Открыть главное меню

«Женихи́»оперетта Исаака Осиповича Дунаевского, написанная им в 1927 году.

Оперетта
Женихи
Композитор Исаак Дунаевский
Либреттист Сергей Антимонов, Николай Адуев
Год создания 1927
Первая постановка 1927
Место первой постановки Московский театр оперетты

История созданияПравить

Эту вторую свою оперетту И. О. Дунаевский написал в 27 лет, не будучи ещё широко известным композитором-песенником. Пока, в годы НЭПа, главной областью интересов молодого композитора является театр. По собственным воспоминаниям Дунаевского: «Там я выработал конкретность музыкального языка, умение в музыке сценически мыслить».

Работа над опереттой шла в 1926 году. В это время Московский театр оперетты ещё оставался частным, терпя постоянную критику от новой власти. Обвиняли театр в пристрастии к «венщине», то есть к опереттам Имре Кальмана и Франца Легара. Знаменитый актёр и режиссёр Г. М. Ярон в книге «О любимом жанре» так вспоминает историю первой постановки:

 В начале 1927 года главный режиссёр Театра сатиры Давид Гутман пригласил меня приехать к нему ночью после спектакля. Приехав, я застал у него драматургов Николая Адуева и Сергея Антимонова, а также заведующего музыкальной частью Исаака Дунаевского.
— Вот какое дело, — сказал мне Давид. — У нас есть готовая комедия с музыкой «Женихи». Она написана для Театра сатиры. Наша дирекция почему-то боится её ставить, но, по-моему, если прибавить немного музыки, — это настоящая оперетта.
И вот Адуев начал читать, Дунаевский — петь номера, аккомпанируя себе на рояле. Разошлись мы часов в шесть утра, наметив, что именно нужно дописать, чтобы «дотянуть» «Женихов» до оперетты. Через день мы познакомили с нею труппу вашего театра…
По жанровым признакам «Женихи» — бытовая русская оперетта, остроумная сатира на нэповское мещанство. Спектакль шел под гомерический хохот и аплодисменты. Рецензии назывались: «Выставляется первая рама», «Это как будто серьёзно», «Первая советская оперетта» и тому подобное.
 

По мнению писателя и драматурга Глеба Скороходова, именно «Женихи» явились решающим шагом для создания осенью того же года первого в стране государственного Московского театра оперетты. Премьера спектакля в театре состоялась в декабре 1927 года.[1]

В 1962 году по мотивам оперетты на Ленинградском телевидении режиссёром В. Васильевым снят одноимённый телефильм.[2]

Действующие лицаПравить

  • Иван Самсонович Бокастов — трактирщик
  • Аграфена Саввишна — его жена
  • Куприянович — повар
  • Филат Игнатьевич Штобышов — гробовщик
  • Дьякон
  • Ефим Исаевич — извозчик
  • Роман Казимирович Гусь-Плешковский — маркёр
  • Жундриков — преддомкома
  • Служка
  • Мадам Пендрик
  • Фрося
  • Глаша
  • Подмастерье в лавке гробовщика
  • Фининспектор

СюжетПравить

Действие оперетты происходит в годы НЭПа. Умер трактирщик. Его ещё не успели похоронить, а к молодой трактирщице Аграфене Саввишне уже начали свататься женихи. Их пятеро: дьякон, извозчик, повар, гробовщик и биллиардный маркёр. Каждого из них не слишком волнует личность самой Аграфены — все они пылают жаркой страстью к её доходному питейному заведению. Роль «весёлой вдовы» пришлась по нраву молодой трактирщице. Она сразу же даёт «от ворот поворот» повару, дьякону и извозчику, оставив надежду лишь у двух остальных претендентов на её руку, сердце и трактирное заведение. Аграфену очень мало привлекает самоуверенный и нахальный гробовщик. Но он — хозяин доходного предприятия, гробовой мастерской под названием «Век живи». И расчётливая трактирщица мечтает, обвенчавшись с гробовщиком, создать «трактирно-гробовой трест». Второй кандидат в мужья — биллиардный маркёр Роман Казимирович Гусь-Плешковский. У него нет ни гроша за душой, но его эффектная внешность и «аристократические» манеры пленяют молодую трактирщицу. Искренне восхищаясь маркёром, Аграфена восторженно восклицает:
— Породистый! Будь кобель или жеребец, так цены бы человеку не было!
Чувство в конечном счёте побеждает разум, и Аграфена всё-таки дает своё согласие на брак с маркёром. Пышно празднуется свадьба. Произносятся торжественные речи. Трио гармонистов играет разухабистый фокстрот, гости веселятся... И вдруг происходит нечто неожиданное — в разгар свадьбы в комнату врывается не кто иной, как сам трактирщик в покойницком одеянии. Оказывается, он вовсе не умер, а просто заснул летаргическим сном, и звуки свадебного веселья его разбудили. Женихи, только что пылавшие безумной страстью к Аграфене, теряют к ней всякий интерес: ведь она больше не владелица доходного заведения!

ЛитератураПравить

ПримечанияПравить

СсылкиПравить