Ингуши́ (ингуш. ГӀа́лгӀа́й) — нахский народ, проживающий на Северном Кавказе, коренное население Ингушетии, а также Пригородного района и г. Владикавказа современной Северной Осетии[19][20][21]. Имеются диаспоры ингушей в ряде стран Европы, Средней Азии и Ближнего Востока[22][23][24]. Общая численность ингушей во всём мире составляет около 1 млн человек[25]. Впервые упоминаются в I веке в труде древнегреческого учёного Страбона, позже встречаются и в средневековых армянских и грузинских источниках[⇨]. Говорят на ингушском языке, письменность на основе кириллицы[⇨]. Исповедуют ислам суннитского толка[⇨].

Ингуши
Современное самоназвание ингуш. ГӀалгӀай
Численность и ареал
Всего: 1 млн[7]
Описание
Археологическая культура Кобанская
Язык ингушский
Религия ислам суннитского толка
Расовый тип европеоиды: кавкасионский тип[17]
Входит в нахские народы
Родственные народы бацбийцы, чеченцы
Происхождение хамекиты, гаргареи, малхи, хурриты, фригийцы, хетты, сарматы, санары, аланы, кисты, калканцы[18]
Логотип Викисклада Медиафайлы на Викискладе

ЭтимологияПравить

Этноним «ингуши» произошёл от названия ингушского селения Ангушт, которое уже к концу XVII в. являлось крупным селением в Тарской долине (современный Пригородный район)[26][27][28].

Самоназвание ингушей — «галгай» (гӏалгӏай) имеет древнее происхождение[29][⇨]. Оно чаще всего связывается с термином «гала» (гӏа́ла) — башня, крепость, и, соответственно, переводится как строитель/житель башни, крепости. Дополняя эту версию, Б. А. Хайров связывает термин галга с этнонимом в шумерском языке, которым шумеры называли население Шумера, известное в науке как су, субир, хурриты, и что означало «мудрецы»[30]. По мнению некоторых исследователей, самоназвание «галгай» утвердилось среди всех юго-западных вайнахов только в 1920-х годах[31]. Однако, согласно другим учёным, ещё в период второй половины XVI — первой половины XVII в. наименование «галгай» (в русских документах того времени — колки, калки, калканцы) имело широкое значение и, помимо собственно галгаев, распространялось и на другие родоплеменные группы (общества) Горной Ингушетии[32][33]. В трудах немецких исследователей И. Гюльденштедта, П. Палласа и Ю. Клапрота также сообщается, что ещё в XVIII веке ингуши сами себя называли ГӀалгӀай[34][35][36].

Расселение и численностьПравить

По данным всероссийской переписи населения 2020-2021 гг. в России проживало 517 тысяч 186 ингушей[1] , в том числе:


СтатистикаПравить

Ингуши согласно официальным переписям населения Российской империи[37], СССР[К. 1][38][39] и РФ[1]:
1897 1926 1939 1959 1970 1979 1989 2002 2010 2020
46 214 74 094 92 120 105 980 157 605 186 198 237 438 413 016 444 833 517 186

Российская империяПравить

В 17−18 веке ингуши были расселены по долинам Армхи, Камбилеевки, Сунжи и Ассы. На западе ареал расселения был ограничен Дарьяльским ущельем, однако ещё в 16−начале 17 века ингуши проживали в Кобанском, Даргавском, Санибанском и Куртатинском ущельях, соседствуя с осетинами. На юге ингушские фамилии встречались в Гвелети и Охкарохи, а также Архоте, откуда они ушли во второй половине 19 века[40].

Советская Россия, СССРПравить

После Октябрьской революции 1917 года территория основного расселения ингушей оставалась в составе Назрановского и Сунженского округов (адм. центр обоих Владикавказ), оба округа в составе Терской области (адм. центр также Владикавказ)[К. 2]. В конце 1920 — начале 1921 годов, после административно-территориальных реформ Советской России на Кавказе, Назранавский и Сунженский округа, а также сама Терская область были упразднены, а для ингушей создали Ингушский НО (адм. центр Владикавказ) в составе Горской АССР (адм. центр Владикавказ). Город Владикавказ, оставаясь административным центром, теперь не входил в состав какого-либо округа, а был выделен в отдельную административную единицу — автономный город. Ингушей в нём проживало — 1517 человек (966 мужчин и 551 женщина), что составляло 19,4 человека на 1000 населения[41]. В ходе национально-государственного размежевания в 1924 году Горская АССР была упразднена, а Ингушский НО преобразован в Ингушскую АО в составе Юго-Восточной области (образована в 1924 году, адм. центр Ростов-на-Дону), переименованной в том же году в Северо-Кавказский край (первый адм. центр Ростов-на-Дону, позднее другие).

К середине 1920-х годов ингушское население в стране увеличилось по сравнению с концом 1890-х, советские статистики ввели коэффициент при сравнении переписи населения в Российской империи (1897 год) и переписи в СССР (1926 год), и, для так называемой, «чеченской группы», он составил 143,2 по всему СССР и 143,8 по его европейской части[К. 3]. Согласно советской переписи, в 1926 году общее число ингушей (вместе с кистинцами[38][К. 4]) — 74 094 человека (37 160 мужчин и 36 934 женщины), из них 94,38 % — 69 930 человека (34 773 мужчины и 35 157 женщин) проживали в пределах Ингушской АО, что составляло 930,7 человека на 1000 населения области (следующими шли чеченцы — 34,3 на 1000 и русские — 12,3 на 1000). В соседних с Ингушской АО городах и областях (РСФСР) проживало 2 207 ингушей, в ЗСФСР (Закавказье) — 1936 человек, в других союзных республиках СССР — 21. Основная часть ингушского населения проживала в сельской местности — 71 490 человек на селе и только 2604 в городе; половой состав у ингушей того времени — на 1000 мужчин около 990 женщин[43].

В 1927 году территории проживания нахских народностей кистинцев, майстинцев и малхистинцев (к началу XX века некоторые из которых отождествляли себя с ингушами[К. 5]), власти включили в состав Чеченской АО (адм. центр Грозный). Административный район их проживания — Аллаго (создан в период Российской империи, адм. центр аул Бенесты), отделили от ССРГ ЗСФСР.

Незначительная часть сельского ингушского населения проживала в Сунженском казачьем округе (адм. цент станица Слепцовская) — 301 человек (155 мужчин и 146 женщин), что составляло 8,6 человека на 1000 населения[44]. В 1929 году округ был упразднён, часть его территории — Слепцовский район и Вознесенский сельсовет — передали в состав Чеченской АО (образовали Сунженский район), другую часть — Терский район, передали Терскому округу (образован в 1924 году, адм. центр Пятигорск, в 1930 году упразднён, а его районы отошли в прямое подчинение Северо-Кавказского края). В 1934 году Ингушская ОА была объединена с Чеченской АО в одну Чечено-Ингушскую АО в составе Северо-Кавказского края, а в 1936 году область была выделена из края и преобразована в Чечено-Ингушскую АССР.

В 1944 году ингуши, разделив трагическую участь с другими вайнахами, были принудительно выселены советским правительством в Среднюю Азию (Казахскую и Киргизскую ССР); ЧИАССР власти упразднили, территория основного проживания ингушей отошла Северо-Осетинской АССР, а на юге — Грузинской ССР; представителей ингушского народа на этих землях фактически не осталось (кроме единичных случаев). В 1957 году ЧИАССР была восстановлена и ингушам разрешили вернуться на прежние места проживания — большинство воспользовались этим и выехали на родину, при этом в Казахской и Киргизской ССР остались небольшие ингушские диаспоры.

Антропологический типПравить

 
Ингуш. Начало XX в.
 
Ингуш. Начало XX в.

Кавкасионский тип (лат. Varietas Caucasia) — северокавказский вариант европеоидной расы[К. 6] имеют народы, обитающие на центральном Кавказе на территории бытования кобанской археологической культуры (сер. II — конец I тыс. до н. э.) и расселения алан (I—XV вв.). Антрополог В. В. Бунак утверждал:

Среди ингушей этот собственный кавказский тип сохранился более чем у кого-либо из других северокавказских народов[17].

Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона, издававшийся в конце XIX — начале XX веков, даёт следующее описание ингушей:

По наружному своему виду ингуш сухощав, строен, среднего роста, с резкими чертами и быстрыми глазами на бледном, смуглом лице; цвет волос по преимуществу чёрный, нос орлиный, движения торопливы и порывисты[45].

Последние данные по гаплогруппам ингушей[46]:

  • J2 — 88,9 %
  • L1с — 2,8—8,5 %
  • J1 — 2,8 %
  • G2a1 — 1,5 %

ИсторияПравить

Древнейшая историяПравить

На основе культур северо-кавказской культурно-исторической общности сложилась древняя культура северокавказских автохтонов — кобанская культура, хронологические рамки которой принято определять XII—IV вв. до н. э.; между тем отдельные памятники датированы и более ранним периодом. В то же время развитие кобанской культуры на Центральном Кавказе продолжалось вплоть до раннего Средневековья[47]. Именно с племенами кобанской культуры принято увязывать этногенез протоингушских этнических групп. В письменных грузинских источниках, описывающих события этого периода, предки ингушей (племена кобанской культуры) известны под этнонимом «кавкасионы» и «дзурдзуки» (дурдзуки), в античных — под именем «махли»[48][цитата не приведена 59 дней].

Возможно, с племенами кобанской культуры связан этноним «гаргареи» («гаргары»)[48], о котором упоминает древнегреческий географ Страбон в своей «Географии» (I век н. э.) как о северокавказском народе, живущем рядом с амазонками[49]. Некоторые авторы, связывая его с ингушским термином «гаргара» («родственный»/«близкий»)[50], отождествляют с самоназванием ингушей — «галгаи»[51][52]. Другой этноним, упомянутый Страбоном — «гелы» («гелай»), рядом учёных так же отождествляется с ингушами (галгаями)[53][54][55][56][57].

В VII веке в известной летописи «Армянская География» упоминаются под этнонимом «кусты»[58].

В грузинских источниках ингуши (галгаи) в форме глигви упоминаются как этноним, существовавший ещё при царствовании правителя Кахетии Квирике III, то есть в XI в[59][60]. В русских источниках этноним «галгай» впервые становится известным во второй половине XVI в. в форме «калканцы», «калки», «калканские люди». Упоминание этого этнонима встречается в статейных списках русских посольств в Восточную Грузию (Кахетию), подробно описывающих как сам путь следования, так и происшествия, случавшиеся по дороге[61].

Средние векаПравить

 
Вооружение средневекового ингушского воина. Найдено в склепе селения Оздиг. Фото 1921 г.

В период раннего Средневековья история ингушей тесным образом связана с северокавказскими аланами и Аланским государством (конец IX — начало XIII вв.)[62], в состав которого они входили (наряду с предками осетин, карачаевцев, балкарцев и чеченцев)[63][64]. По версии ингушских исследователей столица Алании — город Магас находился на территории Ингушетии в районе, охватывающим часть современных городов Магаса, Назрани и селений Яндаре, Гази-Юрт, Экажево, Али-Юрт и Сурхахи, то есть в местности, где расположены многочисленные памятники аланского времени. На обозначенной территории имеется целый ряд аланских городищ. Исследователями отмечено, что многие городища здесь расположены группами или «гнёздами» в пределах видимости. В некоторых из этих групп выделяется, как правило, своими большими размерами, укреплённостью и сложностью планировки одно из центральных городищ, к которому тяготеют менее значительные. «Гнездовое» расположение городищ связывается с сильными родоплеменными пережитками в соответствующем обществе[65]. По мнению В. Б. Виноградова, данный район группы памятников — один из крупнейших на Северном Кавказе[66][67].

В 1238—1240 гг. весь Северный Кавказ был завоёван монголо-татарами и включён в состав улуса Джучи. А в 1395 году объединение алан было окончательно уничтожено в ходе похода на Северный Кавказ Тамерлана, а оставшееся население переселилось в горы. Распад Алании и отток в горы её населения, закрепившегося к востоку и западу от Дарьяла путём строительства крепостей, послужили основой формирования новых этнотерриториальных общностей, что в свою очередь привело к образованию современных северокавказских народов[68].

Селения, расположенные в горной зоне, группировались в основном по локальным ущельям, что способствовало их этнополитической консолидации в обособленные территориальные группы/районы — общества (по-ингушски ингуш. шахьар). К концу XVI в., по всей видимости, уже сложились основные территориальные общества ингушей. Основываясь на данных русских источников XVI—XVII в., называющих несколько территориальных обществ ингушей, делается вывод, что в Ингушетии и в XV в. существовало приблизительно такое же количество политических образований (обществ-шахаров), каждое из которых объединяло несколько селений[69][70].

С запада, начиная от Дарьяльского ущелья, на восток располагались следующие ингушские общества-шахары: Джейраховский (джераховцы; «ероханские люди» — в русских источниках; ингуш. жӀайрахой), Кистинский (Фяппинский, Мецхальский) (кисты, кистинцы; фяппинцы; ингуш. кӀистий, фаьппий), Чулхоевский (ингуш. чулхой), Галгаевский (Кхякхалинский, Хамхинский) (галгаевцы; ингуш. гӀалгӀай, кхаькхалой), Цоринский (цоринцы, ингуш. цхьорой), Аккинский (аккинцы, ингуш. аьккхий), Орстхоевский шахар (орстхойцы, арштхой, орстхой). Южнее их сформировались общества Мержой, Цечой, Галай[К. 7]. Юго-восточнее от Цоринского шахара располагалось общество Мялхи, выше последних, к юго-востоку, небольшое общество — Майстой[71].

Со временем число и границы обществ менялись, это происходило в результате миграционных процессов ингушеязычного населения, в том числе связанных с возвращением ингушей на плоскость (равнину). Они начались довольно рано, уже вскоре после ухода Тимура с Северного Кавказа. Они на самом раннем этапе носили характер отдельных военно-политических акций, предпринимаемых ингушами на равнинных землях с целью противодействия закреплению на них пришлых кочевых народов[68]. Отдельные эпизоды, связанные с этим временем, отражены в одном из ингушских преданий, записанном в XIX в. этнографом Албастом Тутаевым, где фигурируют представители Галгаевского общества Горной Ингушетии[72]. Также народная память сохранила важнейшие эпизоды из событий, связанных с освоением плоскостных земель. В частности, в записанном в горном селении Пхамат И. А. Дахкильговым предании повествуется о том, как собрались именитые мужчины нескольких территориальных обществ горной Ингушетии с целью объединения страны. Собравшиеся постановили, что отныне они все будут именоваться единым именем — «Галга», прекратят распри и начнут организованно выселяться на плоскость[73]. Вероятно, эти события были связаны с освоением земель в верховьях Сунжи и Камбилеевки, где и возникли старейшие населённые пункты ингушей Ахки-Юрт и Ангушт. Колонизация этой зоны, по-видимому, осуществлялась на протяжении XVI—XVII вв. и получила активизацию с дальнейшим продвижением на север, после ухода с Сунжи и Камбилеевки кабардинцев, начиная с 30-х гг. XVIII в[74]. По мнению некоторых авторов, в те годы у ингушей ещё отсутствовало сознание этнического единства и полная этническая консолидация и принятие единого самоназвания произошло значительно позже, в первой половине XX века[31]. Однако, согласно другим учёным, ещё в период второй половины XVI — первой половины XVII в. наименование «галгай» (в русских документах того времени — колки, калки, калканцы) имело широкое значение и, помимо собственно галгаев, распространялось и на другие родоплеменные группы (общества) Горной Ингушетии[32]. В трудах немецких исследователей И. Гюльденштедта, П. Палласа и Ю. Клапрота также сообщается, что ещё в XVIII веке ингуши сами себя называли ГӀалгӀай[34][35][36].

В составе Российской империиПравить

 
План крепости Владикавказ с цитаделью и ингушское селение Заур, 1784 г.
 
Ингушский округ Терской области Кавказского края, 1869

В XVIII веке завершается процесс возвращения ингушей на свои плодородные земли в бассейне Сунжи и Терека. В состав Российской империи ингуши вошли в 1770 году. 4-6 марта 1770 года при большом стечении народа вблизи предгорного аула Ангушт на поляне с символическим названием «Барта-Бос» («Склон согласия») авторитетное представительство ингушского народа из 24 старейшин торжественно принесло присягу. На этом мероприятии присутствовал академик И. А. Гюльденштедт, который описал его в своём труде «Путешествие по России и Кавказским горам»[75][К. 8].

Междуречье Терека и Сунжи, через которое проходила дорога в Грузию, приобретает в этот период стратегическое значение для России. Эта территория была освоена ингушами не позднее конца XVII — начала XVIII века. Согласно данным И. А. Гюльденштедта на берегах рек Сунжи и Камбилеевки было множество ингушских селений. Ангушт являлся центром округа, известного под названием «Большие Ингуши». Переселенцы из «Больших Ингушей» образовали новую колонию «Малые Ингуши», центром которой стало селение Шолхи[76]. В дальнейшем происходит продвижение ингушей к Назрановской долине.

В 1781 году у слияния Назранки с Сунжей выходцами из района Ангушта было основано селение Назрань (Нясаре). Квартирмейстер русской армии Л. Штедер в том же году фиксирует на этой территории ингушскую заставу[77]. Таким образом, в 1781 году Назрановская долина уже контролировалась ингушами[78].

В мае 1784 года в связи с необходимостью устройства надёжных путей сообщения с территорией Грузии у ингушского селения Заур (Заур-Ков) была заложена крепость Владикавказская[79][80][19][81][К. 9]. Владикавказ стал экономическим, политическим и культурным центром ингушей и одним из важнейших городов на Северном Кавказе.

В конце 1840-х годов началось строительство цепи казачьих станиц на равнинной части Ингушетии. Ингуши изгонялись из равнинных сёл в горы и предгорья, на этих территориях основывались казачьи станицы. В 1845 году на месте села Эбарг-Юрт была основана станица Троицкая, а на месте селения Курай-Юрт основана станица Сунженская (переименована в станицу Слепцовскую в 1851 г.). В 1847 году основана станица Вознесенская на месте села Махьмад-Хите, в 1859 году Карабулакская на месте села Илдарха-гала, в 1860 году Фельдмаршальская на месте села Алхасты, Тарская на месте села Ангушт, Сунженская на месте села Ахки-Юрт, в 1861 году Нестеровская на месте села Гажар-Юрт, Воронцово-Дашковская на месте села Тоузан-Юрт, Ассиновская на месте селения Ах-Борзе. В 1867 году хутор Тарский на месте села Шолхи. Также были выселены жители селений, расположенных на Фортанге и Ассе, — Галашки, Мужичи, Даттых и на их месте основаны станицы Галашевская, Даттыхская и хутор Мужичий. Позднее казаки последних трёх станиц выселились из-за непригодности земель для обработки, но земли и лес оставались собственностью Терского казачьего войска до 1918 г. Ингушам приходилось арендовать свою же землю у казаков за плату. В мае 1888 году решением царских властей были выселены ингуши из селения Гвилети (Гелате), расположенного на Военно-Грузинской дороге. В 60 годы XIX века часть ингушей, в большей мере жители ликвидированных сёл, переселилась в Османскую империю[82].

В 1860 году территория Ингушетии образовала Ингушский округ в составе Терской области. В 1870 году Ингушский округ был объединён с Осетинским во Владикавказский округ. В 1888 году Владикавказский округ был расформирован, на месте Ингушского округа был образован Ингушско-Казачий Сунженский отдел. В 1909 году Сунженский отдел был разделён на два округа — Сунженский и Назрановский. По переписи 1897 года в Российской империи численность ингушей составляла 47 409 человек[83].

В СССРПравить

В 1923 году был введён ингушский алфавит на основе латиницы, разработанный Заурбеком Мальсаговым. 1 мая 1923 года вышла первая газета на ингушском языке — «Сердало». Появились новые школы в сёлах Гамурзиево, Базоркино, Яндаре. По-прежнему функционировали мусульманские школы — медресе.

По переписи 1926 года в СССР проживало 74 097 ингушей[84], а по переписи 1939 года их численность составила 92 120 человек[85].

В 1944 г. Чечено-Ингушская АССР была ликвидирована, а ингуши принудительно выселены в Казахстан и Среднюю Азию по обвинению в сотрудничестве с нацистами. Территория Ингушетии была разделена между вновь созданной Грозненской областью и Грузией.

 
Ингуши в депортации: численность «спецпоселенцев»-ингушей по субъектам СССР на 1 января 1953 года
 
Ингуши в депортации: численность «спецпоселенцев»-ингушей по областям республик Средней Азии и Казахской ССР на 1 января 1953 года

В начале 90-х годов осетинская сторона выдвинула версию о том, что «вместо Пригородного района» в состав восстановленной Чечено-Ингушетии в 1957 году были включены Наурский и Шелковской районы Ставропольского края (до 1957 года эти районы входили в состав Грозненской области). Однако передача этих районов Чечено-Ингушетии не может рассматриваться как «компенсация» за Пригородный район[86].

По всесоюзной переписи 1959 года численность ингушей составила 105 980 человек[87].

С момента возвращения ингуши выступали за возвращение отторгнутых территорий, за создание собственной государственности. Апогея эти выступления достигли в 1973 году — на митинге в Грозном, организованном ингушами с требованием возвращения Пригородного района. По данным всесоюзных переписей численность ингушей продолжала расти: так общее число ингушей в СССР в 1979 году составило 186 198 человек[88], а по переписи 1989 года — 237 438 человек[89].

С 1988 года в Ингушетии создаются неформальные организации, появляются различные движения («Нийсхо», «Даькъасте», «Народный Совет»), ставившие своей целью создание ингушской государственности в составе Российской Федерации с возвращением всех отторгнутых во время депортации территорий. Формально ингуши были реабилитированы в правах 26 апреля 1991 года, когда на 1 съезде Верховного Совета РСФСР был принят закон «О реабилитации жертв политических репрессий»[90]. Этот закон стал своего рода катализатором для восстановления исторической и социальной справедливости и для других миллионов граждан бывшего Советского Союза[91].

Новейшее времяПравить

В 1992 году принят Закон «Об образовании Ингушской Республики в составе РФ» (см. Ингушетия). В октябре-ноябре осетино-ингушский конфликт вокруг Пригородного района Северной Осетии перерос в вооружённые столкновения. По данным прокуратуры России за время боевых столкновений в результате конфликта погибло 583 человека (350 ингушей и 192 осетина), 939 человек были ранены (457 ингушей и 379 осетин), ещё 261 человек пропал без вести (208 ингушей и 37 осетин)[92], от 30 до 60 тысяч ингушей были вынуждены переселиться из Владикавказа и Пригородного района в Ингушетию[93].

В 1995 году была основана новая столица Ингушетии — город Магас.

ЯзыкПравить

Запись на ингушском языке старинного ингушского обычая «Шуточное сватовство» («бегаш зоахалол») в начале XX века

Национальным языком ингушей является ингушский. Он относится к нахской группе нахско-дагестанской языковой семьи. Распространён на Северном Кавказе, в основном в Республике Ингушетия, в Пригородном районе и городе Владикавказе Северной Осетии, а также частично в некоторых странах Европы, Ближнего Востока и Средней Азии. По данным переписи населения России 2010 года в России на ингушском языке разговаривают 444 тысяч человек (2010)[94][95].

Ингушский язык является (официальным) государственным языком в Республике Ингушетия.

ДемографияПравить

Ингуши традиционно являются одним из самых фертильных народов РСФСР и РФ. К 1989 году по этому показателю они вышли на первое место среди народов России и сохраняют его по состоянию на 2015 год[96].

ВероисповеданиеПравить

 
Древний ингушский храм Мятсели на горе Мятлом
 
Последний языческий жрец Ингушетии Элмарз-Хаджи Хаутиев

Ингуши являются мусульманами-суннитами. В вопросах фикха придерживаются школы имама Мухаммада аш-Шафии — основоположника шафиитского мазхаба. Также являются приверженцами двух суфийских тарикатов: кадирия и накшбандия[97][98]. До окончательного закрепления ислама у ингушей с древних времён были широко распространены свои традиционные языческие верования, со своим уникальным пантеоном, развитой мифологией и многочисленными культовыми архитектурными объектами. В некоторый период также было распространено и христианство.

ХристианствоПравить

Первые христианские миссионеры, согласно трудам историка Башира Далгата[99], появились в Ингушетии приблизительно в X веке, одновременно с расцветом Грузии, и были грузинами[99]. Христианство распространялось в Ингушетии и Чечне достаточно широко[99], в настоящий момент на территории современных Чечни, Ингушетии и Северной Осетии существует множество археологических, исторических и архитектурных памятников, подтверждающих многовековое христианство среди ингушей в частности, и вайнахов в общем[99]. В исследовании учёного описываются многочисленные свидетельства историков и путешественников раннего и среднего Средневековья, согласно которым, на территории ингушских земель были построены церкви или даже, возможно, монастырь[99]. В частности, согласно свидетельствам российских немцев-учёных Иоганна Гюльденштедта и Петра-Симона Палласа, побывавших в Ингушетии в XVIII в., в церкви Тхаба-Ерды (образце архитектуры IX—X веков[100]) хранились древние документы, написанные, по словам их собеседника-монаха, «золотыми, голубыми и чёрными буквами», что над дверями храма есть надпись «готическими буквами»[99]. Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона, издававшийся в конце XIX — начале XX веков, указывал о наличии среди ингушей христиан и язычников:

Ингуши большей частью мусульмане-сунниты, но встречаются среди них и христиане, и совершенные язычники. Мусульманство водворилось у них не ранее половины прошлого столетия, в древности же Ингуши были христианами, о чём свидетельствуют многие часовни и остатки старинных церквей, которые пользуются у ингушей большим уважением и в которых они совершают жертвоприношения, справляют различные празднества, представляющие собой смесь христианских преданий и языческих воззрений. Особым почитанием пользуются у ингушей человеческие скелеты, находящиеся в каменной будочке близ мст. Назрань; по преданию, скелеты эти принадлежат народу нарт, некогда жившему около Назрани, и оставались нетленными в течение 200 лет, но с приходом русских стали портиться[45].

ИсламПравить

Ислам начал проникать к предкам ингушей ещё в VIII веке в результате военных походов арабов против хазар и алан, пролегавших через Дарьяльский и Дербентский проходы. К этому периоду относится бронзовая фигура орла («Орёл Сулеймана») из башенного поселения Эрзи в Кистинском ущелье горной Ингушетии, вероятно попавшая сюда в виде военного трофея[101] и на сегодня являющаяся древнейшим точно датированным бронзовым изделием исламского искусства[102]. Орёл служил гербом аула Эрзиингуш. «Орёл») и передавался из рода в род старшему члену семьи[103]. А название села Джейрах горной Ингушетии связывается с именем арабского полководца Джарраха ибн-Абдуллаха. Также, предания ингушей связывают распространения среди них ислама с ещё одним арабским полководцем по имени Абу-Муслим[104].

Некоторые исследователи склонны связывать проникновение ислама с пребыванием монголо-татар в плоскостных районах Ингушетии, в особенности с приходом к власти хана Узбека (годы правления 1312–1340), когда исламизация стала вестись более интенсивно. В. Б. Виноградов считал, что ставка хана Узбека находилась в районе современного ингушского селения Плиево, города Карабулак и мавзолея Борга-Каш. Этот уникальный памятник зодчества был построен в 1405–1406 годах[104]. Существует мнение, что здесь может быть похоронен правитель Буракан (Борохан), упомянутый в хрониках «Зафар-намэ» («Книга побед») Низам-ад-дина Шами, являвшегося современником и личным секретарем Тамерлана, и «Зафар-намэ» («Книга побед») Шереф-ад-дина Йезди, жившего в первой половине XV века[105][106].

По другим данным плоскостные ингуши в отличие от горцев-ингушей начинают принимать ислам в XVI веке, а период его широкого распространения падает на XVIII век[107]. По сведениям грузинского географа и историка царевича Вахушти Багратиони ещё в начале XVIII в. часть ингушей, а именно Ангуштское общество, были мусульманами-суннитами[108][109]. Наличие старинных мечетей XVIII—XIX вв. зафиксировано и в горной Ингушетии[110][111].

В первой половине XIX века значимую роль в укоренении среди ингушей ислама оказала деятельность Имама Шамиля. В период Кавказской войны его тарикат накшбандия стал официальной идеологией имамата, так что и некоторые ингушские обществакарабулаки, галашевцы, стали последователями учения имама[112].

КультураПравить

ИллиПравить

Во второй половине XIX века накопленные жанром илли богатые традиции и поэтические средства стали трансформироваться в другие жанры ингушского фольклора. К этому периоду всё активнее заявляют о себе ингушские исторические песни, а некоторая часть героико-эпических песен уже тогда переходит в народные баллады и предания. В конце ХIХ – начале ХХ в. среди ингушей все чаще начинают бытовать песни об абреках, разбойниках, народных мстителях и воинах. Национальными героями того периода, особо почитаемыми в ингушском народе являются[113]:

АрхитектураПравить

   
 
  
 
 

Ингушская архитектура представляет собой древнее искусство возведения ингушами монументальных жилых, оборонительных, культовых и других сооружений, а также совокупность всех данных объектов на территории исторического расселения ингушей, являющихся ярким свидетельством уникальной материальной культуры всего ингушского народа. Различных памятников истории и материальной культуры в Ингушетии насчитывается свыше 3 тысяч объектов, в том числе более 140 целых замковых архитектурных комплексов[115].

Архитектура ингушей издавна привлекала к себе внимание многих учёных. В середине 18 века Вахушти Багратиони отмечал, что ингуши «умеют строить из камня на извести и из них воздвигают дома, башни и укрепления»[116]. Позднее к этой архитектуре обращались Л. Л. Штедер, П. С. Паллас, Ю. Клапрот, М. Ф. Энгельгардт, И. П. Бларамберг, В. Ф. Миллер; уже в советское время — Л. П. Семёнов, Б. Далгат, М. Кегелес, И. П. Щеблыкин, Е. И. Крупнов, М. М. Базоркин, А. И. Робакидзе, А. Ф. Гольдштейн и др.

Наивысший расцвет архитектуры ингушей в Средневековье проявился в башенном строительстве: исследователями особенно выделяются ингушские боевые, полубоевые и жилые башни. Отмечается их преемственность от техники каменного строительства, бытовавшей в горах Центрального Кавказа с древнего периода, в том числе от мегалитических циклопических жилищ на территории древних поселений в Ингушетии: Таргим, Хамхи, Эгикал[117][118], а также Дошхакле, Кхарт и др. Некоторые из них датируются исследователями XIII-XV веками, а наиболее архаичные, сложенные насухо, без использования раствора, из огромных каменных глыб и состоящие зачастую из нескольких камер, датируются периодом, начиная со второй половины II тыс. до н. э[119].

Феномен башенной культуры на Северном Кавказе, как считают исследователи, ярче всего проявился именно в горах Ингушетии, получившей наименование «страны башен»[120][121][122][123]. Именно здесь в количественном и качественном отношениях башенное строительство получило наибольшее развитие. Данный факт, а также этногенетические предания народов, проживающих в этом регионе и многие конструктивные особенности архитектуры, подчеркивающие единство ее происхождения позволяют ряду исследователей считать, что родоначальниками башенного строительства в горной зоне, охватывающей территории современных Ингушетии, Чечни, Северной Осетии и горной части Восточной Грузии, являются ингуши[124][125][126][127][128][129].

В 1931 году украинский путешественник и исследователь писал:

Но из памятников старины, что сбереглось здесь не мало, видно, насколько ингуши талантливые и одарены умением. Эти люди, ничего не знающие в азбуке, в то время, когда Москва ещё была селом, уже строили на скалах высокие каменные башни в 26 и больше метров высотой. Можно сказать, что первые небоскрёбы появились не в Америке, а здесь, в Кавказских горах[130].

А известный советский историк кавказовед Е. И. Крупнов отмечал, что:

«Ингушские боевые башни являются в подлинном смысле вершиной архитектурного и строительного мастерства древнего населения края. Она поражает простотой формы, монументальностью и строгим изяществом. <…> Ингушские башни для своего времени были подлинным чудом человеческого гения, как для нашего столетия новые шаги человека в небо»[131].

СпортПравить

В начале XXI века в Ингушетии стали возрождаться национальные виды спорта. В 2009 г. по инициативе олимпийского чемпиона Исраила Арсамакова в Ингушетии прошли первые «Ингушские игры» — спортивный фестиваль, включивший в себя турниры по различным национальным видам спорта (в том числе поднятие тяжестей, перетягивание каната, метание камня и прочее). Впоследствии фестиваль стал ежегодным.

В 2016 г. во всероссийский реестр видов спорта включено ингушское национальное единоборство «Шод сан лат», воссозданное профессором М.-Г. И. Сукиевым, на основе исторических воинских и спортивных традиций ингушского народа, включающее в себя симбиоз ударной и бросковой техники. Шод сан лат впервые продемонстрирован широкой публике в 1990 году, на конференции по боевым искусствам в Москве. Первая секция открылась в 2013 г., в столице Ингушетии г. Магасе.

Пятеро представителей ингушского народа стали чемпионами Олимпийских Игр:

ПримечанияПравить

Комментарии
  1. В переписи населения в СССР 1926 года имеется не точная информация о численности ингушей. На странице XIII ошибочно указано число ингушей по переписи — 75,1 тыс. человек (правильно 74,1 тыс. человек) и как следствие, не верно вычислен процент населения проживающего в Ингушской АО — 93,1 % (правильно 94,4 %) (Перепись 1926 г., Вып. IV, 1928, с. XIII, XXV, 6-7, 28-29).
  2. Во время Гражданской войны в России эти территории включались в ряд недолговечных политических образований, как пробольшевистских — Терская советская республика (март 1918), Северо-Кавказская советская республика (июль 1918), так и антибольшевистских — Горская республика (ноябрь 1917), Республика Союза Горцев Северного Кавказа (май 1918), Северо-Кавказский эмират (сентябрь 1919).
  3. Коэффициент показывает соотношение результатов переписи 1897 года и переписи 1926 года, где результаты первой переписи брались за 100. Сведения в советской переписи даются для так называемой «чеченской группы» — фактически включающей в себя бацбийцев, ингушей, чеченцев и др. (то есть все нахские народы). В прямых цифрах соотношение именно ингушей выглядело как 47,8 тыс. в 1897 году и 74,1 тыс. в 1926 году. В переписи 1926 года также указывался и коэффициент соотношения носителей чеченского языка — 144,5 для всего СССР и 144,3 для европейской части страны. Однако, следует понимать, что языкознание того периода не разделяло чеченский и ингушский языки, а объединяло их под одним термином — чеченский (сегодня используется термин вайнахские языки); также статистики, для удобства при учёте коэффициента, добавили к носителям вайнахского ещё и носителей бацбийского языка; вместе взятые эти три языка, согласно современной терминологии, называются нахские (Перепись 1926 г., Вып. IV, 1928, с. XIII, XVI, XXIV, XXVIII).
  4. По итогам Всезоюзной переписи населения 1926 года кистинцы Грузинской ССР были учтены как ингуши[42].
  5. Существовала некоторая запутанность в этом вопросе — часть представителей указанных нахских этногрупп считали себя чеченцами, часть ингушами, а часть осознавала себя отдельными нахскими обществами. Например, в переписи в СССР 1926 года кистинцы указывались совместно с ингушами, а в наши дни большинство кистинцев относит себя к чеченцам (Перепись 1926 г., Вып. IV, 1928, с. XXIV).
  6. Термины «Varietas Caucasia» и «Caucasian race» так же используются для обозначения белой расы, введенные немецким ученым Иоганном Фридрихом Блуменбахом, отнёсшим к ней жителей Европы. Название возникло от того, что Блуменбах считал Кавказ первым местопребыванием белого человека, и потому, что племена, живущие в настоящее время на Кавказе, он признавал наиболее чистым и несмешанным типом этой расы (1. Johann Friederich Blumenbach. Biographical details are in Charles Coulston Gillispie // Dictionary of Scientific Biography, 1970:203f s.v. 2. Johann Friedrich Blumenbach. The anthropological treatises of Johann Friedrich Blumenbach, translated by Thomas Bendyshe. 1865. November 2, 2006). До настоящего времени термин Caucasian в английском языке является стандартным обозначением белой расы
  7. Эти общества были близки со смежным обществом Аьккхий, откуда часть орстхоевцев, согласно этногенетическим преданиям, ведет свое происхождение. Возможно, что ранее этноним «аьккхи» распространялся и на часть этих обществ. К аккинцам примыкала и этнотерриториальная группа — Кий (Кей).
  8. Присяга ингушей способствовала установлению дружеских союзнических отношений между Россией и ингушами. Вместе с тем, некоторые авторы считают, что подобные присяги вряд ли стоит рассматривать, как акты включения того или иного народа в состав России. То, что отношения подчинения и подданства русская сторона и её партнеры зачастую воспринимали совершенно по-разному, а также необходимость учитывания различия во взглядах на присоединения к России и на статус пребывания в её составе у русских властей и у присоединённых народов (Блиев М. М. Русско-осетинские отношения. — Орджоникидзе, 1970. — С. 212—215.), даёт основание полагать, что обе стороны восприняли эту присягу как заключение договора о союзе (Долгиева М. Б., Картоев М. М., Кодзоев Н. Д., Матиев Т. Х. 2013. С. 236).
  9. Комендант принял на себя функции координатора в русско-ингушских отношениях. Десятки подлинных документов, исходящих из штабов русских войск, расположенных на Северном Кавказе, отражают тесный и разнообразный характер отношений, установившихся первоначально между ингушами и гарнизоном крепости (Муталиев Т. Х.-Б. 1990. С. 32). Этому способствовало не только серебро, розданное властями «для приласкания горцев» в день закладки крепости, но, в первую очередь, необходимость взаимной поддержки. В помощи солдат гарнизона нуждались ингуши, поскольку расположенные дугообразно вокруг Владикавказской крепости на открытой местности, их селения нередко подвергались нападениям хорошо вооруженных и многочисленных дружин кабардинских и кумыкских владетелей (Муталиев Т. Х.-Б. 1999. С. 175). По первому зову на помощь под стены крепости являлись и ингуши. Это подтверждается рапортами коменданта и другими документами, заполненными именами ингушей. в частности, в них указаны имена старшин селений Заур и Шолхи — Геты и Чоша (РГАДА. Ф. 23. Раз. 23. Д. 13. Ч. 10-а. Л. 111). О доверии друг к другу ингушей и русской военной администрации на Кавказ говорит и то, что в 1786 г. был создан отряд ингушской милиции для охраны крепости Владикавказ. В случае необходимости военному начальству на Кавказе «разрешалось сформировать и большее число войск из ингушей… для действия в их крае» (Бутков П. Г. 1869. С. 173).
Источники
  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 Источник. Дата обращения: 1 января 2023. Архивировано 31 декабря 2022 года.
  2. Полевой Н. Ингушская диаспора в Турции // Ингушетия : газета. — 2020. — 13 августа. Архивировано 13 февраля 2022 года.
  3. Степанова А. «Люди башен»: Как живут ингуши Архивная копия от 13 февраля 2022 на Wayback Machine // Russia Beyond, 03.10.2018
  4. Ingush in Kazakhstan (англ.). // Joshua Project[en]. Дата обращения: 21 февраля 2016. Архивировано 22 сентября 2015 года.
  5. Country: Uzbekistan (англ.). // Joshua Project[en]. Дата обращения: 21 февраля 2016. Архивировано 5 апреля 2019 года.
  6. Хауг В. Демографические тенденции, формирование наций и межэтнические отношения в Киргизии. // Демоскоп. Дата обращения: 30 июля 2015. Архивировано 30 сентября 2012 года.
  7. 1 2 Албогачиева, 2017, с. 4.
  8. Ждут ли Юнус-Бека Евкурова в Европе и коротко об организаторах встречи в Бельгии // Habar.org. — 2012. Архивировано 24 декабря 2018 года.
  9. Евкуров опроверг слухи о силовом возвращении на родину проживающих в Бельгии ингушей Архивная копия от 5 сентября 2022 на Wayback Machine // Ведомости, 25.11.2012.
  10. Цечоев А., Паров А. Об ингушской диаспоре в Турции // Программа «Интервью». ГНТРК «Ингушетия» (2019). Дата обращения: 1 сентября 2022. Архивировано 1 сентября 2022 года.
  11. Алиханов А. Европейские ингуши познакомили жителей столицы Пятой республики с культурой своей Родины // Сердало : газета. — 2021. — 25 октября. Архивировано 24 мая 2022 года.
  12. Муцольгов М. Ингушский правозащитник: Живя в Норвегии, вайнахи строго берегут свои национальные традиции Архивная копия от 2 марта 2022 на Wayback Machine // Regnum, 03.06.2008.
  13. Севрюкова Е. Связанные родством // «Наши лица» : журнал. — 2019. — С. 37.
  14. Всеукраинская перепись населения 2001 года. Распределение населения по национальности и родному языку. // Государственная служба статистики Украины. Дата обращения: 5 декабря 2021. Архивировано 5 ноября 2021 года.
  15. Перепись населения Республики Беларусь 2009 года. Население по национальности и родному языку. // Национальный статистический комитет Республики Беларусь. Архивировано 3 февраля 2012 года.
  16. Распределение населения Латвии по национальному составу и национальности на 01.01.2021. Дата обращения: 15 февраля 2022. Архивировано 7 апреля 2022 года.
  17. 1 2 Бунак В. В. Антропологическое изучение чечено-ингушского народа // «Грозненский рабочий» : газета. — 1935. — 5 июля.
  18. Крупнов Е.И. Средневековая Ингушетия. Москва - НАУКА, 1971
  19. 1 2 Терский календарь, 1895, с. 14.
  20. Катышева М., Озиев М. Сознавать меру ответственности // Трагедия ингушского народа / Сост. Ю. Тангиев. — Грозный: Грозненский рабочий, 1991. — С. 3—35.
  21. Павлова, 2012, с. 26—27.
  22. Чапанов А. К. Общественно-политическая жизнь ингушской эмиграции в Европе // Вестник РУДН. — 2018. — Т. 17, № 1. — С. 198-214. — ISSN 2313-2337. Архивировано 13 января 2022 года.
  23. Сергей Дмитриев. Чтобы мир узнал: в Париже прошёл митинг в поддержку народа Ингушетии // RFI. — 2019. — 18 апреля. Архивировано 2 ноября 2021 года.
  24. Льянова Р. У-М. Ингушская диаспора Ближнего Востока. // Государственная архивная служба Республики Ингушетия (17 июня 2013). Дата обращения: 15 октября 2021. Архивировано 22 октября 2021 года.
  25. Албогачиева, 2017, с. 4 «Общая численность ингушей во всем мире составляет около 1 млн человек».
  26. Дахкильгов И. А., 2007, с. 15.
  27. Царевич Вахушти, 1904, с. 15.
  28. Генко А. Н., 1930, с. 686.
  29. Крупнов, 1971, с. 34.
  30. Хайров Б. А. К вопросу ингушско-шумерских лексических соответствий // История и культура Ингушетии. Вып. 1. — Назрань, 2012. — С. 11.
  31. 1 2 В. А. Шнирельман. Быть аланами. Интеллектуалы и политика на Северном Кавказе в XX веке. — М.: Новое литературное обозрение, 2016. — С. 103.
  32. 1 2 Кушева Е. Н., 1963, с. 65, 66.
  33. Крупнов, 1971, с. 38.
  34. 1 2 Гюльденштедт И. А., 2002, с. 238.
  35. 1 2 Peter Simon Pallas, 1811, с. 176.
  36. 1 2 Julius von Klaproth, 1814, с. 5, 9, 57.
  37. Демоскоп Weekly - Приложение. Справочник статистических показателей. Дата обращения: 1 января 2023. Архивировано 1 января 2023 года.
  38. 1 2 Перепись 1926 г., Вып. IV, 1928, с. XIII, XXV, 6-7, 28-29.
  39. Народность и родной язык населения СССР // Всесоюзная перепись населения 17 декабря 1926 г. : краткие сводки в 10 вып. (1927-1929). — В надзаг. : Центр. статист. упр. СССР. Отд. Переписи. — М. : изд. ЦСУ Союза ССР, 1928. — Вып. IV. — XXIX, 138, [1] с. : табл., диагр., к. — 3000 экз.
  40. Волкова Н. Г. Этнический состав населения Северного Кавказа в XVIII−начале XX века / Гарданов В. К.. — М.: Наука, 1974. — 276 с. — 2300 экз.
  41. Перепись 1926 г., Вып. IV, 1928, с. 72.
  42. Население Закавказья: Перепись 1926 г. Краткие итоги, 1928, с. 8.
  43. Перепись 1926 г., Вып. IV, 1928, с. XIII, XXV, XXVIII, [XXXII], 6-7, 28-29, 79.
  44. Перепись 1926 г., Вып. IV, 1928, с. 76.
  45. 1 2 Ингуши. Брокгауз-Ефрон. Дата обращения: 7 марта 2011. Архивировано 21 октября 2011 года.
  46. Лейла Гагиева. От хромосомного Адама и митохондриальной Евы до наших дней // «Ингушетия» : газета. — 2016. — 24 февраля. Архивировано 2 мая 2016 года.
  47. Великая Н.Н. Этногенез и этническая история // Северный Кавказ с древних времён до начала XX столетия (историко-этнографические очерки). — Пятигорск, 2010. — С. 17.
  48. 1 2 Долгиева, Картоев, Кодзоев, Матиев, 2013, с. 12.
  49. Пиотровский Б.Б. История народов Северного Кавказа с древнейших времён до конца XVIII в.. — М., 1988. — С. 74.
  50. Дешериев Ю.Д. Сравнительно-историческая грамматика нахских языков и проблемы происхождения и исторического развития горских кавказских народов. — Грозный., 1963. — С. 38.
  51. Крупнов, 1971, с. 32.
  52. Adrienne Mayor, 2014, с. 361.
  53. Яновский А., 1846, с. 201.
  54. Карл Кох, 1842, с. 489.
  55. Julius von Klaproth, 1812, с. 643.
  56. Бутков П. Г., 1837, с. 10.
  57. Wahl O. W., 1875, с. 239.
  58. Крупнов, 1971, с. 25.
  59. Джанашвили М. Г., 1897, с. 31.
  60. Долгиева, Картоев, Кодзоев, Матиев, 2013, с. 151.
  61. Богуславский В. В. Славянская энциклопедия: XVII век в 2-х томах. A-M. — М., 2004. — Т. 1. — С. 538—539.
  62. Долгиева, Картоев, Кодзоев, Матиев, 2013, с. 13—14.
  63. Кодзоев Н.Д. История Ингушетии. — Магас-Нальчик., 2011. — С. 89.
  64. «Это Кавказ». Быть аланами. На родство со средневековыми аланами претендуют сразу несколько кавказских народов. Археолог и этнолог Виктор Шнирельман — о том, как загадочные предки влияют на судьбу современного Кавказа // etokavkaz.ru. — 2020. — 22 апреля. Архивировано 26 января 2022 года.
  65. История народов Северного Кавказа, 1988, с. 167.
  66. Виноградов В. Б., 1980, с. 29—31.
  67. Долгиева, Картоев, Кодзоев, Матиев, 2013, с. 118.
  68. 1 2 Долгиева, Картоев, Кодзоев, Матиев, 2013, с. 142.
  69. История народов Северного Кавказа, 1988.
  70. Долгиева, Картоев, Кодзоев, Матиев, 2013, с. 146.
  71. Долгиева, Картоев, Кодзоев, Матиев, 2013, с. 192—193.
  72. Газиков Б. Тутаев А.: Князь // Сердало. — 1997. — № 83, 85-89.
  73. Дахкильгов И. А., Танкиев А. Х., 1991, с. 26—27.
  74. Долгиева, Картоев, Кодзоев, Матиев, 2013, с. 199.
  75. Гюльденштедт И. А., 1809.
  76. Гюльденштедт И. А., 1809, с. 113.
  77. Штедер Л. Л., 1996, с. 192.
  78. Долгиева, Картоев, Кодзоев, Матиев, 2013, с. 238.
  79. Торжество празднованiя 50-летия основанiя г. Владикавказа. // «Терские ведомости» : газета. — 1911. — 5 апреля (№ 75). Архивировано 26 января 2022 года.

    Сегодня мы празднуем 50-летие города Владикавказа. Раньше, на том месте, где ныне расположен г. Владикавказ, существовал ингушский аул Заур, но в 1784 г., по распоряжению князя Потемкина, на месте, где существовал этот аул, для охранения Военно-Грузинской дороги, служившей единственным удобным путем для соединения с Закавказьем, была устроена крепость Владикавказ, а в 1785 г. по указу Императрицы Екатерины II, от 9 мая, в крепости была выстроена первая православная церковь. Как только была устроена эта крепость, часть осетинской народности спустилась с гор и поселилась у стен этой крепости, под защитою местных войск. Образовавшийся осетинский аул стал называться «Капкай», что в переводе на русский язык означает «Горные ворота».

  80. Бутков П. Г., 1837, с. 8.
  81. Владикавказъ. 31 марта // «Терские ведомости» : газета. — 1911. — 31 марта (№ 71). Архивировано 25 января 2022 года.
  82. Долгиева, Картоев, Кодзоев, Матиев, 2013, с. 269—277.
  83. Демоскоп Weekly — Приложение. Справочник статистических показателей. Дата обращения: 28 февраля 2015. Архивировано 4 февраля 2012 года.
  84. Всесоюзная перепись населения 1926 года. Национальный состав населения по республикам СССР. «Демоскоп». Дата обращения: 2 июля 2011. Архивировано 22 мая 2011 года.
  85. Всесоюзная перепись населения 1939 года. Национальный состав населения по республикам СССР. «Демоскоп». Дата обращения: 2 июля 2011. Архивировано 22 июля 2011 года.
  86. Новицкий И. Я. Управление этнополитикой Северного Кавказа С. 100
  87. Демоскоп Weekly — Приложение. Справочник статистических показателей. Дата обращения: 28 февраля 2015. Архивировано 16 марта 2010 года.
  88. Демоскоп Weekly — Приложение. Справочник статистических показателей. Дата обращения: 28 февраля 2015. Архивировано 24 марта 2010 года.
  89. Демоскоп Weekly — Приложение. Справочник статистических показателей. Дата обращения: 28 февраля 2015. Архивировано 16 марта 2010 года.
  90. История Ингушетии. Научное издание. Под редакцией Н. Д. Кодзоева. Магас-Нальчик 2011, С. 451.
  91. Зенькович Н. А. Тайны ушедшего века. Границы. Споры. Обиды. — Олма-Пресс, 2004. — С. 656—658. — 766 с. — ISBN 5-224-04403-0.
  92. Осетино‑ингушский конфликт: хроника событий (рус.), Inca Group "War and Peace" (08.11.08). Архивировано 26 декабря 2014 года. Дата обращения: 17 августа 2016.
  93. Правозащитный центр «Мемориал». Дата обращения: 1 июля 2011. Архивировано из оригинала 4 марта 2016 года.
  94. Ошибка в сносках?: Неверный тег <ref>; для сносок 2010.СРФ не указан текст
  95. Ошибка в сносках?: Неверный тег <ref>; для сносок этнорф2010 не указан текст
  96. Информационный бюллетень «Демоскоп Weekly». Межэтнические различия рождаемости в России: долговременные тенденции. — 2017. — 1–22 января (№ 711–712). Архивировано 2 февраля 2017 года.
  97. Албогачиева, 2017, с. 4—5.
  98. Johanna Nichols. The Ingush (with notes on the Chechen): Background information. Калифорнийский университет в Беркли (February 1997). Дата обращения: 10 февраля 2007. Архивировано 8 декабря 2006 года.
  99. 1 2 3 4 5 6 Далгат, Башир Керимович. Христианство и магометанство в Чечне. Распространение христианства и магометанства среди ингушей. // Первобытная религия чеченцев и ингушей / С. А. Арутюнов. — 1-е изд. — М.: Наука, 2004. — С. 38—52. — 240 с. — 550 экз. — ISBN 5020098353. Архивировано 28 января 2012 года.
  100. Храм Тхаба-Ерды в Ингушетии. Дата обращения: 4 апреля 2011. Архивировано 16 марта 2015 года.
  101. Долгиева, Картоев, Кодзоев, Матиев, 2013, с. 116.
  102. Притула А. Д. Арабские страны Ближнего Востока в средневековье (Египет, Сирия, Ирак). www.hermitagemuseum.org. Государственный Эрмитаж. Дата обращения: 3 января 2022. Архивировано 3 января 2022 года.
  103. Ахриев, 1875, с. 1.
  104. 1 2 Албогачиева, 2017, с. 37.
  105. Газиков Б. Д. К вопросу о маршрутах походов Тимура против «эльбурзцев» // Ингушетия на пороге нового тысячелетия. Тезисы докладов научно-практической конференции 29 апреля 2000 года. — Назрань, 2000. — С. 79.
  106. Долгиева, Картоев, Кодзоев, Матиев, 2013, с. 130-132.
  107. Мужухоев М. Б. Проникновение ислама к чеченцам и ингушам // Археологические памятники Чечено-Ингушетии. — Грозный, 1979. — С. 125–150.
  108. Кодзоев Н. Д. Ингушские населённые пункты: Ангушт / Реценз. к.и.н. А. Х. Матиева. — Назрань: «Кеп», 2020. — С. 16. — 64 с. — ISBN 978-5-4482-0066-3.
  109. Вахушти Багратиони, 1904, с. 151.
  110. Албогачиева, 2017, с. 169.
  111. В горах Ингушетии восстановят древнюю мечеть Архивная копия от 14 сентября 2022 на Wayback Machine // Российская газета, 30.09.2021.
  112. Албогачиева, 2017, с. 39.
  113. Долгиева, Картоев, Кодзоев, Матиев, 2013, с. 204-209.
  114. Газета Ингушетия. Об оперуполномоченном Мустафе Гирееве и абреке Хизире Хадзиеве // Ингушетия : газета. — 2021. Архивировано 4 марта 2022 года.
  115. Агиров, 2021.
  116. Вахушти Багратиони, 1904, с. 152.
  117. Чахкиев, 2003, с. 132—133.
  118. Гадиев, 2016, с. 1.
  119. Чахкиев, 2003, с. 103.
  120. Долгиева, Картоев, Кодзоев, Матиев, 2013, с. 155.
  121. АО ИД «Комсомольская правда». Ингушетия — страна башен. stav.kp.ru. Дата обращения: 23 февраля 2017. Архивировано 21 сентября 2016 года.
  122. Артём Леднёв. Уникальные места России, о которых вы вряд ли слышали: Эгикал. lifehacker.ru. Дата обращения: 23 февраля 2017. Архивировано 23 февраля 2017 года.
  123. Басилов В. Н., Кобычев В. П. Галгай — страна башен // Советская этнография. — М., 1971. — С. 128—134.
  124. Щеблыкин, 1928, с. 280.
  125. Макалатия С. И. Хевсурети. — Тбилиси, 1940. — С. 95.
  126. Крупнов, 1971, с. 149—150.
  127. Гольдштейн, 1975, с. 37, 112.
  128. Долгиева, Картоев, Кодзоев, Матиев, 2013, с. 154.
  129. Пелевин П. История и традиции строительства ингушских башенных комплексов // Фонд «Азан». — 2011. Архивировано 12 марта 2017 года.
  130. Кегелес М. У горах i на полонинах Iнгушетii (укр.). — Харкiв: Пролетар, 1931. — С. 4. — 92 с. — 6000 экз.
  131. Крупнов, 1971, с. 71.

ЛитератураПравить

Щеблыкин И. П. Искусство Ингушетии в памятниках материальной культуры. — Владикавказ: ИИШГИК, 1928. — Т. 1.

  • Эдмунд Спеснсер. Описание поездок по Западному Кавказу в 1836 году. / К. А. Мальбахов. — Нальчик, 2008.
  • Ялхороева М. А. Ингушская диаспора в Турции. — Назрань, 2008.
  • Ялхороева М. А. Ингушская диаспора в Турции и в странах Ближнего Востока // Актуальные вопросы истории ингушей: сборник статей. — Назрань, 2020. — 88 с. — ISBN 978-5-4482-0075-5.
  • Яновский А. О Древней Кавказской Албании // Журнал Министерства народного просвещения. Часть LII. Отд. II.. — СПб., 1846.

СсылкиПравить