Открыть главное меню
Петропавловский парк и церковь в усадьбе Затрапезновых — подражание главному храму столицы.

Затрапе́зные (также встречается Затрапезновы[1]) — ярославская купеческая семья, несколько членов которой принимали участие в создании и развитии русской мануфактуры при Петре Великом и в накоплении личного, огромного по тому времени, богатства. Основатели и первые директора ярославской полотняной мануфактуры — одной из самых первых и крупных в их время в стране.[2]

ПроисхождениеПравить

Ещё первый из известных по имени Затрапезных, Семён, был богатым ярославским купцом. Его сыновья Максим (1670 — ?) и Пётр (1675 — ?) владели в Ярославле несколькими домами и многими лавками, где торговали крашениной, коробейными и красильными товарами. Они выделялись из своей среды не только богатством, но и предприимчивостью и именно благодаря ей на Затрапезных обратил внимание Пётр Великий. Он посетил Ярославль в мае 1693, в июне 1694, в декабре 1696 и в мае 1702 года. По семейным преданиям, в одно из этих посещений Пётр Великий заметил бойкий ум тогда ещё мальчика Ивана Максимовича и решил обратить его на службу русской промышленности.[2]

Иван МаксимовичПравить

Иван Максимович Затрапезный (1695—1741) — купец гостиной сотни. Был самым видным из семьи Затрапезных.[2] Один из создателей знаменитой полотняной фирмы Затрапезных в 1720 году. Наследниками всего огромного состояния Ивана Затрапезного были его дети: сын Алексей (1732), и замужние дочери, из которых старшая была замужем за майором Лакостовым, опекуном Алексея и управителем всех имуществ наследников Ивана Затрапезного, вторая, Сарра, — за Балашовым, третья, Сусанна, овдовевшая к 1744 году, — за Болотиным и четвёртая, Ева, — за Даниилом Яковлевичем Земским.[2]

Дмитрий МаксимовичПравить

Брат Ивана Дмитрий выделился из наследственной доли и в 1742 г. положил основание ярославской мануфактуре, получившей в отличие от старой большой наименование малой. Д. Затрапезный обладал сравнительно хорошим образованием и принадлежал к лучшему ярославскому обществу того времени. К нему езживали важные гости из Петербурга; с ним водил компанию Бирон во время своей ссылки в Ярославль (1742—1761). Мануфактура Д. Затрапезного имела 90 станов. Кроме неё, он устроил в 1750 г. в Ярославле первый колокольный завод и выливал колокола до 700 пудов весом. Умер он в 1756 году. У его сына Ивана Дмитриевича было 13 человек детей, которые в конце XVIII века продали своё ярославское имущество купцу Г. Углечанинову и переселились в Выборг.[2]

Один из Затрапезных, должно быть из потомков Дмитрия Максимовича, которые существуют и доныне, был в свите великого князя Константина Павловича во время путешествия его в Париж и производил на встречавших его очень хорошее впечатление умом и умением себя держать.[2]

Алексей ИвановичПравить

Вдова Ивана Затрапезного была слабоумная, пила запоем и буянила. Любимым её ребёнком была дочь Ева и её муж Даниил. Сын был в загоне; зятьёв Балашова и Лакостова она ненавидела и постоянно твердила о мужнином имуществе: «все Данилушкино». Молодой Затрапезный, угождая матери, «хотя по дурному воспитанию своему и по природе был очень глуп, однако Лакостова и Балашова ругать, а Земского хвалить твёрдо навык». Между тем единственный, кто действительно о нём заботился, был именно Лакостов. Видя его полную заброшенность дома, опекун определил его к учителю Жилкину «для обучения немецкому языку и арифметике». Позднее Лакостов намеревался послать Алексея, по примеру его отца, для науки за границу. Но Земской, «подкапываясь» под Лакостова, выкрал мальчика от учителя; «вместо честных наук купил ему голубей; держал его в доме своём в праздности и играх два месяца; возил его в Ярославль и, отлуча от наук, велел его там оставить без всякого призрения; юноша стал развращённым и непристойным, в самой пагубной праздности, ходя по улицам в непристойной одежде, а иногда в балахоне, играл с фабричными ребятами в бабки». По общему согласию Балашовой, Болотиной и Лакостова и по просьбе самого Алексея Затрапезного, его снова отдали в учение, а в 1747 году отправили для усовершенствования в науках в Ригу. Но Земской, не прекращая своих происков, искал вторично украсть шурина и даже с такою целью посылал своего человека в Ригу и переправил Алексею Затрапезному «воровское письмо от имени тёщи, которая писала, чтобы без её благословения не ездил за море, куда хочет послать его Лакостов».[2]

При таком семейном положении Затрапезных не удивительно, что дела их понемногу приходили в упадок, но фирма ещё продержалась при Алексее Ивановиче и даже приобрела некоторый блеск. 5 марта 1762 г. Алексей Иванович за заслуги его отечественной промышленности был произведён в коллежские асессоры; 18-го мая того же года — в статские советники и назначен в московский банк. Родство его расширилось, и в числе его свойственников сказались князья Вяземские, Измайловы, Демидовы, Аничковы. Императрица Екатерина оказала ему высокое внимание и во время путешествий по Волге в 1763 году останавливалась в Ярославле в его доме и осматривала его мануфактуру.[2]

В 1765 году случилось обстоятельство, сильно подвинувшее падение фирмы: Савва Яковлевич Яковлев или, как его тогда называли, Собакин, купил Большую ярославскую полотняную мануфактуру Затрапезных, насчитывавшую 2300 мужских и 2380 женских рабочих, за 60 000 рублей, то есть за чрезвычайно низкую цену. Современники и родственники Затрапезных обвиняли Яковлева в том, что он воспользовался порочными привычками и слабостью Алексея Ивановича и обманно вовлёк его в невыгодную сделку. Однако оставшаяся часть мануфактуры под фирмою Дмитрия Затрапезного оценивалась в 1774 г. в 80 000 рублей при общей оценке всех русских полотняных мануфактур в 780 000 рублей. Умер Алексей Иванович 1 октября 1773 г., и с ним прекратилось мужское потомство Ивана Максимовича Затрапезного, а торговый дом Затрапезных просуществовал до 1794 года.[2]

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

ЛитератураПравить