Жанр (от фр. genre, лат. generis — «род, вид, племя, поколение») — «общность художественных произведений, складывающаяся в процессе исторического развития искусства, на основе их самоопределения по предметному смыслу в результате взаимодействия гносеологической (познавательной) и аксиологической (оценочной) функций художественной деятельности»[1]. Такое предварительное определение не исчерпывает всех аспектов жанровой дифференциации произведений искусства. Сложность заключается в том, что понятие «жанр» находится как бы вне любых морфологических систем и, одновременно, относится к любым её компонентам и системообразующим связям.

Определения понятияПравить

Согласно общепринятой системы морфологии искусства все произведения условно подразделяются по классам, семействам, видам и разновидностям. На уровне «внешней формы», то есть по онтологическому критерию, их обычно делят на пространственные, временны́е и пространственно-временны́е[2]. Но в каждом из этих классов возможны разные принципы формообразования и соответствующие им способы восприятия. Поэтому классы искусств делят на роды по аксиологическому принципу (или феноменологическим критериям). Например: на зрительные и слуховые (И. И. Иоффе), конкретно-предметные (изобразительные) и абстрагированные («неизобразительные»; С. Х. Раппопорт), по прагматике на «чистые» (станкóвые) и «прикладные» (бифункциональные), по семиотическому критерию: на осязательные (тактильные) и живописные (соответственно теории двух установок зрения А. фон Гильдебранда), архитектонические, музыкальные, литературные (словесные) и смешанные семейства, виды и разновидности. Всем этим классификационным группам присущи жанровые особенности.

В новейшей эстетике, лингвистике и семиологии, например в работах Дж. Дорфлеса, Г. Морпурго-Тальябуэ, М. Ризера, все искусства делятся на лингвистические и нелингвистические. К первым относится поэзия, музыка и танец, ко вторым — архитектура, живопись и скульптура. Лингвистические искусства ничего не прибавляют к предметам внешнего мира, и в этом смысле могут называться «духовными». Они — лишь высказывания. Нелингвистические искусства дополняют или трансформируют искусственную внешнюю среду. Таким образом, в литературе и живописи преобладает репрезентативный момент, а в архитектуре и музыке — презентативный[3].

В отличие от других близких понятий, жанр точнее всего отражает актуальность искусства, его востребованность, отклик творческих усилий художника на потребности времени и исторической обстановки. Такая обусловленность диктуется, в том числе и конкретным заказчиком, который во многих случаях сам определяет жанр будущего произведения. «Сначала появляется потребность в некоторых идеях, затем формируется функция, а потом подыскивается нужный предмет… Жанр отражает свойство избирательности художественного творчества, его прагматическую, утилитарную сторону приспособления к обстоятельствам жизни»[1].

М. С. Каган подчеркивал другую сторону жанрового самоопределения. По его концепции главное отличие категории «жанр», заключается в том, что она обозначает модификации, вызываемые не внешним воздействием (например, одного вида искусства на другой), а исключительно внутренними причинами. Каган определяет жанр в качестве свойства «избирательности художественного творчества». Художник «всегда стоит перед необходимостью более или менее сознательного выбора некоей жанровой структуры, которая кажется ему оптимальной для решения данной творческой задачи»… Он «вынужден осуществить некий акт жанрового самоопределения»[4].

Жанры присутствуют во всех классах, родах, семействах, видах и разновидностях искусства. Так, в живописи мы знаем исторический, мифологический, бытовой и портретный жанры, пейзаж, натюрморт. В музыке — симфонию, концерт, серенаду, ноктюрн: в музыкально-драматических видах искусства: оперу, ораторию, оперетту, кантату… В танцевальных — балет, пантомиму, эстрадный и бытовой танец… В литературе — эпический, героический, трагический жанры, роман, «плутовской роман», моралитэ, фарс, новеллу, рассказ… В архитектуре — храм, жилой дом, промышленное или торговое сооружение обычно относят к родовой дифференциации; церковь, собор, капеллу, виллу, палаццо, бельведер, эфемериду — к жанровой.

Важное значение имеют межжанровые связи и взаимодействия, порождающие различные композиционные формы. Соединение (контаминация) различных жанров способствовало появлению понятия мегажанр.

Жанровая дифференциация действительно оказывается относительно независимой, имеющей собственные принципы взаимодействия, порождающие бесконечное многообразие форм. Филолог Ю. К. Руденко на этом основании предложил оригинальное определение жанровой формы как «структурного архетипа, который определенным образом организует произведение как художественное целое и доминирует в нем, тем самым включая его в некоторый ряд предшествующих ему произведений»[5].

ПримечанияПравить

  1. 1 2 Власов В. Г. Жанр // Новый энциклопедический словарь изобразительного искусства. В 10 т. (рус.). — СПб.: Азбука-классика, 2005. — Т. III. — С. 623.
  2. Каган М. С. Эстетика как философская наука (рус.). — СПб.: «Петрополис», 1997. — С. 336—337.
  3. Власов В. Г. Экфразы в архитектуре // Электронный научный журнал «Архитектон: известия вузов». — УралГАХУ, 2020. — № 1 (69)
  4. Каган М. С. Морфология искусства. — Л.: Искусство, 1972. — С. 410.
  5. Руденко, Ю. К. Художественная культура: Вопросы истории и теории. — СПб.: «Наука», 2006. — С. 96—101.

Виды жанровПравить

См. такжеПравить

ЛитератураПравить

СсылкиПравить