Открыть главное меню

Иеромонах Иосиф (в миру Иван Васильевич по прозвищу Наседка, иначе Шевель) — московский книжник XVII века. Был приходским священником в Клементьевой слободе Сергиева Посада.

Иван Васильевич Наседка
Гражданство (подданство)
Род деятельности поэт
Язык произведений древнерусский
Произведения на сайте Lib.ru

Содержание

Ранние сочиненияПравить

Первое его литературное произведение относится к Смутному времени. Плодом его размышлений о Смуте, в которой Наседка, подобно многим другим русским людям, видел борьбу православия с «латинством», явилось небольшое полемическое произведение: «О российстей святей велицей церкви, юже Иван Богослов виде», истолковывающее известное апокалипсическое видение жены, гонимой змием в пустыню (Апокалипсис, глава XII), в смысле преследования русской православной церкви католиками. Мистико-апокалипсический взгляд на римского папу, как на антихриста, заимствован Наседкой, по-видимому, из южнорусской полемической литературы, с которой он был хорошо знаком.

Карьера в МосквеПравить

В 1615 году Наседка вместе с архимандритом Дионисием Троицким и Арсением Глухим, приставлен был к исправлению книг, закончившемуся осуждением в 1618 г. всех справщиков (см. Арсений Глухой), но при этом Наседка — «лукавая лисица», по отзыву Арсения — избежал заточения. Когда справщики были оправданы, Наседка написал письмо к вновь поставленному патриарху Филарету (отрывки в «Описании синодальных рукописей», № 273), в котором защищал поправки, сделанные при его участии, и обличал невежество московского духовенства, тонко выставляя на вид своё образование и свои заслуги. Назначенный ключарем Успенского собора, он становится лицом близким к правительству. К этому же времени относятся два полемических его сочинения против монаха Антония Подольского, защищавшего прибавку: «и огнём» в молитве на Богоявление, которое вычеркнули справщики Требника преподобный Дионисий, Арсений Глухой и их товарищи[1].

В 1642 году Наседка составил «Изложение на лютеры» — обширный компилятивный сборник, частью заимствованный из сочинений Захария Копыстенского; есть основание полагать, что сборник этот готовили к печати. В этом полемически-сатирическом произведении против лютеранства есть обширные вставки рифмованного говорного стиха — несиллабических виршей. В 1644 г. Наседка явился главным деятелем в богословских прениях, вызванных обручением датского принца Вальдемара с царевной Ириной Михайловной; его перу принадлежат акты этих прений, изданные А. П. Голубцовым.

Монашество. При патриархе ИосифеПравить

При патриархе Иосифе Наседка, состоя в монашестве (с именем Иосифа), был одним из главных деятелей по печатанию книг; впоследствии он примкнул к противникам Никона.

Ко времени патриарха Иосифа относятся следующие сочинения Наседки: «Сын церковный» или «Сказание нужнейших обычаев на учение православной христианской веры, новопросветившемуся зело потребно», и «Зерцало духовное», составленное в 1645 г. и представляющее собой сборник наставлений, преимущественно нравственных, заимствованных из отеческих сочинений и расположенных в азбучном порядке. Сборник этот, за исключением немногих статей, очень сходен по содержанию с книгой «Алфа и омега», напечатанной в Супрасле в 1788 г. Наседке принадлежит ещё записка о жизни преподобного Дионисия (входит в состав «Жития Дионисия», М., 1824, стр.43-54, 56-83), в которой, между прочим, яркими красками обрисованы ужасы московского разорения.

ЛитератураПравить


  1. Антоний (инок) // Русский биографический словарь : в 25 томах. — СПб.М., 1896—1918.