллович Еникеев (Еникиев, 1864-1931) подпись.png
Награды Награды и благодарности попечителя учебного округа
Место работы
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

Содержание

БиографияПравить

Ранние годы. УчительПравить

Гайса (Айса) Еникеев родился 2 июля 1864 года в деревне Новые Каргалы (Каргалыбаш[3]) Богаданской волости Белебеевского уезда Оренбургской губернии[4] (сегодня — деревня Верхние Каргалы Благоварского района Республики Башкортостан) в бедной, но древней и родовитой (мурзинской), дворянской семье Еникеевых. Основоположником рода был сам Еникей Тенишевич Кутушев — глава Темниковских татар в Казани (1555) и воевода в Темникове (1558)[5][6].

 
Московская улица и главная мечеть в Казани (нач. XX в.)

Получил начальное («низшее») образование в русско-татарской школе в родной деревне. В 1877 году[7] окончил Оренбургскую инородческую учительскую семинарию (получив награду первой степени) и стал учителем Образцового инородческого начального училища при той же семинарии. На этой должности руководил практическими занятиями учащихся старшего класса, а также давал образцовые уроки для делегатов съездов народных учителей, проводившихся при семинарии[5][8].

В 1890—1895 годах заведовал русско-татарским начальным училищем в Оренбурге. Состоял в Оренбургской ученой архивной комиссии (1887) и в Русском географическом обществе (1883)[7]. В 1895—1903 годах служил в Оренбургском отделении Государственного банка Российской империи. Одновременно являлся преподавателем, а затем и заведующим мусульманского духовного училища — медресе «Хусаиния» в Оренбурге[5]. Всего проработал учителем 15 (или 12[9]) лет[10]. Удостаивался наград и благодарностей попечителя учебного округа[11].

После выхода в отставку, в 1903 году, занял пост директора суконной фабрики в Симбирской губернии. В 1907 году проживал в Казани, являясь главным распорядителем всех благотворительных и учебно-воспитательных учреждений (с годовым содержанием в 3000 рублей), основанных на капиталы миллионера А. Г. Хусаинова. Был доверенным лицом Хусаинова в Казани[5][10].

В этот период активно критиковал русификаторскую политику царского правительства, указывая, в частности, на трудное положение татарского образования. Он пользовался большим авторитетом среди мусульманского населения Казани. Владел 40 десятинами земли и двумя деревянными домами, оценёнными в 8000 тогдашних рублей[5].

Депутат III думыПравить

18 октября 1907 года потомственный дворянин и губернский секретарь Г. Х. Еникеев был избран в Третью Госудраственную думу Российской империи от общего состава выборщиков Казанского губернского избирательного собрания[5].

 
Г. Х. Еникеев (1907)

В III Думе вошёл в Мусульманскую фракцию (группу[10]) — стал одним из её наиболее деятельных членов. Стал заместителем секретаря Думы, но отказался от этой должности после всего одной сессии[12]. Одновременно неофициально (устав фракции не позволял двойное членство) сотрудничал с Конституционно-демократической фракцией: в том числе, входил в созданную при ней комиссию по гражданскому равноправию (под председательством М. М. Винавера), занимавшуюся подготовкой и обсуждением законодательных инициатив об отмене действовавших тогда ограничений, основанных на религиозной или национальной принадлежности; по просьбе отдельных членов этой комиссии сделал доклад по вопросу об ограничениях, существующих в отношении мусульманского населения Империи; представил необходимые для работы комиссии документы[5].

Кроме того, он был членом четырёх думских комиссий: по народному образованию, по исполнению государственной росписи доходов и расходов (в первые две сессии)[5], по рабочему вопросу (сессии 4 и 5), о мерах к упорядочению хлебной торговли (5-я сессия). Выступал в защиту тюркского населения России; критиковал политику русификации, христианизации и расхищения, не только татарских, но и земель тюркских народов вообще — в частности, боролся против расхищения башкирских земель[13].

 
Участники третьего съезда мусульман России (Н. Новгород, 1906)

Депутат IV ДумыПравить

25 октября 1912 года избрался в следующую, Четвёртую Госдуму, но на этот раз — от второго съезда городских избирателей Оренбургской губерний[13].

В новой Думе вновь вошёл в Мусульманскую фракцию, а также и в президиум парламента — стал товарищем (заместителем) секретаря Думы И. И. Дмитрюкова. В IV Думе состоял в комиссиях по народному образованию, по вероисповедным вопросам, о путях сообщения и в комиссии для выработки законопроекта о печати[13].

В этот период выступал по различным вопросам правительственной политики в области просвещения, уделяя особое внимание защите интересов мусульманского населения. В частности, предлагал допускать в государственные школы для инородцев преподавателей той же, что и у учеников, национальности. Кроме того, предлагал вести начальное образование в таких школах на родном языке[13][14]:

 Даже в некоторые мрачные времена прошлого не было того, что есть теперь. Притеснения, запреты, произвол в отношении инородцев достигли крайней своей точки. Давление стало более грубым, образуя стройную систему черносотенно-полицейско-миссионерской опеки, охватившей жизнь инородцев со всех сторон... Целью этой опеки, этой политики... является проведение черносотенно-ассимиляторско-миссионерско-обрусительной тенденции: ограничения инородцев в правах, держание их в невежестве, в черном теле, материальное и духовное их ослабление, обезземелевание, искоренение религиозных, племенных, бытовых особенностей, всего того, что составляет святая святых каждого народа, залог и условие его национального существования и материального благополучия... В конечном результате эта политика имеет целью растворить всех инородцев в одном общем русифицированном болоте... Школы закрываются, учителя увольняются без всякого повода, а если и какой повод, то по самому ничтожному, а иногда даже просто в интересах русификации (...) сколько учителей наших школ, сколько представителей нашего духовенства совершенно безвинно отстраняют от преподавания родной грамоты и предметов на родном языке... 

Отстаивал и обосновывал необходимость предоставления мусульманским учителям и исламскому духовенству военной отсрочки для обеспечения полноценного функционирования мечетей и конфессиональных учебных заведений. Также высказывался по поводу ограничения «татар» в праве владения недвижимостью в Средней Азии (см. Туркестан)[13].

 
Г. Х. Еникеев (1913)

В июне 1914 года стал участником мусульманского съезда в Санкт-Петербурге (от Мусульманской фракции Думы), посвященного реформам религиозного управления. Здесь он выступил с собственным проектом реформы «мусульманского прихода» (махали)[13].

Представитель ВКГДПравить

После Февральской революции 1917 года находился в Петрограде. С 9 марта он стал членом Временного комитета Государственной думы (ВКГД; вместо Н. В. Некрасова). Также был представителем Госдумы на совещании при Министерстве внутренних дел (под председательством С. А. Котляревского) и членом Временного центрального бюро мусульман России в Петрограде[13].

В это же время участвовал в организации Первого Всероссийского мусульманского съезда в мае 1917 года в Москве[12], а также принимал участие в частных совещаниях парламентариев[13].

3 августа ему был разрешён выезд из Петрограда для поездки в Поволжье и степные области Туркестанского края. После октября 1917 года остался в Советской России, но отошёл от политической деятельности[13].

Советское время. Последние годыПравить

В 1918—1923 годах жил в Вятке, работая в Вятском губернском отделе народного образования и на других административных и хозяйственных должностях — в 1918—1919 годах состоял членом коллегии Комиссариата народного просвещения Вятской губернии[2]. В ноябре 1923 года переехал в Уфу и стал инспектором Башкирского сельскохозяйственного банка (Башсельхозкредит)[13][7].

В мае 1928 года вышел на пенсию. Скончался в марте 1931 года в Уфе, был похоронен на мусульманском кладбище[13].

УвлеченияПравить

Был членом Научного общества по изучению быта, истории и культуры Башкирии. Был широко известен как профессиональный знаток татарского и башкирского фольклора; собрал около пяти сотен башкирских и татарских народных песен, объезжая Поволжье и Приуралье — Казанскую, Оренбургскую, Самарскую и Уфимскую губернию[2] — до октября 1917 года. В 1929 году 114 из этих песен приобрёл Башнаркомпрос: коллекция хранится в фольклорном фонде Уфимского института искусств[15][3].

С помощью профессора А. И. Оводова и К. Ю. Рахимова он смог переложить часть песен («узун-кюй»), которые собирал с 19 лет[3], на ноты; являлся их исполнителем — современники отмечали, что он обладал красивым голосом и прекрасно исполнял народные мелодии и песни, не рискуя, однако, выйти на профессиональную сцену[15][7][16].

ПроизведенияПравить

  • Сборник «Татарские и башкирские песни» («Сброник № 1» в УГАИ)[7].
  • Статьи в газете «Нур»[17].

СемьяПравить

По данным на 1907 год состоял в браке[5].

ПримечанияПравить

ЛитератураПравить

Книги
Статьи
Архивы
  • РГИА [Российский государственный исторический архив]. Фонд 1278. Опись 9. Дело 261, 262.
  • РГАКФД [Российский государственный архив кинофотодокументов]. Ал-915 сн. 341.
  • УГАИ [Уфимский государственный институт искусств] и Научный архив УНЦ РАН [Уфимский научный центр], «Сборник № 1».