Интервенция (пьеса)

«Интерве́нция» — пьеса в четырёх действиях, двенадцати картинах драматурга Льва Славина, написанная в 1932 году; является одним из классических произведений советской драматургии[1].

Интервенция
Жанр трагикомедия
Автор Лев Славин
Язык оригинала русский
Дата написания 19311932
Дата первой публикации 1932, 1933
Логотип Викицитатника Цитаты в Викицитатнике

История созданияПравить

Свою первую и самую известную пьесу Лев Славин, родившийся и выросший в Одессе, закончил в 1932 году, когда в его активе было лишь несколько рассказов и роман «Наследник», не принёсший автору широкой известности. Осенью того же года под названием «Иностранная коллегия» пьеса была опубликована в журнале «Локаф»[2]. В основу сюжета легли реальные события: оккупация Одессы войсками Антанты в 1919 году и подпольная борьба одесского областного комитета КП(б)У; для антивоенной пропаганды среди иностранных солдат при подпольном обкоме была создана специальная группа — Иностранная коллегия[3]. Возглавлявший Одесский обком Иван Смирнов, он же Николай Ласточкин, послужил прототипом главного героя пьесы — большевика Бродского, член подпольной организации Софья Соколовская превратилась в Орловскую, а француженка Жанна Лябурб — в Жанну Барбье[4].

Позже пьесе было дано более понятное название — «Интервенция»; в 1933 году под этим названием она была опубликована в Москве и впервые поставлена на сцене — в Театре им. Вахтангова[2]. Пьеса, в которой героика и трагизм органично сплетались с сатирой, благодаря яркости характеров и жанровых сцен сразу завоевала популярность и принесла славу драматургу.

На протяжении многих десятилетий «Интервенция» шла на сцене, в 1967 году режиссёру Геннадию Полоке было поручено экранизировать пьесу; однако эксцентричная «Интервенция» Полоки не понравилась не только партийным чиновникам, но и, по некоторым свидетельствам, самому драматургу[4].

Действующие лицаПравить

Бродский, Жанна Барбье, Орловская, Степиков — большевики-подпольщики
Бондаренко — торговый моряк
Санька — восемнадцатилетняя
Мадам Ксидиас — негоциантка
Женя Ксидиас — её сын, юноша
Генерал — командующий силами Антанты на юге России
Полковник Фредамбе — начальник штаба союзного командования
Капитан Филлиатр. Лейтенант Бенуа. Капрал Барбару
Селестен, Марсиаль, Гастон, Жув — зуавы
Али — сенегальский стрелок
Maцко — рабочий помоложе
Левит — рабочий постарше
Филипп (Филька-анархист) — бандит
Мария Токарчук — убийца
Имерцаки — человек с асимметричным лицом
Петя — парень с верфи
Аптекарь
1-й господин петербургской наружности
2-й господин петербургской наружности
Конферансье.
Начальник патруля
Стражник
Партизаны, рабочие, солдаты, матросы, офицеры, белошвейки, артисты, дамы, господа, палачи.

СюжетПравить

Действие первоеПравить

Действите происходит в Одессе, весной 1919 года. На знаменитой лестнице в одесском порту нарядная публика с цветами встречает французский экспедиционный корпус. В толпе встречающих — банкирша Ксидиас со своим 19-летним сыном Женей и его репетитором Мишелем Вороновым; не догадываясь о том, что Воронов в действительности — руководитель большевистского подполья Бродский, мадам Ксидиас жалуется ему, что сын «снюхался с политикой» и вместо того чтобы ходить по притонам, изучает теорию прибавочной стоимости. Здесь же в толпе король одесских бандитов Филипп, он же Филька-анархист, со своими неизменными спутниками — шулером Имерцаки и «мокрушницей» мадам Токарчук — присматривается к мадам Ксидиас, как к своей будущей «пациентке». Большевики-подпольщики Степиков и Бондаренко договариваются с этой троицей о приобретении оружия.

К Жене Ксидиасу, когда он ненадолго остаётся один, подходит Филипп; он знает, что юноша на днях проиграл в железку восемь тысяч рублей, и предлагает ему заработать: сообщить, когда в банке мадам Ксидиас окажется крупная сумма, — Жене он обещает 10 процентов с награбленного; однако юноша отказывается. От Филиппа он случайно узнаёт, что его репетитор — большевик Бродский; между тем союзники за голову большевика обещают 10 тысяч франков.

Французский солдат Гастон, познакомившись на Приморском бульваре с Вороновым, приводит его в казарму. Спор о том, надо ли французам воевать против большевиков, прерывает приближение лейтенанта Бенуа. Он находит в казарме антивоенные листовки подпольщиков, — солдаты Селестен и Жув отказываются сообщить, каким образом они попали в казарму, но Марсиаля лейтенанту удаётся запугать.

Филипп со своей компанией доставляет оружие на судоверфь мадам Ксидиас, где бастуют рабочие; оружие прячут в понтонной бочке. Поскольку забастовка срывает выполнение заказа союзников, на судоверфь, по вызыву мадам Ксидиас, прибывает отряд союзных войск во главе с лейтенантом Бенуа. При личном досмотре у некоторых рабочих находят наганы; Бенуа приказывает солдатам искать арсенал; но его не находят. Селестен и сенегалец Али забираются на понтонную бочку, заглядывают в неё… Али докладывает лейтенанту, что и в бочке оружия нет.

Действие второеПравить

В дом мадам Ксидиас приходит комсомолка Санька; она ищет Воронова. Женя, склонный изображать из себя революционера, своей осведомлённостью в делах Воронова вводит её в заблуждение: приняв Ксидиаса за своего, Санька непозволительно откровенничает с ним. Вернувшийся Воронов-Бродский, отсылает Женю, чьи «революционные» увлечения он не принимает всерьёз, и, осознав, что квартира провалена, спешно укладывает вещи. Санька между тем пришла посоветоваться: группа молодых людей хочет подложить бомбу в штаб союзного командования. Разговор Саньки с Бродским подслушивает мадам Ксидиас; решив, что именно Бродский увлёк её сына революционными идеями, мадам Ксидиас просит «отпустить Женю из коммунистов», даже предлагает деньги, но слишком небольшие по сравнению с той суммой, которая обещана за голову большевика.

Бродский навсегда покидает дом Ксидиасов; Женя и в его уходе, и особенно в напутственных словах («ты взрослый, совершенно сложившийся сукин сын!») находит прекрасный повод отныне не церемониться с ним…

В штабе союзного командования генерал — командующий силами Антанты на Юге России произносит речь перед русскими политическими деятелями. Подсчитав на счётах долги России союзникам, генерал заключает: «Здесь всё наше… Штаны, в которые вы одеты! Женщины, с которыми вы спите!» Мадам Ксидиас, не сторговавшись с Бродским, является к полковнику Фредамбе и сообщает всё, что ей известно о Бродском и Саньке. Чуть позже приходит и Женя Ксидиас: ему нечем выплатить долг и потому, как это ни тяжело для него, он готов сдать друга-коммуниста. Полковник требует сообщников, и после недолгой борьбы с собой Ксидиас сдаёт и Саньку. Но никаких денег за своё предательство не получает: «за этих уже уплачено».

Действие третьеПравить

В кабачке «Взятие Дарданелл» Бродский и Санька ведут агитацию среди матросов. Предатель Марсиаль, ссылаясь на свои дурные предчувствия, просит Саньку покинуть кабачок; однако ни Бродский, ни Санька не понимают причин его тревоги и остаются.

Появляется Филька со своей свитой; в это время артисты исполняют номер «Налётчики»; недовольный Филипп («разве бандиты так поют?») даёт мастер-класс: исполняет песню «Гром прогремел». В кабачке появляется патруль; Бродский помогает скрыться Саньке, но сам уйти не успевает.

Жанна и Али подбирают на улице раненую Саньку и доставляют в аптеку. Оставив её на попечение аптекаря, уходят, чтобы сообщить товарищам об аресте Бродского. В аптеку врывается Женя Ксидиас, похожий на обитателя дна; он хочет покончить с собой и требует яду, но выбирает яд долго и привередливо. Тем временем появляется Филипп со своей компанией; от него Женя узнаёт, что «ограбила» его — получила 20 тысяч за головы большевиков — родная мать, и в конце концов, за приличное вознаграждение, соглашается помочь налётчикам ограбить мадам Ксидиас. Но в аптеку возвращается сенегалец Али, видевший Ксидиаса в кабинете полковника Фредамбе. Женя пытается бежать, но пуля Али его настигает.

Действие четвёртоеПравить

 
Приказ о «разгрузке» Одессы, положивший конец интервенции.[5]. 3 апреля 1919

В камере в контрразведке Бродский готовит товарищей — Жанну и Степикова — к предстоящим допросам: «Следователь сперва будет ласков. Сначала он предложит папиросы. Потом он предложит жизнь. Папиросу, кто очень хочет курить, можно взять, а от жизни придется отказаться». Появляется полковник Фредамбе; он обещает отправить большевиков во Францию, если они согласятся сотрудничать, но разговор не складывается.

К Одессе тем временем приближается Красная Армия; на позициях на подступах к городу Селестен и Жув призывают солдат отказаться от борьбы с большевиками. Взбунтовавшиеся солдаты расстреливают лейтенанта Бенуа и возвращаются в город. Некоторое время спустя на тех же позициях полковник Фредамбе, уже в качестве парламентёра, встречается с руководителем партизанского отряда Бондаренко. Полковник сообщает, что главное командование решило отозвать свои войска с юга России, «дабы уменьшить число едоков в вашей стране», и просит предоставить союзникам 10 дней для эвакуации. Бондаренко предлагает обмен захваченных в плен французов на Бродского, Степикова и Жанну; но все трое уже расстреляны.

Союзники спешно покидают Одессу; в толпе отъезжающих и Филипп со своей свитой, он колеблется: «Власти уходят, власти приходят, бандиты остаются». Но, увидев так и не ограбленную мадам Ксидиас, бросается вслед за ней на пароход. Жув, Селестен и Али остаются в Одессе; они не дезертируют — просто переходят, по словам Селестена, «в другую воинскую часть».

Сценическая судьбаПравить

На протяжении 1933—1937 годов «Интервенция» с успехом шла по всей стране, в том числе и в переводах на языки народов СССР, но затем на два десятилетия была почти забыта. Причиной «забвения» мог стать как характер самой пьесы, слишком яркой и дерзкой для той эпохи, так и то обстоятельство, что выжившие в 1919 году члены Иностранной коллегии были расстреляны в годы Большого террора, в частности Соколовская[4].

Вторую жизнь пьеса Славина обрела в 1957 году, когда целый ряд театров отметил постановкой «Интервенции» 40-летие Октябрьской революции[2]. К её 50-летию, в 1967 году, «Интервенцию» поставил Валентин Плучек в Московском театре Сатиры; спектакль, сохранившийся только в аудиозаписи, шёл на сцене театра на протяжении многих лет, стал одним из лучших спектаклей театра в 1960—1970-х годах и одной из лучших постановок пьесы Славина, в том числе и благодаря звёздному составу исполнителей.

Большой объём пьесы вынуждал режиссёров сокращать некоторые сцены, а то и вовсе опускать, как например не слишком яркую беседу полковника Фредамбе с арестованными большевиками. И наоборот, картина седьмая — в кабачке «Взятие Дарданелл» — нередко раскрашивалась дополнительными эстрадными номерами. Так, в спектакле Театра им. Вахтангова появились не предусмотренные автором «эстрадники»: Жорж Леон и Кэт Арманд. В процессе репетиций «Интервенции» в Театре Сатиры Андрей Миронов, которому досталась небольшая роль Селестена, желая расширить своё присутствие в спектакле, привёл в театр друга семьи Леонида Утёсова; исполненные им популярные одесские песенки времён Гражданской войны понравились режиссёру; в результате в спектакле вместо артистов, исполняющих номер «Налётчики» («В Валиховском переулке»), появились Иоланта Люсьен с шантанной песенкой «Мадам Люлю», её играла Валентина Токарская, и два персонажа в исполнении Миронова: одесский куплетист («Здравствуйте, здравствуйте, здравствуйте вам!») и шансонье Жюльен Папа с песенкой «Любовь — не картошка»[6].

Известные постановкиПравить

ПримечанияПравить

  1. Дымщиц А. О многогранности сатиры // Московский театр Сатиры. 1924-1974 (составитель М. Линецкая). — М.: Искусство, 1974.
  2. 1 2 3 Шнеер А. Интервенция // Театральная энциклопедия (под ред. П. А. Маркова). — М.: Советская энциклопедия, 1961—1965. — Т. 2.
  3. Революция и гражданская война в России: 1917—1923 гг. Энциклопедия в 4 томах. — М.: Терра, 2008. — Т. 4. — С. 133. — 560 с. — ISBN 978-5-273-00564-8.
  4. 1 2 3 Каракина Е. "Интервенция" Олега Сташкевича // Всемирные одесские новости : газета. — Одесса, декабрь 2000. — № 4 (42).
  5. Сотрудник Одесского литературного музея филолог Е. Яворская считает объявление «Разгрузка Одессы» от 3 апреля 1919 специфическим одесским: «Газета „Наше слово“ сообщает о приходе свежих французских войск в Одессу,… а на соседней странице объявление, которое генерал д Ансельм мог написать только под влиянием одесского менталитета: „Союзники считают, что они лишены возможности доставить в ближайшее время продовольствие в Одессу. Поэтому в целях уменьшения числа едоков решено приступить к частичной разгрузке Одессы“» (Е. Л. Яворская. «Над морем Чёрным и глухим…» В кн.: «Где обрывается Россия» Одесса: Оптимум, 2002, стр. 3)
  6. 1 2 Раззаков Ф. Андрей Миронов: баловень судьбы (Часть вторая. Счастливчик с острова невезения. 1967). — М.: Эксмо, 2005. — ISBN 5-699-09612-4.
  7. Интервенция. История. Архив спектаклей. Театр им. Евг. Вахтанова. Дата обращения: 21 мая 2012. Архивировано 22 сентября 2012 года.
  8. Интервенция (недоступная ссылка). Спектакли 1919—1935 гг.. Большой драматический театр имени Г. А. Товстоногова. Дата обращения: 21 мая 2012. Архивировано 10 января 2013 года.