Открыть главное меню

Жандарм Европыидеологическое клише в отношении государства, берущего на себя жандармские (полицейские) функции по поддержанию необходимого, с позиции такого государства, правопорядка в Европе. В историографии и публицистике наиболее часто применяется в отношении Российской империи в период царствования императора Николая I, а также к нему самому[1][2].

В советской историографии выражение традиционно связывалось с высказываниями Ленина. В статье «События на Балканах и в Персии», опубликованной в октябре 1908 года, он пишет[3]:

Предстоит новое избиение персидских революционеров войсками Николая Кровавого. За неофициальным Ляховым следует официальная оккупация Адербейджана и повторение в Азии того, что сделала Россия в Европе в 1849 году, когда Николай I посылал войска против венгерской революции. <…> Тогда России приходилось играть роль европейского жандарма против некоторых, по крайней мере, европейских стран.

Статья посвящена актуальным на тот момент событиям Боснийского кризиса и Конституционной революции в Персии. В ней Ленин не закрепляет выражение исключительно за Россией и исключительно в отношении её действий в Европе. «Жандармом» (вероятно, по аналогии с Корпусом жандармов) у него становится любая страна, берущая на себя функции пресечения национальных и политических конфликтов за своими границами. В той же статье он пишет «о подлой роли всех союзных держав, всех одинаково, как непосредственных выполнителей функций жандарма» и про «реакционность европейских правительств, которые <…> помогают России играть роль азиатского жандарма».

Закрепление выражения «жандарм Европы» как эксклюзивная характеристика царствования Николая I происходит в ходе одного из важнейших[4] для последующей советской историографии закрытого совещания историков в ЦК ВКП(б) летом 1944 года. Среди насущных проблем решался вопрос баланса в исторических работах и учебниках между канонами марксизма-ленинизма и раскрытием истории прошлого без полного отрицания всего, прямо не связанного с революционным и национально-освободительным движениями. Совещание курировалось Ждановым, который, в свою очередь, регулярно приходил с отчётами и за инструкциями к Сталину. Среди заметок, сделанных Ждановым в ходе таких встреч в том числе значится[5]:

"Тюрьма народов" [сказано] до Сталина и из Ленина.
Колон[иально]-захватн[ическая] полит[ика] — мало — заменить империалист[ическая] захватническая политика.
Насчёт жандарма из Ленина.
<…>

Встречается суммирующее высказывание о роли Российской империи в подавлении Венгерской революции: «Николай I и Меттерних — жандармы Европы», вошедшее в качестве примера в словарь Ушакова на слово «жандарм». Сам Ленин дословно такого не писал, хотя в словаре цитата и приписана ему.

Во французском языке выражение встречается как определение страны, которая выполняет некие регулирующие или защитные функции в отношении Европы, сама частью Европы не являясь. В таком смысле, например, рассматривается роль Марокко в регулировании потока беженцев в Европу из Африки[6].

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

  1. Валентин Маков. Зловещая тень Петербурга. Lenta.Ru (30 декабря 2013).
  2. Marina Grey. Le gendarme de l'Europe // Les Romanov. — Paris: Critérion, 1991.
  3. В. И. Ленин. События на Балканах и в Персии // Полное собрание сочинений. — Т. 17.
  4. О. В. Гришаев. Роль совещания историков 1944 года в ЦК ВКП(б) в развитии советской историографии русской истории // Научные ведомости. — 2013. — Т. 1, вып. 25.
  5. Д. Л. Бранденбергер, А. М. Дубровский. Итоговый партийный документ совещания историков в ЦК ВКП(б) в 1944 г. // Археографический ежегодник. — 1998. — С. 158—159.
  6. Younès Ahouga, Rahel Kunz. «Gendarme de l'Europe» ou «chef de file»? Le Maroc dans le dispositif régulateur des migrations euro-méditerranéennes // Critique internationale. — 2017. — № 74.