Мейендорф, Иван Феофилович

(перенаправлено с «Иоанн Мейендорф»)
В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Мейендорф.

Ива́н (Иоанн) Феофи́лович Мейендо́рф (17 февраля 1926, Нёйи-сюр-Сен, Третья французская республика — 22 июля 1992, Монреаль, Канада) — протопресвитер Православной церкви в Америке, богослов, патролог, византинист и церковный историк. До 30 июня 1992 года работал деканом Свято-Владимирской духовной семинарии в предместье Крествуд, Йонкерс, штат Нью-Йорк.

Иоанн Мейендорф
John Meyendorff
Jean Meyendorff
Мейендорф, Иван Феофилович.jpg
Дата рождения 17 февраля 1926(1926-02-17)[1]
Место рождения
Дата смерти 22 июля 1992(1992-07-22)[2][1] (66 лет)
Место смерти
Страна
Место службы Церковь Христа Спасителя в Нью-Йорке
Сан протопресвитер
Духовное образование Свято-Сергиевский православный богословский институт
Светское образование Сорбонна, Высшая школа социальных наук
Известен как богослов, патролог, церковный историк
Церковь Православная Церковь в Америке
Награды

Семья и детствоПравить

Принадлежал к аристократическому роду Мейендорфов (Майендорфов), имел титул барона. Отец, Феофил Феофилович, в эмиграции стал художником-портретистом; мать была дочерью видного религиозного деятеля русского зарубежья — Николая Илиодоровича Шидловского. Жена — Мария Алексеевна, урождённая Можайская.

«По рассказам, Иван Мейендорф в детстве был тихим, ученым мальчиком, очень вдумчивым и рассудительным. Его выдающиеся способности отмечали все, кто его знал»[3]. В детстве был пономарём православной церкви, затем иподиаконом митрополита Евлогия (Георгиевского) в Свято-Александро-Невском соборе в Париже.

Образование и учёные степениПравить

Окончил Свято-Сергиевский православный богословский институт в Париже (1949), историко-филологический факультет Сорбонны и Высшую школу социальных наук. Доктор богословия (1958; диссертация посвящена святому Григорию Паламе и защищена в Школе практического богословия Сорбонны). Член-корреспондент Британской академии (1977), почётный доктор университета Нотр-Дам (Индиана, США), Богословского института Епископальной церкви в Нью-Йорке и Санкт-Петербургской духовной академии.

БиографияПравить

В 1950—1959 годах — преподаватель греческого языка и истории церкви в Свято-Сергиевском православном богословском институте.

В 1953 году был одним из организаторов Всемирной федерации православной молодежи «Синдесмос», в том же году был избран её секретарём, в 1954—1964 годах являлся президентом «Синдесмоса».

С 1959 года — диакон, с 22 марта 1959 года — священник, с 1964-го — протоиерей.

В 1959—1992 годах — профессор патрологии в Свято-Владимирской духовной семинарии, которая первоначально располагалась в здании Объединенной богословской семинарии, но в 1962 году она переместилась в пригород Нью-Йорка — Крествуд[4]. Преподавал также в Колумбийском и Фордамском университетах и в Объединённой богословской семинарии, работал в центре византийских исследований Гарвардского университета «Дамбартон Оукс».

Вместе с отцом Александром Шмеманом был активным участником процесса предоставления Северо-Американской митрополии статуса автокефалии, повлёкшего за собой её преобразование в Православную церковь в Америке, в которой отец Иоанн был председателем отдела внешних сношений и членом Митрополичьего совета. Являлся редактором газеты The Orthodox Church. Активный сторонник экуменического движения, был членом центрального комитета Всемирного совета церквей (ВСЦ), в 1968—1976 годах — модератором комиссии ВСЦ «Вера и церковное устройство» (Faith and Order). Был президентом Православного богословского общества Америки, президентом Американской патристической ассоциации, членом Исполнительного комитета США по византийским исследованиям.

В 1976—1984 годах — настоятель церкви Христа Спасителя в Нью-Йорке.

В 1979 году посетил СССР, где встретился со священниками Дмитрием Дудко, Александром Менем, Глебом Якуниным, обсуждая с ними, в частности, вопрос о создании в СССР подпольной духовной семинарии (сам отец Иоанн к подобным проектам относился скептически). Отцу Иоанну на длительное время был запрещён въезд в СССР, а его участие в этой встрече стало предметом резкой критики в советской газете «Труд» 10 и 11 апреля 1986 года.

В мае 1984 года после смерти Александра Шмемана назначен деканом Свято-Владимирской духовной семинарии[5]. Так как должность ректора семинарии была скорее номинальной, то реальное руководство осуществлял декан.

В марте 1990 года был возведён в сан протопресвитера.

1 июля 1992 года ушёл в отставку с поста декана[6], намереваясь посвятить себя только научно-педагогической деятельности. После этого отправился в Россию. «Перед самым отъездом в Нью-Йорк, во время встречи с молодыми священниками на частной квартире, отец Иоанн совсем просто рассказал, что он теперь свободен от прежних должностей в Америке и намерен вернуться работать в сентябре»[7].

Однако ещё находясь в России, он почувствовал недомогание. По возвращении в США, у него был диагностирован рак. Скончался 22 июля 1992 года, похоронен на кладбище в городе Крествуд (США), недалеко от Свято-Владимирской духовной семинарии.

Научная деятельностьПравить

Известный богослов и церковный историк, его труды издавались на 12 языках, в том числе на английском, французском, русском, итальянском, немецком. Автор перевода и критического издания «Триад в защиту священнобезмолвствующих святого Григория Паламы» (2 тт., Лувен, 1959). Значительное влияние на его становление как учёного оказали архимандрит Киприан (Керн) и протоиерей Георгий Флоровский. Полагал, что

для того, чтобы действительно проникнуть в мир Святых Отцов, почувствовать их мысль, узнать, почему они говорили именно так, а не иначе, и что всё это значит для нас — носителей другого менталитета, живущих много веков спустя, в иной культуре, — нам необходимо изучать историю.

Главной темой его научных работ было святоотеческое богословие, в частности учение святого Григория Паламы. По словам епископа Илариона (Алфеева),

о. Иоанн прослеживает православно-христианскую мистическую традицию, истоки которой он видит в раннем египетском монашестве. Основные вехи этой многовековой традиции: «умная молитва» Евагрия Понтийского, «мистицизм сердца» Макария Египетского, доктрина обожения свв. Григория Нисского и Максима Исповедника, учение о боговидении преп. Симеона Нового Богослова, византийский исихазм XIII—XIV веков, средневековое русское монашество, преп. Серафим Саровский и св. Иоанн Кронштадтский в XIX—XX столетиях. Под «православной мистикой» (в отличие от внехристианского или оккультного мистицизма) о. Иоанн понимает «объективное видение Бога человеком», достигаемое святыми на высших ступенях духовного подвига, всецелое приобщение человека к Богу, при котором «божественный свет сияет в самом теле обоженного человека».

По мнению о. Иоанна Мейендорфа,

мистическая направленность является главным отличием восточной богословской традиции от западной: в истории восточного христианства мистическое созерцание Бога и богословие всегда находились в тесном соотношении, никогда не упраздняя друг друга. Поэтому и богословие на Востоке не превратилось в сухую науку, в то время как западное богословие постепенно приобрело схоластический характер.

Также о. Иоанн изучал проблемы византийской христологии, придя к выводу, что христология современных дохалкидонских церквей является продолжением и развитием христологии святого Кирилла Александрийского. В связи с этим он активно участвовал в диалоге между православной церковью и восточными православными (дохалкидонскими) церквами, считая, что «божественная истина может часто выражаться по-разному без нарушения этим разнообразием единства во Христе».

Оценки и наследиеПравить

По воспоминаниям митрополита Илариона (Алфеева),

духовная связь с Россией не прерывалась у отца Иоанна никогда. Однако лишь в последние несколько лет, уже будучи ректором Свято-Владимирской семинарии, он получил возможность регулярно бывать в России, встречаться со священниками и богословами, с учёными и представителями культурной интеллигенции. Он читал лекции в духовных академиях, университетах, проповедовал в храмах, выступал по телевидению. Особенно радовали отца Иоанна встречи с верующей молодёжью, на которую он возлагал главные надежды в «чаемом всеми нами православном возрождении».

Один из его учеников, профессор Александр Дворкин вспоминал, что отец Иоанн

был не только одним из крупнейших патрологов XX века, учёным с мировым именем. Он был исключительным, редким пастырем, душу свою полагавшим за своих овец. Для меня он был в некотором роде эталоном Православия. Он всегда придерживался, как сам то называл, «срединного золотого пути», то есть никогда не уклонялся ни в размытое экуменическое богословие, ни в сектантство, ни в бездумное охранительство, ни в безудержный либерализм, но всегда призывал к трезвению и рассуждению. Это и были главные черты его напряжённой духовной жизни. И при всей его мягкости и деликатности на главном отец Иоанн стоял очень твёрдо и в вопросах принципиальных не уступал никогда. Всегда он был ровным и спокойно-доброжелательным. Раздражённым я видел его лишь несколько раз. И всякий раз его раздражение было вызвано столкновением с ханжеством и лицемерием, которые он действительно не мог выносить.

9—11 февраля 2012 года в Свято-Сергиевском институте в Париже прошла Международная конференция «Наследие протопресвитера Иоанна Мейендорфа — учёного и церковного деятеля (1926—1992)», проведённый чтобы почтить 20-ю годовщину кончины протопресвитера Иоанна Мейендорфа[8].

ТрудыПравить

ПримечанияПравить

ЛитератураПравить

СсылкиПравить