История о плывущих водорослях

«История о плывущих водорослях» (яп. 浮草物語, Ukikusa monogatari; англ. A Story of Floating Weeds) — немой фильм режиссёра Ясудзиро Одзу, вышедший на экраны в 1934 году. Лента получила премию журнала «Кинэма Дзюмпо» за лучший фильм. В 1959 году Одзу снял цветной ремейк этой своей работы — картину «Плывущие водоросли».

История о плывущих водорослях
яп. 浮草物語 (Ukikusa monogatari)
англ. A Story of Floating Weeds
Постер фильма
Жанр драма
Режиссёр Ясудзиро Одзу
Автор
сценария
Тадао Икэда
Ясудзиро Одзу
В главных
ролях
Такэси Сакамото
Тёко Иида
Оператор Хидэо Сигэхара
Кинокомпания «Сётику»
Дистрибьютор Shochiku
Длительность 86 мин
Страна
Язык немой фильм
японский (интертитры)
Год 1934
IMDb ID 0025929

СюжетПравить

Группа бродячих актёров приезжает с гастролями в тихий провинциальный городок. Кихати, руководитель труппы, объявив, что должен посетить своего местного благодетеля, отправляется к Оцунэ, женщине, которая многие годы в одиночку растит их общего сына. Синкити, уже студент, даже не подозревает, кем является беззаботный дядюшка, изредка посещающий их дом. Тайну Кихати узнаёт Отака, одна из актрис труппы, и из ревности хочет рассказать всё Синкити. После того, как это не удаётся, она подговаривает свою младшую товарку Отоки соблазнить юношу. Та успешно воплощает план, однако в ходе его выполнения сама влюбляется в Синкити…

В роляхПравить

О фильмеПравить

Фильм снимался с сентября по ноябрь 1934 года и вышел на экраны токийских кинотеатров 23 ноября того же года[1]. Сохранилась лишь немая версия ленты, хотя первоначально имелся и звуковой вариант. Это был второй случай, после не сохранившегося фильма «До новой встречи» (1932, Mata au hi made), когда Одзу делал и звуковые версии своих немых картин. В фильм была включена дополнительно песня «Путешествие в моросящий дождь» («Сигуратаби»), вероятно для придания картине большей коммерческой привлекательности[2]. Первым же сохранившимся полностью звуковым фильмом мастера является «Единственный сын» (1936).

В «Истории о плывущих водорослях» вновь, как и в фильме 1933 года «Каприз», главным героем является Кихати, но, как объясняет сам режиссёр, это не обязательно тот же человек, у них лишь сходство черт характера[2]. На сей раз Кихати является странствующим актёром. Впервые в фильмах Одзу герой оставляет Токио и ведёт бродячую жизнь, отказавшись от постоянного места жительства, семьи или намерений её завести. И даже заменитель семьи (в данном случае — труппа актёров), в конце концов, тоже распадается. Кихати, герой «Каприза», оставлял Токио, но всё же, не доехав до места назначения, возвращался, влекомый силой гравитации. Кихати в «Истории о плывущих водорослях» был создан Одзу по мотивам американского фильма режиссёра Джорджа Фицмориса «Зазывала» (1928, The Barker), мелодрамы, имевшей успех у японских кинозрителей[3]. По сравнению со всеми другими работами Одзу в этом фильме заметно сильное мелодраматическое влияние. Столкновение в концовке между Кихати и его сыном Синкити взято режиссёром из пьесы японского прозаика Кана Кикути «Возвращение отца»[2].

Кихати, как и многие другие герои ленты, носит кимоно на протяжении всего фильма, что вообще не характерно для ранних фильмов Одзу. В его предыдущих лентах герои не только жили в Токио, но и носили западную одежду. Фильм был подвержен цензуре. После рандеву с Синкити Отоки, придя домой, снимает носки (таби). Это считалось слишком эротичным по тем временам[2].

Именно с этого, довольно удивительного по своей форме, фильма начинает проявляться в работах мастера то, что будет названо «стилем Одзу». Это видно уже с самого начала — с титров: впервые здесь иероглифы поданы на фоне мешковины, что впоследствии стало обычным в его лентах. Здесь также применена низкая постановка камеры (впоследствии также у маэстро это будет регулярным), сюжет протекает медленно, но с хорошим прогрессом, добавлены некоторые комичные моменты в драматическом по сути повествовании. Много общего с его более поздними фильмами, только камера здесь более подвижна.

Это фильм, который был хорошо принят. Хотя некоторые причисляют его к моей «серии о Кихати», я с этим не согласен, потому что герои по имени Кихати, как правило, имеют лишь общие черты. В тот период все в моём окружении работали со звуком, в то время как я подвис на немом кино. Тем не менее, с 1932 года в течение трёх лет подряд мои немые, включая и эту картину, были выбраны лучшими фильмами по версии журнала Kinema Junpo. Однако мне не должно было повезти и на следующий год.

Ясудзиро Одзу[2]

ПримечанияПравить

СсылкиПравить