«Западня» (также «Обвал»; яп. おとし穴) — японский чёрно-белый художественный фильм 1962 года, первый художественный фильм Хироси Тэсигахары, до этого известного как документалист. Сочетает элементы социальной драмы, повествующей о тяжёлой жизни шахтёров и противоречиях в шахтёрских профсоюзах, с мистическим сюжетом о расследовании убийства.

Западня
おとし穴
Otoshiana
Жанр драма
мистика
Режиссёр Хироси Тэсигахара
Продюсер Тадаси Оно
Автор
сценария
Кобо Абэ
В главных
ролях
Хисаси Игава
Сумие Сасаки
Куниэ Танака
Оператор Хироси Сэгава
Композитор Тору Такэмицу
Кинокомпания Teshigahara Productions
Длительность 97 мин.
Страна
Язык японский
Год 1962
IMDb ID 0203612

Фильм положил начало сотрудничеству режиссёра с композитором-авангардистом Тору Такэмицу и писателем Кобо Абэ, который написал сценарий на основе собственной абсурдистской пьесы. Впоследствии Тэсигахара снял ещё три фильма, уже по романам Кобо Абэ: «Женщина в песках» (1964), «Чужое лицо» (1966) и «Сожжённая карта» (1968).

Фильм был включён в Criterion Collection в составе сборника из трёх фильмов Тэсигахары по Кобо Абэ (вместе с «Женщиной в песках» и «Чужим лицом»), несколькими короткометражными фильмами и документальным фильмом о сотрудничестве режиссёра и писателя[1].

Содержание

СюжетПравить

Действие разворачивается в послевоенной Японии. Главный герой работает на шахтах, время от времени меняя место работы, поскольку опасается быть пойманным как дезертир. С ним путешествует его маленький сын (который весь фильм хранит молчание). Однажды шахтёр получает направление с предложением прибыть на работу на одну из шахт. Он приходит в шахтёрский посёлок, но тот выглядит заброшенным. Продавщица в кондитерской лавке, которая одна осталась в посёлке, говорит шахтёру, что все покинули шахту, поскольку порода оказалась пустой и к тому же в шахте произошёл обвал.

Шахтёр идёт дальше. Внезапно его начинает преследовать человек в белом костюме и белой шляпе, который и раньше незаметно следил за шахтёром. Пока мальчик ловит лягушку в камышах, человек в белом закалывает шахтёра ножом. Продавщице он даёт деньги и говорит, что если убийством будет интересоваться полиция, она должна сказать, что убийцей был другой шахтёр, с проплешиной. Человек в белом уезжает на мотоцикле. Дух шахтёра поднимается с земли, оставляя тело лежать. Теперь он видит в посёлке много людей, и вскоре понимает, что все они — также призраки умерших.

Продавщица идёт в город и сообщает в полицию об убийстве то, что просил её сказать человек в белом. Полиция прибывает на место преступления и осматривает его. Журналисты, побывавшие на месте преступления, замечают, что убитый как две капли воды похож на Оцуку, лидера шахтёрского «2-го профсоюза». Однако Оцука жив. В разговоре с ним журналисты узнают, что секретарь 2-го профсоюза в то утро собирался поехать как раз туда, где был убит шахтёр, и что человек с проплешиной, на которого женщина указала как на убийцу, это секретарь «1-го профсоюза». Между 1-м и 2-м профсоюзами, обслуживающими две штольни одной шахты (старую и новую), существует конкуренция, каждый из них считает другого предателем. Оцука, однако, полагает, что убийство похожего на него человека могло быть «западнёй». Он звонит секретарю 1-го профсоюза и предлагает встретиться, пока того не арестовали по подозрению в убийстве.

Тем временем человек в белом возвращается и убивает продавщицу кондитерской. Её призрак встречается с призраком шахтёра, оба они недоумевают, кто этот человек и зачем он убил их. В дом продавщицы приходит Оцука и видит её труп. Позже подходит секретарь 1-го профсоюза, который решает, что это Оцука убил продавщицу. Профсоюзные лидеры начинают спорить и драться, в схватке убивая друг друга. Человек в белом издалека наблюдает за ними, сверяет время по часам и, не обращая внимание на обращённые к нему вопросы шахтёра и продавщицы, уезжает на мотоцикле. Мальчик, набрав сладостей в кондитерской лавке, убегает из посёлка по пустынной дороге.

В роляхПравить

НаградыПравить

  • 1962 — Премия японской телерадиокомпании NHK — лучшему режиссёру-дебютанту[2]

КритикаПравить

Киновед Говард Хэмптон называет первый фильм Тэсигахары «культовым при отсутствии культа» (англ. a cult movie lacking only a cult) и характеризует его как «впечатляюще нестандартный и последовательно непредсказуемый» (англ. impressively anomalous and consistently unpredictable). Изображая сверхъестественное как обыденное, «Западня» может считаться противоположностью «историй о призраках», интеллектуальным вариантом «Карнавала душ»[3].

Джон Берра отмечает, что фильм отражает обеспокоенность Тэсигахары и Абэ положением шахтёров. Реалистичность повествованию придаёт и выбор места съёмок — это шахтёрские районы Кюсю, где на шахтах не раз происходили обвалы и рабочие голодали из-за массовых увольнений. Однако социальные проблемы режиссёр и сценарист исследуют в экзистенциальном ключе, так что фильм классифицировали и как хоррор, и как образец японской «новой волны», а сам Тэсигахара охарактеризовал его как «документально-фантастический» (documentary-fantasy). Звуковой ряд фильма, в котором место традиционных аранжировок занимают тревожные звуковые эффекты, усиливает ощущение беспокойства и отчуждения[4]. Аналогично, по мнению Питера Грилла, япониста и режиссёра-документалиста, музыка Такэмицу, несмотря на её минимализм, идеально соответствует изображению тяжёлого труда и лишений японских шахтёров[5].

ПримечанияПравить

СсылкиПравить