Открыть главное меню
Дом № 1 по Тверской улице Санкт-Петербурга, где в квартире Иванова собирались младосимволисты и будущие акмеисты

Среды Иванова, также Ивановские среды — литературно-философские собрания, проходившие в Петербурге в 1900-е годы по средам на «башне» — в круглой угловой выступающей комнате на верхнем (шестом) этаже в квартире поэта-символиста Вячеслава Иванова и его жены, писательницы Лидии Зиновьевой-Аннибал по адресу Таврическая улица, дом 25 (сейчас — 35)[1][2].

Первая встреча на «башне» произошла 7 сентября 1905 года, через два месяца после переезда Иванова с семьёй в Петербург[2][3]. На одной из первых встреч (14 сентября) у Иванова присутствовали К. Д. Бальмонт, О. И. Дымов, Ф. К. Сологуб, Г. И. Чулков. В дальнейшем собрания стали многолюдными (так, 18 января 1906 года на «башне» количество присутствовавших было «41 + 1 кума»).[4] Со временем, когда на «среды» стали приходить «около-художники», «около-музыканты» и «около-литераторы», встречи совсем потеряли интимный характер, став «слишком многолюдными»[5].

Собрания проходили по определённой программе. Начинались они после одиннадцати вечера и заканчивались, «когда толстое солнце палило над крышами».[4] В декабре 1905 года на собраниях была назначена должность председателя (им почти всегда был Н. А. Бердяев), который управлял ходом диспутов. Предметом обсуждения на «средах» были такие темы как «искусство и социализм», «религия и мистика», «актёр будущего», «мистический анархизм» и так далее. После дискуссий наступало время для чтения стихов[6].

В декабре 1906 года заболела жена Иванова, и встречи были прекращены до весны, когда состоялось всего несколько «сред». В октябре 1907 года Зиновьева-Аннибал умерла, после чего собрания возобновились лишь осенью на следующий год. Состав и характер обновлённых «сред» изменились, на встречах стали присутствовать будущие «цеховики». Осенью 1909 года функции «сред» перешли к собраниям Общества ревнителей художественного слова[5].

«Ивановские среды» имели важное значение для развития культуры Серебряного века[1]. Попадание на «башню Иванова» считалось получением «диплома на принадлежность к верхушкам интеллигенции»[5]. На квартире собиралась петербургская элита (литераторы, художники-«мирискусники», музыкальные и театральные деятели, философы и другие), устраивались диспуты, читались доклады, разбирались произведения литературы[1]. По воспоминаниям С. К. Маковского, «Почти вся наша молодая тогда поэзия, если не „вышла“ из Ивановской „башни“, то прошла через неё»[5].

ПримечанияПравить

ЛитератураПравить

  • Ивановские среды // Санкт-Петербург. Петроград. Ленинград : Энциклопедич. справ. / ред. кол.: Л. Н. Белова и др. — М.: Большая российская энциклопедия, 1992. — С. 229—230. — 80 000 экз. — ISBN 5-85270-037-1.
  • Шруба М. Среды Иванова // Литературные объединения Москвы и Петербурга 1890—1917 годов: Словарь. — М.: Новое литературное обозрение, 2004. — С. 60—63. — 448 с.
  • Башня Вяч. Иванова и культура серебряного века. Спб., 2006. Эл. ресурс: http://www.v-ivanov.it/wp-content/uploads/bashnya_vyacheslava_ivanova_2006.pdf