Интегра́льный национали́зм (от фр. nationalisme intégral) — авторитарный национализм, рассматривающий нацию как органическое целое и требующий безоговорочного подчинения личности интересам своей нации, которые ставятся выше интересов любой социальной группы, других наций и человечества в целом[1].

Плакат с Бенито Муссолини в Итальянской Восточной Африке, 1935

Толкования

править

Интегральный национализм — один из пяти видов национализма (наряду с якобинским, либеральным, традиционным, экономическим), как определил в 1928 году Карлтон Хейз (англ. Carlton Hayes) в своей книге «Историческая эволюция современного национализма». Шарль Моррас (1868—1952) и Морис Баррес (1862—1923) первыми чётко определили принципы интегрального национализма, который отбрасывал принципы гуманного либерализма как устаревшие и призывал к быстрым решительным действиям ради национальных интересов[2]. Моррас и Баррес, ставшие в 1899 году соучредителями движения «Аксьон франсез», выступали за Францию только для французов, причём для лояльных, коренных французов-католиков.

Шарль Моррас заявлял: «Настоящий националист ставит свою страну превыше всего». Он также проповедовал благодетельность наследственной монархии и католицизма, утверждая превосходство «латинской расы» над другими народами[3][4].

Интегральный национализм характеризуется нелиберальным, тоталитарным подходом к общественным устоям: все граждане, согласно его идеологам, должны подчиняться одним и тем же нормам и правилам и разделять общий энтузиазм, а все личные свободы должны подчиняться идее национализма. При этом интегральные националисты отказываются от сотрудничества с другими нациями[5].

Питер Альтер в своей книге «Национализм» рассматривал «интегральный национализм» в противопоставлении «национализму Рисорджименто» (от итал. il risorgimento — возрождение, обновление — историографический термин, обозначающий период борьбы за политическое объединение Италии)[6]. Если «национализм Рисорджименто» характеризует нацию, стремящуюся создать государство (например, Греция, Италия, Германия, Польша и Сербия в XVII столетии), то интегральный национализм появляется уже после того, как нация обрела независимость и создала государство.

Согласно Альтеру, нацистская Германия и фашистская Италия представляют собой образец интегрального национализма. Интегральный национализм может проявляться в форме радикального экстремизма, реакционной (правой) идеологии и как агрессивно-экспансионистский милитаризм.

Интегрализм как таковой — вера в то, что общество органично, имеет свою социальную иерархию и связано взаимодействием между различными социальными классами. Интегральный национализм порой пересекается с фашизмом и нацизмом, однако имеет естественные различия[7].

Сам Карлтон Хейз считал, что особый, мессианский вариант интегрального национализма расцвёл и в России периода революций 1917 года, впоследствии трансформировавшись в национализм Советского Союза; истоки же интегрального национализма он видел во взглядах Огюста Конта (который видел в качестве основного фактора политической организации силу) и Ипполита Тэна[5].

Интегральный национализм и власть

править

Интегральный национализм проявляется там, где сильный милитаристский дух в ходе борьбы за независимость ещё более укрепляется и общество приходит к выводу, что после достижения независимости для обеспечения порядка, безопасности и жизнеспособности нового государства необходим авторитарный правитель и/или милитаризация государства. Успех освободительной борьбы приводит к возникновению чувства национального превосходства, которое, в свою очередь, может приводить к появлению шовинизма, экстремального национализма или догматического имперского шовинизма. Интегральные государства по своей природе тоталитарны — правительство или государство доминирует в большинстве или во всех сферах общества[8].

По странам

править

Украина

править

После Первой мировой войны украинские националисты в Галиции приняли форму национализма, известную как «интегральный национализм»[9]. Согласно этой идеологии, нация считалась высшей абсолютной ценностью, более важной, чем социальный класс, региональное происхождение, личность, религия и т. п. С этой целью членов Организации украинских националистов призывали «пробивать себе дорогу во все сферы национальной жизни», такие как государственные учреждения, общество, село и семья. Политика рассматривалась как дарвинистская борьба между нациями за выживание, что делало конфликт неизбежным и оправдывало любые средства, которые привели бы к победе своей нации над другими. В этом контексте сила воли считалась более важной, чем разум[10], а война прославлялась как выражение национальной жизнеспособности.

Интегральный национализм стал мощной силой в Европе в 1920—1930-е годы. Концептуализация этой идеи в ОУН была особенной в некоторых смыслах. Поскольку украинцы была безгосударствены и окружены более могущественными соседями, акцент на силе и войне выражался в террористических актах, а не в открытых военных действиях, а незаконность прославлялась. Поскольку у украинцев не было государства, которому они могли бы поклоняться или служить, акцент делался на «чистом» национальном языке и культуре, а не на государстве. Имел место и фантастический романтизм, в котором неискушенное неприятие разума было более спонтанным и искренним, чем циничное неприятие разума немецкими или итальянскими интегральными националистами[11].

ОУН рассматривала Украинскую грекокатолическую церковь как конкурента и осуждала католических лидеров как полицейских информаторов или потенциальных доносчиков, церковь отвергала интегральный национализм как несовместимый с христианской этикой. Конфликт между ОУН и Церковью ослаб в конце 1930-х гг[12].

См. также

править

Примечания

править
  1. Зайцев А. Украинский интегральный национализм в поисках «особого пути» (1920—1930-е годы). Новое литературное обозрение. 2011. № 108. Дата обращения: 4 ноября 2018. Архивировано из оригинала 2 ноября 2018 года.
  2. Руткевич А. М.. Послесловие к эссе О. Шпенглера «Пруссачество и социализм» Архивная копия от 15 января 2008 на Wayback Machine. Журнал «ПОЛИС» («Политические Исследования»), № 12, декабрь 2002
  3. Жан-Поль Пьеро. Опасность Архивная копия от 28 сентября 2013 на Wayback Machine. «L’Humanité на русском», 21.07.2008
  4. Дмитрий Поспеловский: «Тоталитаризм и вероисповедание». Глава 16. «Западная Европа» Архивная копия от 23 марта 2010 на Wayback Machine. Москва: Библейско-богословский институт им. св. ап. Андрея. М., 2003. 655 с.
  5. 1 2 Louis L. Snyder. The New Nationalism. With a new preface by John D. Montgomery. — New Brunswick: Transaction Publishers, 2003 (1st edition — Ithaka: Conell University Press, 1968.) — 388 pp. — PP.48—53.
  6. Risorgimento (Italian history) (англ.). Encyclopædia Britannica.
  7. Charles Maurras (French writer and political theorist) (англ.). Encyclopædia Britannica.
  8. Hans Kohn. Natlonalizm: Its Meaning and History, 1955. Section VI. National & «pan»-movements
  9. Trevor Erlacher. The birth of Ukrainian "active nationalism": Dmytro Dontsov and heterodox Marxism before World war I, 1883–1914 (англ.) // Modern Intellectual History. — 2014-11. — Vol. 11, iss. 3. — P. 519–548. — ISSN 1479-2443. — doi:10.1017/S1479244314000171. Архивировано 11 апреля 2024 года.
  10. Орест Субтельный. Украина: История (англ.). — University of Toronto Press, 1988. — P. 441—446.
  11. Джон Армстронг Украинский национализм. Факты и исследования. / Пер. Юрий Бехтин. — М.: Центрполиграф, 2014. — 368 с. — 2000 экз. — ISBN 978-5-9524-5145-2.
  12. Myroslav Shkandrij. National democracy, the OUN, and Dontsovism: Three ideological currents in Ukrainian Nationalism of the 1930s–40s and their shared myth-system (англ.) // Communist and Post-Communist Studies. — 2015-09-01. — Vol. 48, iss. 2—3. — P. 209–216. — ISSN 0967-067X. — doi:10.1016/j.postcomstud.2015.06.002. Архивировано 16 июня 2022 года.

Ссылки

править