Открыть главное меню

Жемайтское наречие (иногда рассматриваемое как отдельный язык[1]) — одно из двух наречий литовского языка (второе — аукштайтское). Распространено в Жемайтии (северо-западная, «нижняя» часть Литвы).

Жемайтский язык
Самоназвание Žemaitiu kalba
Страны Литва
Регионы Жемайтия
Общее число говорящих ~500,000
Классификация
Категория Языки Евразии

Индоевропейская семья

Балтийская ветвь
Восточнобалтийская группа
Письменность латиница
Языковые коды
ISO 639-1
ISO 639-2
ISO 639-3 sgs
Ethnologue sgs
IETF sgs
Glottolog samo1265
См. также: Проект:Лингвистика

Содержание

ТерминологияПравить

Выражение «жемайтский язык» (диалект/наречие) может обозначать три разных понятия:

НазваниеПравить

  • Варианты русского названия: жемайтийское, нижнелитовское, жмудинское, жомаитское, самогитское, жмудское, жямайтское, жемойтское.
  • Варианты самоназвания: žemaitėška, žemaitiu ruoda/kalba.
  • Название по-литовски: žemaičių kalba/ tarmė, žemaitiškai.
  • Название по-немецки: Schemaitisch, Sameitisch, Samaythisch.
  • Название по-английски: Samogitian, Zhemaitian, Lower Lithuanian.

РаспространениеПравить

Современное жемайтское наречие занимает западную часть исторической области Жемайтия на крайнем западе Литвы.

Современное положениеПравить

Ныне на жемайтском диалекте ведётся радиовещание, с 1993 выходит журнал «Žemaičių žemė» («Жемайтийская земля») издаваемый Жемайтской культурной ассоциацией (основана в 1988).

С 1997 жемайтийский диалект — «признанный» язык Жемайтии, существует движение за предоставление ему статуса официального языка, однако большая часть жемайтов уже говорит на литературном литовском языке.

ИсторияПравить

Язык древней жмуди (жмудский, старожемайтский) был одним из близкородственных наречий ранне-восточнобалтийского кластера. Внутри него он был изначально более близок земгальскому и до начала XIII века развивался относительно самостоятельно. Затем после разделения сфер влияния в Прибалтике между тевтонскими рыцарями и Великим княжеством Литовским он попадает в сферу влияния аукштайтского (собственно литовского) языка. К концу XV века жмудь вытеснила или ассимилировала южных куршей (их язык был, видимо, западнобалтийским), а к концу XIV — началу XV вв. — южных земгалов. После вхождения в состав Великого княжества Литовского, жмудский испытал значительное влияние раннеаукштайтского языка (восточных) литовцев.

Согласно иной точке зрения[2] современное жемайтское наречие развилось из языка аукштайтов, заселивших бывшие куршские земли, под сильным влиянием куршского языка. При такой трактовке остаётся неясным, что произошло с языком древней жмуди.

Хотя в 19 в. Жемайтия стала центром литовского культурного возрождения, на собственно жемайтском наречии почти ничего не издавалось. Были изданы несколько литературных произведений (поэма «Бирута» С. Вальюнаса Silvestras Valiūnas — 1829; «Шесть сказок» С. Станявичюса Simonas Stanevičius — 1829; «Обычаи древней Верхней Литвы и Жемайтии» С. Даукантаса — 1854 и др.). В 1-й половине XX века была разработана своя письменность на латинской основе.

ДиалектыПравить

Основным фонетическим критерием отличия жемайтских диалектов от аукштайтских является различное развитие дифтонгоидов /uo/, /ie/. В зависимости от вариантов такого развития в жемайтском наречии выделяются три диалекта: южный, северный и западный. Особенности диалектов:

В соответствии с особенностями произношения слова «хлеб» (лит. dúona) носители трех этих диалектов традиционно именуются соответственно дýнининки (Dūnininkai), дóунининки (Dounininkai) и дóнининки (Donininkai).

Лингвистическая характеристикаПравить

ФонетикаПравить

Другой фонетический критерий, отличающий жемайтские диалекты от аукштайтских, касается консонантизма: вместо лит. /č’/, /dž’/ (из пралитовского *-tja, *-dja) здесь появляются [t], [d]: [jáute·] (им. п. мн. ч.) ‛быки’ (лит. jáučiai [jǽ.Uč’æJ]); [mèdems] (дат. п. мн. ч.) ‛деревьям’ (лит. mẽdžiams [m’æˉ˜dž’æms]). Это самая древняя изоглосса, отделяющая жемайтское наречие от аукштайтского — так называемый «жемайтский звуковой закон» («закон аффрикат»).

Характерными для жемайтских диалектов и говоров являются также следующие фонетические особенности:

  1. [ie] и [uo] соответствуют литературным гласным среднего подъема переднего и заднего рядов /ē/ и /ō/: [d’îet’ẹ] ‛класть’ (лит. deti [d’ét’i]), [kûojẹ] ‛нога’ (лит. kója [kṓja]);
  2. регрессивная ассимиляция гласных по подъему: [ē] — лит. /i/, [ọ.] — лит. /u/: [lēktẹ] ‛остаться’ (лит. lìkti [l’ìk’t’i]), [bọ.va] (3 л. ед. и мн. ч. прош. вр.) ‛был’ (лит. bùvo [bùvō]);
  3. монофтонгизация дифтонгов /ai/ и /εi/: [dâ·kc] ‛вещь’ (лит. dáiktas [dá.iktas]), [rẽ·kals] ‛дело’ (лит. reĩkalas [r’εĩ*.kalas]);
  4. присутствие гласных верхнего подъема [i] и [u] (из исконных долгих *ī и *ū) в безударных слогах наряду с гласными среднего подъема [ẹ] и [ọ] (из исконно кратких *i и *u) (в литературном языке результат сокращения долгих *ī и *ū не отличается от исконно кратких *i и *u): [àkẹ`s] (им. п. ед. ч.) ‛глаз’ (лит. akìs [ak’ìs] < *akis), [àkìs] (вин. п. мн. ч.) (лит. akìs [ak’ìs] < *akīs < *akins);
  5. частичная сохранность носовых призвуков в рефлексах исконных сочетаний типа «гласный + n» перед щелевыми или в конце слова: [ta·n] (вин. п. ед. ч.) ‛того/той’ (лит. tą˜ [tā˜]), [káncti] ‛кусать’ (лит. ką´sti [kás’t’i]);
  6. изменения качества гласного в сочетаниях [an] и [εn]: [lọnks] ‛окно’ (лит. lángas [lá.ŋgas]), [lẹ´nks] ‛поляк’ (лит. lénkas [l’έ.ŋkas]);
  7. появление долгого гласного среднего подъема или дифтонга вместо носо-вых гласных, образованных из сочетаний *an, *en: [žọ˜.s’ẹ`s] или [žọ˜us’ẹ`s] ‛гусь’ (лит. žąsìs [žās’ìs]), [sprệ·st’] или [sprệistẹ] ‛решать’ (лит. sprę´sti [s’p’r’és’t’i]);
  8. передвижение ударения влево от исконного ударного (обычно на первый слог): šàkà ‛ветка’ — лит. šakà, pàvažà ‛полоз’ — лит. pavažà; иногда сохраняется второстепенное ударение; эта тенденция усиливается с продвижением на север;
  9. сильная тенденция к выпадению или сокращению гласных в конечных слогах: [vi·rs] ‛мужчина’ (лит. výras [v’íras]), [a·kis] ‛глазá’ (лит. ãkys [ā˜k’īs]), [že·me] или [že·mẹ] или [že·mi] ‛земля’ (лит. žẽmė [ž’æˉ´m’ē]); особенно сильно эта тенденция проявляется в северожемайтских говорах;
  10. в дифтонгах с восходящей интонацией aĩ, aũ, eĩ, uĩ и в дифтонгических сочетаниях a, e, u, i + r˜, l, m˜, ñ первый элемент произносится как долгий или полудолгий: [ã·ulas] или [ã.ũ.las] ‛голенище’;
  11. имеются акутовые личные окончания глаголов: [sọkâu] ‛я крутил’ (лит. sukáu), [sọkâ] ‛ты крутил’ (лит. sukaĩ), [vedê] ‛ты вёл’ (лит. vedeĩ);
  12. отсутствует ассимиляция согласных по мягкости и их смягчение перед гласными переднего ряда, что связано с влиянием немецкого языка.

МорфологияПравить

В области морфологии жемайтское наречие отличается от литературного языка рядом инноваций:

  1. отдельное склонение прилагательных u-основ было ассимилировано другими классами склонений;
  2. глаголы, которые в аукштайтском имеют основу настоящего времени на -i-, были ассимилированы с тематическим классом с настоящим временем на -а-: tìkam ‛(мы) верим’ (лит. tìkime);
  3. вместо специальной формы прошедшего многократного времени на -dav- используется конструкция с инфинитивом и вспомогательным глаголом liuob(ė)ti, букв. ‛многократно действовал’: liúobu rašýti ‛(я часто) писал’ (лит. rašýdavau), liúobi rašýti ‛(ты часто) писал’ (лит. rašýdavai);
  4. сохранены архаичные черты: последовательно употребляется двойственное число как в системе склонения, так и в системе спряжения (Тельшяй, Кретинга, Клайпеда): dọ geroụjo vírọ ‛два хороших мужчины’, skaĩtova ‛мы вдвоем читаем’.

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

  1. Zinkevičius Z. Lietuvių kalbos dialektologija. Vilnius, 1994, с. 27-28 (Диалектология литовского языка)
  2. Zinkevičius 1996

СсылкиПравить

 

«Википедия» содержит раздел
на жемайтском языке
«Pėrms poslapis»

В Викисловаре список слов жемайтского языка содержится в категории «Жемайтский язык»