Открыть главное меню

Житинкин, Андрей Альбертович

Андре́й Альбе́ртович Жити́нкин (род. 18 ноября 1960, Владимир)— российский режиссёр театра и кино, писатель и киноактёр. Народный артист Российской Федерации (2007)[1].

Андрей Житинкин
Житинкин Андрей.jpg
Имя при рождении Андрей Альбертович Житинкин
Дата рождения 18 ноября 1960(1960-11-18) (58 лет)
Место рождения
Гражданство
Профессия
Театр
Награды
Narodniy artist1 copy.png Zaslujeniy artist1.png
Commons-logo.svg Андрей Житинкин на Викискладе
(аудио)
Запись голоса А.А. Житинкина
Из интервью «Эхо Москвы»
22 декабря 2009
Помощь по воспроизведению

Содержание

БиографияПравить

Родился 18 ноября 1960 года во Владимире.

Жизненный путьПравить

В 1982 году окончил актёрский, а в 1988 году — режиссёрский факультет Высшего театрального училища им. Щукина (мастерская Е. Р. Симонова)[2].

Режиссёрская деятельностьПравить

После окончания училища работал в Московском театре «Современник»".

В 19881990 годах работал в Театре имени М. Ермоловой.

В 20012003 годах — главный режиссёр Театра на Малой Бронной[3].

На данный момент является художественным руководителем «Авторского театра Андрея Житинкина»[2] (также, помимо собственного работает в различных театрах, таких как «LA’Театр», Театр им. Ермоловой, Театр имени Моссовета, Театр Табакова, Театр Сатиры)[2].

Театральные работыПравить

РежиссёрПравить

 
Валерий Золотухин и Андрей Житинкин на поэтическом вечере. Москва, 2005.

Работы в киноПравить

Актёрские работыПравить

Режиссёрские работыПравить

Литературные работыПравить

  • «Плейбой московской сцены». Житинкин А. А., 2003 г., Изд.: АСТ, Астрель

НаградыПравить

СвидетельстваПравить

«Андрей Житинкин (по прозвищу „Житуха“). Был худенький мальчик-одуванчик. (…) Абсолютно правильный, наш домашний компьютер, который сидел на всех лекциях и всем потом давал списывать. Он вставал, когда мимо проходила женщина, что особенно умиляло старых педагогов. Не пил, не курил, не всё остальное. Никакой богемы. В этом смысле он был идиот: когда отрываться, как не в студенческие годы. Между прочим, он был очень смешной артист, смешно играл Робинзона в „Бесприданнице“. А на нашем дипломном спектакле „Сенсация“ с ним вышла дикая история. Его герой должен был идти на сцену через зал и по дороге со всеми здороваться — так, по мнению Рубена Симонова, нарабатывалось обаяние. И вот на одном спектакле он сунул руку какому-то мужику, а тот в ответ выставил „пушку“. Оказалось, что это был охранник Шеварднадзе, который решил, что на его шефа покушаются. С тех пор Житинкин старался иметь дело только с дамами. И вдруг шок — наш мальчик-одуванчик сделал спектакль „Жмурики[7], где разговаривают только матом.

Об одуванистости режиссёра Андрея Житинкина, похоже, забыли даже его друзья. У него устойчивая репутация модного и скандального режиссёра. Модный — потому что много ставит (десять спектаклей только в столице). Скандальный — потому что ходит по лезвию ножа между разрешённым и запрещённым, потому что любит обнажённое тело в сценическом пространстве и остроту драматургии. Его клянут на каждом шагу, потому что завидуют. Завидуют, потому что не умеют так, как он. Один из немногих режиссёров, кто не притворяется в своей любви к артистам»[8].

Ожидаемые проектыПравить

«Справедливости ради надо сказать, что тандем Волохов-Хакамада-Житинкин обладает поистине огромным синергетическим эффектом в случае реализации постановки драматического спектакля. Авторы пьес Волохов и Хакамада, отражают сложнейшие конфликты российской жизни, демонстрируя абсолютно противоположные стилевые и социально адресные подходы. Пьесы — „Рублёвское сафари нах“ (Волохов) и „Заключение“ (Хакамада) — это как чёрное и белое. Народно-уличная жесть и символизм интеллектуального мышления. Но! Оба произведения объединёны идеей победы духа личности над доминантной силой, женского гармонизирующего начала над грубым дарвинизмом мужчины. В результате будущий объединённый спектакль обретает особый „вкус сравнения“ интерпретаций мужчины-автора и женщины-автора в постановке проблемы.

В чём ещё синергия? Волохов, творящий в скандально-стилевой манере подачи материала, ориентирован на резонанс крайне ангажированного интеллектуального андеграунда. Хакамада — носитель политически изнасилованного имиджа, и для неё перекрыты какие-либо оценки пьесы с точки зрения произведения искусства. Однако, образ интеллигентной женщины-политика и соответствующий язык её пьесы, несомненно, приводят Волохова к диалогу с менее провокационно мыслящей аудиторией. А известность скандального драматурга Волохова невольно перетягивает имя Хакамады из мира политических в мир творческих оценок. Наконец, обладая разнящимся по форме, но общим по духу, отрицательным взглядом на гламуризацию темы художника, оба автора жёстко и энергично демонстрируют сопротивление. Житинкин, талантливый театральный режиссёр, свободный мастер антрепризы, фактически осветит эти два имени своим, и в состоянии вбросить спектакль, начинённый, с одной стороны, реальными конфликтами, а, с другой, предельно провокационными языком и сценической формой. Все три имени срабатывают, бомба взрывается, „угодники“ улетают, народ смотрит и укрепляется Духом любви к своему российскому „капиталистическому“ ближнему и даже американскому „корабельно-ковбойскому“ далёкому…»

ПримечанияПравить

СсылкиПравить