Открыть главное меню

Ерсика

Ерсика (латыш. Jersika, латг. Gersika, нем. Gerzika, лат. Gercike, Gerceke, рус. Царьград, Герцике) — село в Ерсикской волости Ливанского края Латвии, исторический центр средневекового Герсикского княжества.

Село
Ерсика
Jersika
Jersikas pareizticīgo baznīca 2000-07-21.jpg
56°15′15″ с. ш. 26°12′09″ в. д.HGЯO
Страна  Латвия
Край Ливанский
Волость Ерсикская
История и география
Прежние названия лат. Gercike, Gerceke
нем. Gerzika
рус. Царьград, Герцике
Высота центра 95 м
Население
Население 117 человек (2006)
Цифровые идентификаторы
Почтовый индекс 5315
Ерсика на карте
Ерсика
Ерсика

НазваниеПравить

Предлагались различные варианты происхождения западноевропейского названия Герцике (Gercike, Gerzike, Gerseke), в древнерусских источниках этот топоним не зафиксирован. Предлагалось возводить название к «городище», «град» и другим[1]. И. Э. Клейненберг реконструировал древнерусское название города Ерсики в форме Ярск (Ярьскъ)[2].

По мнению Е. Л. Назаровой, из-за того, что герсикская территория была под балто-финским влиянием, то следует название Герцике выводить из финских языков. В эстонском языке «järsak» означает «обрыв, крутизна»; на финском ääri — «край, конец, предел». При этом передача jär как ger на латыни и в немецком языке имеет подтверждения в источниках XIII века. Например, эстонская область Järvimaa в хрониках и в других документах зафиксирована как Gerwen[1].

ИсторияПравить

 
Русь в XI веке

Археологические раскопки показывают, что Герцикское городище возникает уже в X веке, когда были проведены работы по изменению рельефа его горы. Видимо это время присоединения латгалов к Древнерусскому государству. В XI веке в Герцике возводится земляное укрепление и строится деревянная крепость. На замковом городище обнаружены остатки мастерских ремесленников и другие деревянные постройки. По археологическим данным посад Герцике был заселен с XI века. С этого же времени недалеко от города появляется и могильник, с латгальскими и славянскими захоронениями (он функционировал в XI—XIII веках). На городище, посаде и могильнике обнаружены православные крестики.

Еще до 1015 года Герцике вместе с прилегающей к нему долиной Западной Двины, входил в состав Древней Руси, а после усиления феодальной раздробленности Герцике и его округа подчинялись Полоцкому княжеству. Зависимые от русских князей земли и владения, племена и общины располагались вплоть до устья Двины с выходом на Балтийское море. Так продолжалось вплоть до германского нашествия 1201 — 1226 годов.

Герсикское княжествоПравить

 
Карта 1902 года, где отмечен Царьгород, он же Ерсика

Вообще уже к концу XII века подвластный Полоцку Герцике был не просто укреплённым замком, а важным торгово-ремесленным городом со многими домами и православными храмами. Его богатством впоследствии восхищались крестоносцы. По рассказу Генриха Леттского в «Хронике Ливонии», в Герцике правил и владел окружающими землями князь Всеволод (Виссевалд, rex Wissewalde de Gercike) как вассал полоцкого князя Владимира (Валдемара, около 1184 — 1216).

Документы начала XIII в. — акт о капитуляции Герцики (LGU. 1908. № 2) договор 1211 года о разделе и договор 1213 года об обмене земель с немцами — дают сведения о составе Герсикского княжества и его границах. В состав княжества входили замки Аутине, Цесвайне, Алене, Цердене, Негесте, Марциена, Лепене, Асоте и Бебернине. При этом особое значение на западе Герсикского княжества было у Аутине где правил старейшина Варидот. Аутине упоминается в хронике и в документах под названием «замок» или «город» и имело обширную территорию. В то же время Цесвайне, Негесте, Марциена, Алене, в источниках объединялись под одним общим названием «Леттия».

Таким образом, в начале XIII века Герсикское княжество включало в свои владения бассейны Западной Двины и Гауи, включая всю Лотыгольскую землю, и контролировало важную сухопутную дорогу Рига — Псков. Однако зависимость различных замков, поселений, земель и общин от Герцике была неодинаковой. В полном подчинении находились земли к востоку от реки Айвиексте, сопредельные с самим Герцикским, Асотский, Лепенский, Бебернинский округа. В документе 1211 года именно только о них говорится как о владениях герсикского князя.

Также далее на запад, вниз по течению Двины, находилось небольшое Куконосское княжество зависимое от Всеволода. Здесь правил до 1208 года князь Вячеслав. Причем до нашествия монголо-татар на Русь в Западной Европе всех русских князей Рюриковичей из-за их могущества и богатства приравнивали по титулу к королям, а их владения называли королевствами.

В 1184 году князь Владимир дал разрешение прибывшему в нижнее Подвинье католическому монаху Мейнарду (Мейнгарду фон Зегебергу) проповедовать в подвластных Полоцку землям среди язычников-ливов. Мейнард обосновался в Икосколе (Икшкиле). Уже в 1185 году он построил здесь замок, а в 1186 году — церковь. В «Хронике» Генриха Леттского говорится: «Получив позволение, а вместе и дары от короля полоцкого, Владимира, которому ливы, ещё язычники, платили дань, названный священник смело приступил к божьему делу, начал проповедовать ливам и строить церковь в деревне Икесколе». В целом христианизация, как и немецкая торговля в нижнем Подвинье проходили мирно. Выходцы из Западной Европы старались действовать с соблюдением договоренностей с прибалтийскими племенными общинами, признавались ими и права русских князей.

Но в 1201 году для восточной Прибалтики началась новая эпоха — немецкие рыцари-крестоносцы во главе епископом Альбертом (Альбрехтом фон Буксгевденом) силой заняли устье Западной Двины и основали здесь в 1202 году свой важнейший форпост — Ригу. В том же году на захваченных землях Прибалтики был основан немецкий Орден меченосцев. Крестоносцы сразу стали расширять подвластную им территорию, постепенное захватывая и земли данников русских князей. Ответом на это стали походы русских князей против Ордена меченосцев.

Правивший же в Герцике князь Всеволод (как и полоцкий князь Владимир), считал местных жителей на землях в низовьях Двины своими данниками. Он отстаивал свои владельческие права против немцев в том числе и военной силой. Всеволод также поддерживал и особые союзнические отношения литовцами-язычниками. Взяв в жены дочь литовского вождя Довгерда, Всеволод не стеснялся устраивать с участием литовцев набеги на постепенно захватываемые крестоносцами поселения своих прежних подданных ливов, вендов, эстов и леттов. Так в «Хронике Ливонии» говорится, что в 1203 году сам полоцкий князь Владимир в походе дошел до Икесколы и Гольма. Вскоре, в том же году, и «король Герцике, подойдя к Риге с литовцами, угнал скот рижан, бывший на пастбищах, захватил двух священников <…>, рубивших с крестоносцами лес у Древней Горы, а Теодориха Брудегама, погнавшегося за ним с горожанами, убил». А в 1206 году полоцкий князь Владимир вновь совершил поход на занятые немцами земли, дойдя до самой Риги.

Собравшись с силами и оправдывая свои действия защитой крещеных ливов, вендов и леттов, рижский епископ Альберт в 1209 году пошел в поход против князя Всеволода. Неожиданно крестоносцы одержали быструю победу. Герцике был захвачен, а его деревянный замок[3] — сожжён. Деревянная крепость Герцике с земляной насыпью была хорошо укреплена, но лучше вооруженным крестоносцам удалось легко её занять преследуя отступающих русских. Генрих Леттский писал: «Тевтоны ворвались в ворота, но из уважения христианству убивали немногих, больше брали в плен или позволяли спастись бегством; женщин и детей, взяв в город, пощадили и многих взяли в плен. Король, переправившись в лодке через Двину, бежал со многими другими, но королева была захвачена и представлена епископу с её девушками, женщинами и всем имуществом». О богатстве города говорится тут же: «Тот день все войско оставалось в городе, собрало по всем его углам большую добычу, захватило одежду, серебро и пурпур, много скота, а из церквей колокола, иконы, прочее убранство, деньги и много добра и все это увезли с собой, благословляя Бога за то, что так внезапно он дал им победу над врагами и позволил без урона проникнуть в город». Опустошив город крестоносцы подожгли его.

Увидев пожар с другой стороны реки, и узнав о пленении княгини и разорении города князь Всеволод пал духом. Он прибыл в Ригу и предстал перед епископом Альбертом, выражая покорность его воле. Последний предложил ему договор зависимости: «Если ты согласишься, — цитирует епископа хронист, — впредь избегать общения с язычниками-литовцами, не будешь пытаться вместе с ними разрушать нашу церковь, не станешь с литовцами разорять землю твоих русских христиан, если ты согласишься принести своё королевство в вечный дар церкви пресвятой Марии, так чтобы вновь получить его уже из наших рук и вместе с нами наслаждаться постоянным миром и согласием, тогда только мы отдадим тебе королеву со всеми пленными и всегда будем верно оказывать тебе помощь».

Вынужденно приняв унизительные условия мира, Всеволод получил обратно Герцике, его княжество и прежние даннические земли. Он остался править, но уже на правах епископского вассала. Вскоре замок Герцике был восстановлен а город отстроен. При этом немцы продолжали давление на герсикского князя. Так, они настояли на неравноправных переделах владений со Всеволодом: договор 1211 года о разделе и договор 1213 года об обмене земель.

В то же время восстания местного населения против немецкого засилья были жестоко подавлялись. Таким было, например, Аутинское восстание 1212 года, связанное с введением тяжелой церковной десятины. Но оказывал ли князь Всеволод в нем какую-либо поддержку своим данникам неизвестно.

В 1212 году в Герцике состоялись важнейшие переговоры епископа Альберта с князем полоцким Владимиром, решившие будущую судьбу Ливонии. Генрих Леттский в своей хронике пишет, что князь на переговорах настаивал на получении принадлежавших ему ранее даней от ливов и леттов. Епископ же требовал права обращать население в христианство по латинскому обряду. Споры быль столь горячими, что стороны чуть было не взялись за оружие. С трудом это было предотвращено, и автор «Хроники Ливонии» пишет, что князь полоцкий неожиданно ради мира и торговли «предоставил епископу всю Ливонию безданно, чтобы укрепился между ними вечный мир, как против литовцев, так и против других язычников, а купцам был всегда открыт свободный путь по Двине».

Однако, несмотря на договора, отношения князя Всеволода с агрессивными епископом, крестоносцами и их подданными не могли быть дружественными. Так, вскоре епископ Альберт вдруг «поверил» наветам рыцарей из Куконоса (Кукенойса) на Всеволода, «что он уже много лет не является к отцу своему епископу, после того как получил от него своё королевство, а в то же время постоянно помогает литовцам советом и делом». С благословения и по совету епископа отряд рыцарей в 1214 году пошел против князя Всеволода и хитростью завладел Герцике. Город был жестко разграблен, а жители, которые не успели убежать в замок, взяты в плен. Герцике подвергся настолько сильному разорению, что с тех пор само княжество в анналах и договорах больше не упоминается. А в 1224 году князя Всеволода вынудили на очередную уступку — половина его замка отошла к Ордену меченосцев. Епископ Альберт сдал эту часть замка в аренду Икисколскому рыцарю Конраду.

В 1225 году Ливонию, для объезда страны, посетил папский легат. Когда он находился со свитой в Земгалии, то среди других знатных лиц продемонстрировать ему свое почтение приезжал и Всеволод герсикский князь («король Герцике»).

В 1229 году (или в 1237) рижский епископ Николай (фон Науэн) построил неподалеку от Герцике епископский замок-крепость Крейцбург («Крестовый замок», Кружборх русских источников), располагавшийся на правом берегу Западной Двины (напротив будущего Екабпилса).

Когда точно умер князь Всеволод неизвестно, но уже после этого, в 1242 году, после поражения от русских на Чудском озере, немцы временно отказались от претензий на Латгалию. В Новгородской Первой летописи сказано: «Того же лѣта Нѣмци прислаша с поклономь: „безъ князя что есмы зашли Водь, Лугу, Пльсковъ, Лотыголу мечемь, того ся всего отступаемъ; а что есмы изъимали мужии вашихъ, а тѣми ся розмѣнимъ: мы ваши пустимъ, а вы наши пустите; и таль пльсковьскую пустиша и умиришася».

Герцике постепенно запустел и документах 1255 и 1256 годов называется уже не замком, а «горой».

Затем немцами между Герцике и Полоцком был построен сильно укрепленный замок Динабург (современный Даугавпилс). Впервые он упоминается в источниках в 1275 году. С его постройкой вся Латгалия окончательно стала немецкой.

С середины XIV века название Герцике в источниках больше не упоминается.

См. такжеПравить

ЛитератураПравить

Источники:

  • Генрих Латвийский. Хроника Ливонии: [Латин. текст и пер.] / Генрих Латвийский; Введ., пер. и коммент. С. А. Аннинского; Предисл. В. А. Быстрянского. — М.; Л.: Изд-во Акад. наук СССР, 1938. — XV, 608 с. — (Известия иностранцев о народах СССР).
  • LGU = Livländische Güterurkunden (aus den Jahren 1207—1545) / Hrsg. von H. Bruiningk und N. Busch. — Riga, 1908. — [Т.] I.

Исследования:

  • Алексеев Л. В. Полоцкая земля: (Очерки истории Сев. Белоруссии в IX—XIII вв.) — М.: Наука, 1966. — Герцике: С. 169—170.
  • Аунс М. Политическая структура Древней Латгалии ХI — начала ХIII вв. // Изв./ Акад. наук Латв. ССР. — 1982. — № 9.
  • Булкин В. А. Герцике и Кукенойс: (К постановке проблемы) // Проблемы отечественной и всеобщей истории. — Л., 1988. — Вып.11. — С. 124—139.
  • Герсике // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • Герсике // Славянская энциклопедия: Киев. Русь — Московия. — Т. 1: [А — М] / Авт.-сост. В. В. Богуславский. — М.: ОЛМА-пресс, 2003. — С. 278.
  • Желтов И. Герцике — Ярчик и древнее русское городище на берегу Авикшты / Ив. Желтов // Риж. вестн. — 1886. — 1. VII (№ 143—144).
  • Кейсслер Ф., фон. Окончание первоначального русского владычества в Прибалтийском крае в XIII столетии. — СПб., 1900. — VIII, 132 с.
  • Клейненберг И. Э. О топониме «Gercike» в источниках XIII в. // Вспомогательные исторические дисциплины. — Л., 1972. — Вып. IV. — С. 120—127.
  • Назарова Е. Л. Герцике // Древняя Русь в средневековом мире: Энцикл. / Под общ. ред. Е. А. Мельниковой, В. Я. Петрухина. — М.: Ладомир, 2014. — С. 182—183.
  • Назарова Е. Л. Русско-латгальские контакты в XII—XIII вв. в свете генеалогии князей Ерсике и Кокнесе // Древнейшие государства Восточной Европы: Материалы и исслед., 1992—1993 гг. — М., 1995. — С. 182—196.
  • Матузова В. И., Назарова Е. Л. Крестоносцы и Русь: Кон. XII в. — 1270 г.: Тексты, пер., коммент. — М.: Индрик, 2002.
  • Мугуревич Э. М. Восточная Латвия и соседние земли в X—XIII вв.: Экон. связи с Русью и др. территориями. Пути сообщения. — Рига: Зинатне, 1965.
  • Штыхов Г. В. Города Полоцкой земли, IX—XIII вв. — Минск, 1978. — С. 61 — 62.
  • Balodis F. Jersika. — Riga, 1940.

ПримечанияПравить

  1. 1 2 Назарова Е. Л. Русско-латгальские контакты в XII—XIII вв. в свете генеалогии князей Ерсике и Кокнесе // Древнейшие государства Восточной Европы: Материалы и исслед., 1992—1993 гг. — М., 1995. — С. 190—191.
  2. Клейненберг И. Э. О топониме «Gercike» в источниках XIII в. // Вспомогательные исторические дисциплины. — Л., 1972. — Вып. IV. — С. 127.
  3. F. Balodis Reconstruction of the fortifications of Jersika castle. (англ.)