Изразцы

(перенаправлено с «Изразец»)

Изразцы́ (ст.‑слав. израз, от ст.‑слав. ob-raz, rezъ — резать, проводить черту; связано с: образ, образец, обрáзить — украсить, изобразить)[1] — керамические облицовочные плитки, обычно с румпой — коробчатым выступом на оборотной стороне, предназначенным для закрепления в кладке печи или стены, как правило с двумя отверстиями, что позволяет надежно крепить изразец к стенке с помощью штыря или проволоки[2].

Изразцы в оформлении Храма Покрова Богородицы в Измайлове. 1671—1679

В отличие от плоского кафеля (через польск. kafla, от нем. Kachel — блюдце, плошка) изразцами правильно называть только рельефные плитки, которые в старину делали, отминая глину в деревянном коробе, имеющем в днище резной углублённый рисунок наподобие пряничной доски. На глине получался отпечаток с рельефом. Отсюда, по одной из версий, происхождение слова «изразец» (изрезанный). Однако в дальнейшем это слово распространилось и на древнерусские расписные плитки, поэтому его стали использовать в более широком значении. Немецкое слово «кафель» (первые немецкие плитки были круглыми) получило распространение в русском языке только в конце XVII— начале XVIII века в связи с ввозом в страну западноевропейских керамических изделий. Поэтому кафелем правильно называть плоские фаянсовые плитки, белые или с росписью, более позднего времени, обычно в качестве облицовки «кафельных печей»[3].

Элементы изразца

ИсторияПравить

 
Мастер «изразечник». Фотография 1955 г.

Древний мирПравить

Изразцовое искусство восходит к строительным приёмам Древнего Египта и Ассиро-Вавилонии. Самая древняя форма облицовочной керамики — штифтмозаика в качестве облицовки глинобитных стен из обожженных глиняных палочек-конусов («керамических гвоздей») — полукруглые глазурованные шляпки таких «гвоздей» красного, чёрного и белого цветов, вбиваемые в стену, образовывали на поверхности геометрические узоры: зигзаги, ромбы, треугольники. Остатки штифтмозаики в руинах колонного зала царского дворца в Уре (вторая половина 4 тыс. до н. э.) открыла в 1912 году немецкая археологическая экспедиция. В древней Месопотамии глиняные стены для прочности облицовывали глазурованными кирпичами с рельефным рисунком. Таковы стены «Дороги процессий» и «Ворот богини Иштар» (604—562 гг. до н. э.) древнего Вавилона, облицованные глазурованными кирпичами синего, зелёного и жёлтого цветов с изображениями львов и драконов, «сопровождающих» входящих[4].

В Древнем Египте глазурованную керамику, в частности «египетский фаянс» (толчёный кварц, покрытый глазурью), применяли для декорирования стен со времени Нового царства[5][6].

Византия и страны Западной ЕвропыПравить

 
Западноевропейский изразец

Родиной ремёсел, связанных с силикатами: стеклоделия, глазурования, является Восточное Средиземноморье. Эту традицию переняли византийские мастера, в том числе работавшие на территории Италии: в Венеции, и Равенне, и в храмах Сицилии. Керамические поливные (глазурованные) тарели, ярко сверкающие на солнце, инкрустировали в стены итальянских кампанил (колоколен).

Яркие полихромные керамические плитки — непременная принадлежность архитектуры средневековой Персии, Турции, государств Средней Азии XIII—XVI веков и Магриба (арабского Запада). В испано-мавританской архитектуре глазурованные плитки называли зиллидж.

В странах Западной Европы облицовочные керамические плитки, в том числе плитки для пола с интарсией разноцветной глиной, применяли начиная с VIII века, но наиболее широкое распространение они получили в XV—XVII веках. В Германии, Голландии, Швейцарии, Польше, Венгрии[7].

Древнерусские изразцыПравить

Из Византии искусство глазурованных облицовочных плиток было заимствованно древнерусскими мастерами. Вначале делали так называемые керамиды — могильные плиты, иконы и вставки в кирпичную кладку из терракоты с рельефными надписями, иногда покрытые зелёной —муравленой глазурью (наиболее простой и легкоплавкой из оксидов свинца). Такие керамиды известны по памятникам древнего Киева и Пскова[8].

На Руси послемонгольского времени много строили, восстанавливая старые города и храмы. Но искусство белокаменной резьбы владимиро-суздальской школы XII—XIII веков было утрачено. Замена белокаменных стен на кирпичные привела к идее декорирования быстрым и дешёвым способом — рельефными кирпичами, отминая их в резных коробах. Вначале такие изразцы монтировали в кирпичную кладку и белили вместе со стеной. Затем использовали красные терракотовые плитки в качестве декоративных вставок. Известно, что с 1476 года такие детали из терракоты изготавливали в псковских мастерских. Однако муравленая свинцовая глазурь была прозрачной и на красном фоне глины давала грязноватый тон. Поэтому псковичи стали использовать белый ангоб, а также кроющие (опаковые) эмали: ярко-жёлтые, белые, коричневые, зелёные, рецептуру которых они заимствовали из Речи Посполитой[9].

Яркие непрозрачные эмали позволили эффектно использовать изразцы для наружного декора зданий в архитектуре XVII века, основными качествами которой являются живописность, нарядность, обилие декоративных деталей. Полихромные изразцы применяли в Москве, Троице-Сергиевой лавре, Ярославле, Угличе, Нижнем Новгороде, Великом Устюге, Костроме. В Москве яркими поливными изразцами в XVII веке дополнили убранство храма Василия Блаженного. Выдающимися памятниками изразцового искусства являются фасады церкви Троицы в Никитниках (1628—1653) и, особенно, Крутицкий терем (1693—1694), фасады которого сплошь облицованы изразцами наподобие драгоценной шкатулки[10].

Известны также изразцы Успенского собора) в Дмитрове, [[Борисоглебский собор (Старица)|Борисоглебского собора в Старице[11].

Расцвет ценинного дела (цениной на Руси называли глазурь и любые блестящие глазурованные изделия, от čini — фарфор) в Москве 1670—1690-х годов связан с деятельностью патриарха Никона. Он основал мастерскую по изготовлению изразцов сначала в Иверском монастыре. Мастера «ценинного дела» были переселенцами из польских и белорусских земель. О том, что в Иверском монастыре работали мастера-керамисты и резчики форм «родом иноземцы», переведённые затем под Москву на строительство Нового Иерусалима, сообщает архимандрит Леонид (Кавелин), изучавший оригинальные архивные документы монастыря[12][13].

После опалы патриарха Никона (1666) строительство в Новоиерусалимском монастыре было приостановлено, мастера переведены в Оружейную палату[14]. Впоследствии в начале XVIII века производство изразцов в Новоиерусалимском монастыре было возобновлено — работали там пленные шведские керамисты Ян Флегнер и Кристан. Изразцы, выпускаемые мастерской были уже не рельефные, а гладкие с орнаментом, нанесённым краской[15].

Один из белорусских мастеров, известный под именем Степана Иванова Полубеса, прославился своими работами в храме Григория Неокесарийского (Москва) на Большой Полянке (1667—1679), в Иосифо-Волоколамском, в Новоиерусалимском[16], Солотчинском монастырях, а также в Храме Покрова Богородицы в Измайлове[17].

Степан Полубес родился в Мстиславле. В юности его привезли на Русь «полоном» из литовских земель. С 1614 года в Москве был известен «ценинный мастер» Мартын Васильев. Другую мастерскую в Москве возглавлял резчик по дереву и ценинный мастер старец Ипполит, прибывший «из-за польской Украины». Он также начинал в Новоиерусалимском монастыре на Истре, затем работал в Московском Кремле. Рельеф его изразцов напоминает флемскую («фламандскую») резьбу с перлами («жемчужинами») русских иконостасов XVII века. Ещё одна московская мастерская принадлежала архитектору Осипу Старцеву и его сыну Ивану, строителям Крутицкого подворья, терем которого был облицован более чем двумя тысячами рельефных полихромных изразцов[18].

Знаменитый орнамент Храма Григория Новокесарийского (1668 — середина 1670-х), надвратной церкви Андреевского монастыря (1675) и Храма Покрова Богородицы в Измайлове (1679—1683), получивший название «павлинье око», был выполнен, по мнению исследователей, по тем же формам, что и «павлинье око» в Новоиерусалимском монастыре[19].

Изразцовые печиПравить

В начале XVII века интерьерах русских палат появлялись облицованные изразцами печи. В России издавна существовали кирпичные белёные печи с лежанкой горизонтального типа (другое название лежанки — полати). В богатых боярских домах устанавливали печи нового башенного типа, облицованные блестящими изразцами из Германии, Польши, Украины. «К моменту появления русских изразцовых печей в Западной Европе существовала уже трёхсотлетняя история их развития»[20]. Печи XIV—XV веков в Германии представляли собой цилиндр на кубическом основании, облицованный облицовывали круглыми, как тарелки, глазурованными плитками — «кахлями».

Глазурованные изразцы и кафели имеют не только декоративное значение, они хорошо сохраняют тепло. В Германии и Польше помимо круглых делали «рамочные» прямоугольные изразцы с высоким рельефом, покрытые зелёной глазурью. Эволюция формы и декора изразцовых печей является общей для стран Западной и Восточной Европы. Под влиянием развития архитектурных стилей самые ранние, архаичные печи украшали профилированными поясами, устанавливали на архитектонические основания («ренессансный тип»). Наличие ниш, выступов, раскреповок свидетельствует о барочных тенденциях. В русских печах подобные мотивы трансформировались в «городки» (узорчатый карниз по верхнему краю печи, состоящий из чередующихся пирамидок, «башенок» и полукруглых выемок), ажурные подзоры, точёные балясины. Рельеф постепенно концентрировался на обрамляющих элементах, а сами плитки делали плоскими с росписью по белому ангобу зелёной, коричневой и жёлтой красками.

Русские мастера использовали мотивы традиционной резьбы и росписи по дереву, вышивки, набивных тканей, лубка, народных картин — малёвок. На русских расписных изразцах «лубкового типа» XVIII века встречаются шутливые надписи: «ленивого погоняю» (под изображением китайца на слоне), «охота моя со мною» (всадник с охотничьим соколом на руке), «ярость укрощаю» (обнажённый амур с луком верхом на льве), «зверь дикой» (изображение верблюда), «мы леших, а нас чорт в карты проиграл» (чёрт и три обнажённые женские фигуры), «всех побеждаю» (фигура трубящего Архангела Михаила) и многие другие подобного рода. В Музее Санкт-Петербургской художественно-промышленной академии (бывшего Училища технического рисования барона Штиглица) в отдельном зале хранится уникальная коллекция макетов таких печей с подлинными изразцами. Другие подобные коллекции имеются в музее Коломенское и музее керамики в Кусково под Москвой.

В XVIII веке русские мастера заимствовали для росписи изразцов темы западноевропейских гравюр. Русские мотивы заключали в барочное обрамление с картушами, волютами, рокайлями, трельяжами. Народный орнамент сочетали с композициями из «Иконологии» Ч. Рипы (1593) или популярной в то время книги «Символы и эмблемата». Мастера использовали гравюры изданий «Описание Иерусалима» Симона Симоновича (московское издание 1771 года с гравюрами на меди) и Леонтия Бунина к букварю Кариона Истомина (1692—1694). Восточные мотивы (шинуазри) заимствовали через посредство голландских расписных плиток из Делфта, но перерабатывали их на русский лад. При этом пространственность пейзажа, характерная для западноевропейского искусства, заменялась привычным русскому мастеру «лубковым» решением с «травками», «кустиками» и позёмом — условным изображением земли.

Выдающимся исследователем русских изразцов был архитектор С. А. Маслих. Начиная с середины 1950-х годов в течение сорока лет в поездках по старым русским городам он изучал, зарисовывал и «отмывал» акварелью (по архитектурному обычаю) изразцы. Собрание его акварелей является уникальным. Книга акварелей С. А. Маслиха «Русское изразцовое искусство XV—XIX веков» издана в 1976 году (второе издание 1983 г.)[21].

Для новых светских интерьеров Санкт-Петербурга из Голландии привозили облицовочные плитки («кафли») с характерной росписью синим кобальтом по белому фону. В 1709 года указом царя Петра I «два пленных шведа и один русский солдат» были направлены в Воскресенский Ново-Иерусалимский монастырь для изготовления гладких «кафлей» подобных голландским. Такие же мастерские действовали в Стрельне и Ямбурге.

Русские печи, прямоугольные в плане, подобно немецким, обычно стояли в углу комнаты. В Голландии ради экономии топлива печи делали встроенными в стену: одна печь на две стороны обогревала две комнаты. Во дворце А. Д. Меншикова на Васильевском острове в Санкт-Петербурге, в «Ореховой зале», находится одна из самых ранних столичных печей 1720-х годов. Её композиция — традиционно русская, облицовка — европейского типа, а роспись, вероятно, выполнена русским учеником иностранного мастера. Во дворце Меншикова сохранилось четыре комнаты, стены и потолки которых покрывают бело-синие расписные плитки (в начале XVIII века таких комнат было тринадцать). В отличие от экономных голландцев русские покрывали плитками сплошь потолок и стены. При «ковровой» кладке на пересечении швов возникал дополнительный узор, раппорт из повторяющихся «угловых элементов» и розеток из позолоченной бронзы. Кафельная облицовка придавала не только нарядность, но и усиливала отражённым светом белизну, придавала светоносность интерьерам, что особенно важно в хмурые петербургские дни.

В середине XVIII столетия по требованию императрицы Елизаветы Петровны архитектор Б. Ф. Растрелли устраивал изразцовые печи в дворцовых интерьерах Санкт-Петербурга, Петергофа и Царского Села. К тому времени подобные печи уже называли «русскими», но Растрелли рисовал их сам в своём уникальном барочно-рокайльном стиле — с колонками, профильными карнизами и фронтонами. В столице, однако, растреллиевские печи именовали гамбургскими, поскольку их складывали немецкие мастера. В русской провинции — в Костроме, Калуге, Угличе — такие же печи не были связаны с творчеством самого Растрелли, но назывались уже не гамбургскими, а растреллиевскими. В середине XIX века многие дворцовые печи, например в Зимнем дворце в Санкт-Петербурге, разбирали и заменяли по новой моде каминами. В залах большого Петергофского и Царскосельского дворцов растреллиевские печи восстановлены реставраторами.

Во второй половине XVIII века в связи с распространением моды на классицизм расписные изразцовые печи постепенно уступали место белым кафельным, декорированным лёгкой тонкой росписью синим по белому либо рельефами «под антики». Многие из таких печей делали по рисункам архитекторов Дж. Кваренги и Н. А. Львова. В XIX веке оригинальное искусство русских изразцов полностью угасает.

ИзготовлениеПравить

 
Изразец с лицевой и изнаночной сторон

Изготовление изразцов — сложный процесс, в котором участвовали резчики форм и гончары или каменщики, имевшие опыт обжигания кирпича. В Москве в XVII веке изготовлением изразцов занимались профессиональные мастера в Оружейной палате. В провинциальных изразцовых центрах изразцы изготавливали мастера строительных профессий: каменщики, печники. Как правило, возникали такие центры там, где уже было налажено кирпичное производство, часто в крупных монастырях. Места обжига изразцов называли в XVII веке «заводами».

Крупные изразцовые центры были, кроме Москвы, в Ярославле, Пскове, Новгороде, Балахне, Владимире, а также в некоторых северных городах. Печи изготавливали для продажи на ярмарках, но в основном по заказу для монастырей, для людей боярского сословия или по царскому указу. Изготавливали целые печные наборы, перевозили их преимущественно водными путями, таким образом один изразцовый центр мог снабжать своей продукцией довольно обширную территорию. В 17 веке мастера этого промысла имели налоговые послабления. Нередко по заказу поставляли не уже изготовленные изразцы, а приглашали мастеров на место с тем, чтобы не перевозить довольно хрупкий материал, а сделать большой заказ на месте. Так поступили, например, в Муроме при строительстве Троицкого монастыря, обильно украшенного изразцами, там была создана временная мастерская , а каменщики.изразечники из Владимира обжигали в ней изразцы для собора. Подобная практика применялась и в других местах.

ПримечанияПравить

  1. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. В 4-х т. — М.: Прогресс, 1986—1987. — Т. 2. — С. 123. — Т. 3. — С. 106, 461
  2. Глоссарий строительных терминов. — URL: http://estateline.ru/termin/322
  3. Власов В. Г.. Изразцы // Власов В. Г. Новый энциклопедический словарь изобразительного искусства. В 10 т. — СПб.: Азбука-Классика. — Т. IV, 2006. — С. 63
  4. Власов В. Г.. Основы теории и истории декоративно-прикладного искусства. — СПб.: Изд-во СПб. Ун-та, 2012. С. 70—72
  5. Флитнер Н. Д. Стекольно-керамические мастерские Тель-Амарны. — Пг., 1922
  6. Павлов В. В., Ходжаш С. И. Художественное ремесло древнего Египта. — М.: Искусство, 1959. — С. 149
  7. Morant A. de. Histoire des arts decoratifs des origines a nos jours. — Paris: Hachette, 1970. P. 293
  8. Плешанова И. И. Керамические надгробные плиты Псково-Печерского монастыря // Нумизматика и эпиграфика. — М.: Институт археологии АН СССР. — Т. VI. — 1966
  9. Власов В. Г. Новый энциклопедический словарь изобразительного искусства. — Т. IV, 2006. — С. 64
  10. Овсянников Ю. М. Русские изразцы. — Л.: Художник РСФСР, 1968. — С. 7
  11. Любимова Н. Истринская фасадная керамика XVII в. Автореферат диссертации. — М., 1950. — С. 11—12.
  12. Леонид (Кавелин). Ценинное дело в Воскресенском, Новый Иерусалим именуемом, монастыре с 1656 по 1759 год // Вестник Общества древнерусского искусства при Московском публичном музее № 11—12. — М., 1876. — С. 84—87.
  13. Савко Н. Архимандрит Леонид (Кавелин) — первый исследователь архитектурной керамики Воскресенского собора // Никоновские чтения в музее «Новый Иерусалим» / Составитель и научный редактор Зеленская Г. — М.: Северный паломник, 2002. — С. 161. — ISBN 5-94431-052-9.
  14. Белорусские мастера в Московском государстве второй половины XVII века
  15. Любимова Н. Истринская фасадная керамика XVII в. Автореферат диссертации. — М., 1950. — С. 10.
  16. Иосифо-Волоколамский монастырь. Изразцы Степана Полубеса на главах Успенского собора (недоступная ссылка). Дата обращения: 9 января 2014. Архивировано 9 января 2014 года.
  17. Покровский Собор (1671—1679) в Измайлово
  18. Власов В. Г.. Искусство малых форм и народные ремёсла // Власов В. Г. Искусство России в пространстве Евразии. — В 3-х т. — СПб.: Дмитрий Буланин, 2012. — Т. 1. — C. 412
  19. Воронов Н., Сахарова И. О датировке и распространении некоторых видов московских изразцов // Материалы и исследования по археологии Москвы. — М., 1955. — Т. III. — С. 77.
  20. Немцова Н. И. О стилях архитектуры русских изразцовых печей XVIIXVIIIвеков // Коломенское. Материалы и исследования. — М., 1993. — Вып. 5. — С. 30
  21. Маслих С. А. Русское изразцовое искусство XV—XIX веков. — М.: Изобразительное искусство, 1976

ЛитератураПравить